28 сентября 2016г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ

Нестерова Ольга
Опубликовано 01:01 06 Января 2000г.
В один из роддомов Западного округа Москвы доставили молодую женщину - прямо со свалки, где она собралась рожать. Паспорта при ней нет. Приезжая - то ли с Украины, то ли из Молдавии. Выяснить не успели - начались роды. Едва оправилась - написала заявление: "Полностью отказываюсь от родительских прав"... Ушла, не взглянув на ребенка. От мамы со свалки ему остался врожденный сифилис.Я все допытывалась у главврача: бывают ли случаи, когда мать, одумавшись, возвращалась за новорожденным? "Нет, не припомню. Правда, несколько лет назад залетная роженица также легко отреклась от сына, а два-три года спустя приехали издалека родственники: где мальчик, что с ним?.. Но не в больнице же до сих пор..."О том, на что обрекают своих брошенных детей матери-"отказницы", - беседа с президентом Независимой ассоциации детских психологов и психиатров Анатолием СЕВЕРНЫМ.

- Анатолий Алексеевич, многие врачи и медсестры в родильных отделениях говорят, что могут безошибочно определить младенца, который появился на свет "нежеланным". Будто бы с первых минут он ведет себя иначе, чем любимые чада: плачет тихо, безропотно подчиняется процедурам, даже глядит обреченно.
- Тут много эмоций, но наблюдения в принципе верны. Существует такая область науки - для нас сравнительно новая - микропсихиатрия, которая занимается изучением внутриутробной и младенческой психики. Исследования подтверждают: "нежеланность" ребенка - тяжелый патологический фактор. Ведь как вынашивается такая беременность?.. Будущая мать, зачастую девчонка 14-15 лет, в ужасе узнает, что "залетела". Пробует на себе все известные способы избавления: сидит в кипятке, поднимает тяжести, прыгает со шкафа... До последнего скрывает страшную тайну от родителей - словом, девять месяцев непрерывного стресса. В итоге плод не только физически травмирован, но в 70 процентах случаев - и психически. Мать и дитя остаются единым организмом, даже когда перерезана пуповина. Дети, рожденные от нежеланной беременности, становятся группой особого риска по психической патологии и требуют чрезвычайного внимания. Им трудно родиться здоровыми. Они недоношены, ослаблены, подвержены аллергиям... Хорошо, если такого "отказного" усыновят сразу в роддоме - детская психика способна компенсироваться в нормальных условиях. Если же попадет в Дом ребенка - беда. Эта система и здорового способна превратить в калеку.
- В сомовском Доме ребенка под Воронежем нянечка удивлялась: почему ночами малютки кричат во сне "мама" - даже те, кто никогда ее не видел. Этому есть объяснение?
- Ну мамами в сиротских учреждениях зовут практически всех, кто там работает. Только имя добавляют: мама Света, мама Валя... И, кстати, когда вместо одной мамы их много, у ребенка происходит серьезная сшибка в голове. В генетической памяти должна быть одна родительница - та единственная, которая и поцелует, и погладит, и поругает. Пусть даже шлепнет, но его индивидуально. Без такого контакта ребенок эмоционально деформируется. И интеллектуально - тоже. Ведь вся информация поступает ему от матери. Нет ее - и многое нарушено, сдвинуто. Потому-то в сиротских домах обычно дети до трех лет не говорят и вообще малоподвижны. Лежат себе - что, кстати, удобно обслуживающему персоналу.
Специалисты по микропсихиатрии пришли как-то в Дом ребенка, к слову, "образцовый", и предложили свою помощь. Целыми днями возились с малышами, играли, разговаривали, хлопали, топали. Месяца через три работники детдома сказали: "Вы нам мешаете. Вам-то что - позанимались и уходите домой, а они требуют продолжения игр. Но у нас же нет возможности возиться с каждым". Увы, это так.
- Вы хотите сказать, что хороших детдомов вообще нет?
