06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИКОЛАЙ КАРАЧЕНЦОВ: ПОКА ОБХОЖУСЬ БЕЗ ДУБЛЕРА

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 06 Января 2001г.
На традиционном ежегодном Рождественском теннисном турнире в Петербурге актер Николай Караченцов - едва ли не самый популярный участник. Хотя среди игроков встречаются и другие именитые люди искусства, политики, бизнеса. Но Караченцов настолько азартен в игре, так переживает за каждое потерянное очко - и при этом не актерствуя, все искренне, - что любо-дорого смотреть!Из восьми турниров "Эльга" в четырех Николай вместе со своим постоянным партнером Игорем Джелеповым дошел до финала. Дважды они в финале побеждали. Неплохой результат для любителя-самоучки.

- Давно играете в теннис? - спросила я у народного артиста России. - И почему именно этот вид спорта выбрали для активного отдыха? Дань моде?
- Когда я впервые взял в руки ракетку, о моде на теннис, массовых занятиях им даже мечтать не приходилось. Мне было лет 13-14, это конец 50-х. Поехал летом в Дом отдыха Малого театра под Москвой. Там оказались неплохие корты. Вот и приобщился. Первым моим учителем стал Пров Садовский - популярнейший актер Малого, король эпизода, которым восхищался сам Остужев! Но дальше чисто любительских занятий у меня в теннисе, к сожалению, не пошло. Еще я увлекался прыжками в воду. Был даже чемпионом СССР среди воспитанников спортшкол! Но потом мама уехала на два года в командировку в Монголию, естественно, взяла меня с собой, и с надеждами на успехи в большом спорте пришлось распроститься. Тем не менее детские спортивные увлечения не пропали даром, здорово помогают мне в актерской профессии. Я с детства настолько привык к тренировкам, что без них уже просто не могу. Каждый день у меня начинается обычно с гимнастики - с перекладины, эспандера... Регулярно подтягиваюсь, отжимаюсь, гнусь. Хожу в фитнес-центр, что рядом с нашим театром, - там великолепные тренажеры.
- Один ходите или с коллегами-ленкомовцами?
- Знаю, что здесь регулярно занимаются Андрей Соколов, Дмитрий Певцов, Станислав Жихарев, молодые артистки театра. Кто когда может, тогда и приходит тренироваться, график-то жизни и работы у всех индивидуальный, в зависимости от занятости в спектаклях, киносъемках.
- Нет желания последовать примеру Ефима Шифрина, увлекшегося несколько лет назад атлетической гимнастикой и ставшего культуристом?
- В моей профессии поддерживать хорошую физическую форму необходимо, но "качать" мышцы рискованно - это может закрепостить двигательный аппарат, и актер будет выглядеть "зажатым".
- В кино в сценах драк, фехтования, скачек обходитесь без дублеров?
- Пока - да, все сам делаю. Мне это интересно и еще вполне по силам. С удовольствием вспоминаю съемки в фильме "Человек с бульвара Капуцинов". Порезвились там с ребятами на славу, придумывая разные забавные трюки.
- В тренажерный зал вы ходите, как я поняла, один. А кто ваши постоянные партнеры на теннисном корте?
- Постоянных нет в силу специфики профессии. Никогда загодя не знаю, смогу ли сегодня вечером или завтра днем поиграть. Можете представить, в каком ритме я живу, если уже 12 лет не был в отпуске и несколько месяцев кряду не знал выходных. Все время - репетиции, спектакли, киносъемки, концерты. Если же образуется вдруг пара свободных часов, срочно начинаю договариваться насчет кортов, ищу кого-то, кто смог бы составить компанию.
- Ваше имя постоянно в титрах телепередач и кинофильмов, на театральной и концертной афишах. Не боитесь, извините, "примелькаться"?
- У артиста много работы не бывает! Конечно, профессионал не может не думать о том, как не повторить себя, вчерашнего, не стать всеядным. Но, с другой стороны, природа лицедейства такова, что актер обязан всегда находиться в творческой форме, то есть работать, работать и работать. Нельзя сидеть и ждать, когда дадут большую и важную роль, ведь ее могут дать лет через десять... Рискуешь провалиться, если эти десять лет ничего не делал. Это - азбука.
- Среди ваших работ есть, наверное, такие, которыми лично вы не очень довольны, а критика, зрители считают их удавшимися. И наоборот.
- Чтобы действительно безукоризненно сыграл - такое редко бывает, очень редко. Многое тут зависит от партнеров, от режиссера-постановщика.