- И не может быть по определению, пусть там даже каждый день кормят шоколадом и золотые работники. (Действительно, среди них - масса самоотверженных людей.) Но это все равно клетка, точнее - казарма, где каждую минуту ты на виду. Чтобы побыть в одиночестве - это ведь необходимо и маленькому человеку, - он закрывает ручонками глазки и раскачивается, словно убаюкивает себя...
А главное, в этих домах ребенок не может развиваться нормально - для этого нужна семья, там отставание от сверстников запрограммировано. Факты таковы: после четырех лет, проведенных в сиротских учреждениях, по свидетельству самих же работников, 90 процентов детей нуждаются в психокоррекционной помощи. Потом медико-педагогическая комиссия распределяет их в интернатную систему: примерно 4 процента - в обычные "нормальные" учреждения, большинство - в специальные, для умственно отсталых, относящиеся к Минобразования. Ну а те, у кого глубокие нарушения психики, направляются в интернаты Минтруда и социального развития. Попавшие в эту систему останутся в ней уже навсегда.
- И какой тут процент?
- Убийственный! Треть от всего числа так называемых социальных сирот. Их, по официальным данным, в стране - 600-700 тысяч.
- А выход?
- Весь мир давно понял, что казенный дом - не для ребенка. За какие провинности держать его в тюрьме? Ему нужна семья - приемная, опекунская, любая. Некоторые страны вообще ликвидировали интернатную систему. Оставили только заведения для тяжело больных, где максимум 30 воспитанников. У нас - до 300.
В США, если ребенок лишается вдруг родителей, ему в течение суток (!) социальные работники обязаны найти "замещающую" семью. Это закон. А знаете, сколько приемных семей в нашей большой Москве? Шесть или семь.
- Но в Самаре, например, ликвидируют дома ребенка, поощряя развитие приемных семей.
- Действительно, там сумели переломить систему. А вот во всей стране не удается. Хотя общество уже подошло к пониманию, что семья - единственное спасение социальных сирот. И государству это экономически выгоднее. Приемным родителям, опекунам оно выплачивает на воспитание ребенка по 1200 рублей в месяц, а детдомовец обходится в 3500. Правда, непосредственно на его нужды уходит четверть, остальное "съедает" содержание обслуживающего персонала. Умножьте эту сумму на 600 тысяч сирот плюс средства на строительство все новых детдомов... Большие деньги - а результат плачевный.
- Почему же мы продолжаем идти неэффективным, тупиковым путем?
- Потому что существует система, задача которой - самосохранение. Чтобы отдать деньги опекунам, надо забрать у интерната. Чиновникам крайне невыгодно отпускать детей в семьи. Их зарплаты и льготы напрямую зависят от количества сирот...
- Есть, наверное, и другая причина. До недавнего времени мы были уверены в государстве: оно не бросит, воспитает.
- Это миф, кстати, распространенный как раз среди мамаш-отказниц. Чтобы с легкой душой и без укоров совести снять с себя "обузу". Государство не воспитает. Оно еще может накормить, обуть, одеть, но семью не заменит. Интернатная система полностью себя изжила и сегодня просто вредна для общества. За подтверждением можно обратиться в Генпрокуратуру. По ее данным, из 15 тысяч выпускников "нормальных" интернатов спустя год пятая часть попала на скамью подсудимых, треть стала бомжами, 10 процентов покончили собой... А из вспомогательных интернатов 80 процентов выпускников оказались в криминальной среде. Бывших детдомовцев насилуют, выкидывают из квартир, вовлекают в банды... Потому что никто не подготовил их к самостоятельной жизни, не научил разбираться в людях, даже трудиться... Вот вам плоды государственного воспитания в цифрах. А в лицах мы, врачи, видим ежедневно.
Сейчас под диспансерным наблюдением психиатров растут около 144 тысяч подростков, 64 процента из них с диагнозом "олигофрения" (умственная отсталость). Мы занимаемся лечением этих детей, то есть устраняем психические последствия. Но надо другое. Во-первых, чтобы ребенок оставался при матери...
- Как же это сделать, если она ни видеть, ни слышать его не хочет?
- Мы разбирались в 208 случаях отказа от новорожденного. Формулировка обычно обтекаемая: в связи с семейными обстоятельствами или тяжелым материальным положением. Но разговоришься - и понимаешь: главная причина - социальная незащищенность молодой женщины, которая "нагуляла" ребенка. Несовершеннолетние мамаши - те просто боятся, что их выгонят из дома вместе с ребенком. В России нужны специальные кризисные центры для рисковой группы таких беременных. Создавать для них благоприятную моральную обстановку, работать с семьями, чтобы те изменили отношение к будущему внуку или внучке, поддержали дочь. На Западе, например, организуют даже хоры беременных, для которых подбирается репертуар, благотворно действующий на плод. Существует масса приемов, способных разрядить ситуацию, угрожающую отказом от материнства. Но заниматься этим должны специалисты - психологи и психиатры.
Процентов 40 "отказниц" (по крайней мере в Москве) - приезжие, часто действительно без средств к существованию. И им общество в состоянии помочь. В Петербурге, например, открыли родильный дом для неимущих. Женщина может прийти сюда еще до родов, подготовиться. Новорожденного в течение года будут обеспечивать питанием, медикаментами, вещами.
- Допустим, не смогли специалисты убедить женщину не бросать ребенка...
- Но и в этом случае надо помочь ей избежать агрессии. А ребенку обрести новую семью. Во Франции действует "закон икс". Женщина может прийти рожать, не называя своего имени, и также анонимно отказаться от ребенка.
- Как вы сами относитесь к "отказнице"?
- Профессионально. Как к жертве, которая сама множит несчастных. Но, наверное, сколько существует человечество - столько иные матери бросают своих детей. И тут два выхода: либо новорожденных в резервацию, то есть в детдом, либо раздать по семьям, что является для них единственным спасением.
- Но реально ли это в нынешних социально-экономических условиях?
- Если государство этим займется, то - да. Нужны специальные организации - не коммерческие, а общественные, которые бы заранее подбирали и готовили приемные семьи. Те, что сложились к сегодняшнему дню, - в основном "самоучки". А им необходима помощь профессионалов. Ведь есть случаи, когда год спустя приемная семья возвращает ребенка в сиротское учреждение - не справилась. И не потому, что плохи родители - просто поблизости не оказалось ни врача, ни психолога, ни дефектолога... Мучались в одиночку, скажем, с пятью детьми - и сдались.
- На все это нужны немалые средства.
- Отсутствие денег - тоже миф. Сколько их бездарно вбухивается в интернатную систему - я уже говорил. Даже если только эти средства передать на профилактику социального сиротства - уже великое дело. Интернат не заменит семью. Даже не вполне благополучную.
Мы вот работали в интернате для умственно отсталых детей. Тут нормально кормят, много игрушек. Ребенок откровенно рассказывает: отец-пропойца, мать била, гуляла... "А чего тебе хочется?" - "Домой". Это не поддается логическому объяснению, но из сытого интерната дети убегают в семью, где вместо хлеба предпочтут купить водку. У выпускника спрашиваю: "Что станешь делать после экзаменов?" - "Найду маму". Значит, и в отношении этих семей пора заменить карательные меры, которые применяет к ним государство (а именно: лишение родительских прав), помощью. За последние пять лет численность детей, отобранных у лишенных прав родителей, выросла втрое. Может, хватит пополнять армию социальных сирот, которая складывается из "отказных", отобранных у родителей и искореженных интернатами?
- Как-то писатель Анатолий Приставкин, разыскивая в деле преступника хоть какие-то причины для прошения о помиловании, обнаружил в его биографии строку: "найден на помойке". Это ли не довод для помилования? - вопрошал он. Вы согласны?
- Спорный аргумент. Помилование - тоже нарушение закона, только высшей властью.
Что же касается комплекса брошенного ребенка, то, безусловно, у человека на всю жизнь остается вопрос: "За что?.."


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.