- Ну режиссер у вас в "Ленкоме" замечательный - это уже всеми признано!
- Да, Марк Анатольевич Захаров задал в нашем театре очень высокую планку требовательности. Даже если вдруг у кого-то дурное настроение или плохое самочувствие и что-то не получается, все равно есть черта, ниже которой опускаться нельзя, не имеешь права. Так мы в "Ленкоме" все приучены.
- А от чего лично у вас может быть плохое настроение?
- Да от чего угодно: заболел кто-то из родных или друзей. Или в магазине нахамили... Но приходишь в театр, готовишься к спектаклю, потом выходишь на сцену и - играешь! Все остальное, не связанное с театром, перестает в те часы существовать.
- Марк Захаров не ругает вас и ваших не менее знаменитых коллег, в частности, Александра Абдулова, Александра Збруева, когда разбегаетесь по разным антрепризам?
- Если антрепризный спектакль плох, собран "на живую нитку", только чтобы заработать деньги на популярных именах, - очень сердится. Но таких спектаклей с нашим участием я не припомню.
- Желание самому что-то поставить не возникает?
- Я по природе своей прежде всего - актер. Мне нравится лицедействовать.
- Мне рассказывали, что любимая роль у вас - это граф Резанов из легендарного спектакля "Юнона" и "Авось".
- Роли как дети - все любимые. Потому что в каждую вложил всего себя. И еще в роль обязательно нужно влюбиться, иначе ничего не получится. Что касается "Юноны", это была этапная работа. Не только для меня, но и для "Ленкома". Вспомните: 1981-й год. Театр носит имя Ленинского комсомола. И вдруг - рок-опера. Со сцены поют молитвы в ритмах этого самого рока. Настоящая революция!
- Говорят, людям творческим, чтобы профессионально расти, нужно регулярно, как минимум раз в пять-семь лет, менять театр, режиссера, имидж...
- Менять "Ленком" на какой-то другой театр мне совсем не хочется. У нас лучший театр в стране! А с режиссерами я и так работаю очень разными - и в театре, и в кинематографе: с Глебом Панфиловым, Аллой Суриковой, Владимиром Бортко...
- Во время репетиций в театре и на съемочной площадке вы с постановщиками дискутируете?
- Дискутирую? Да иной раз до скандалов доходит! Но это все, как говорится, рабочие моменты. Что-то хорошее, дельное может родиться только в доброжелательной творческой атмосфере.
- Вы еще и поете...
- Когда только пробовал себя в этом жанре, со всех сторон неслось: "Куда лезешь, тоже певец нашелся, с твоим голосом скрипучие колеса смазывать..." Я и сам понимал, что "не Паваротти". Спасибо композитору Геннадию Гладкову. Это он вывел меня на путь песенный. У нас в театре был такой хороший спектакль - "Тиль". Тогда на сцене впервые появились микрофоны, музыкальная аппаратура. В театр были приглашены педагоги по вокалу, которые занимались с нами. Спектакль прошел на "ура". Вскоре после его премьеры меня пригласили сниматься в фильме "Собака на сене". Музыку к этому фильму писал все тот же Гладков. В одной из сцен мой герой должен был петь серенаду у балкона любимой. Мне представлялось: ночь с цикадами, на балконе - Она, у него - нежный красивый тенор... Гладков предложил: пой сам. "Нет, - отвечаю, - я могу только провопить, на лучшее не способен". Оказалось, это как раз и требуется для роли. После того фильма я совсем обнаглел: пою при каждом удобном случае и не только с кино- или телеэкранов, но и с эстрады. В том числе песни таких знаменитых композиторов, как Александра Пахмутова, Андрей Петров, Ян Френкель.
- Я вас и на сцене Большого театра видела, правда, в записи, на видео...
- Год назад тогдашний худрук Большого Владимир Васильев организовал Новогодний бал московских театров. Пригласил и меня, попросив спеть "Аллилуйю" из "Юноны" и "Авось". Мое выступление пришлось аккурат на полночь. Помнится, стою на сцене, где пел сам Шаляпин, танцевала сама Уланова, смотрю в зал, на сидящих там знаменитых музыкантов... Незабываемо!
- Актеры часто собираются вместе на праздники?
- За всех отвечать не берусь, а в "Ленкоме" обычно собираемся только на гастролях - там больше свободного времени и вся труппа, как правило, в сборе. Организуем капустники, отмечаем всевозможные даты.
- То есть "оттягиваетесь", как сейчас говорят, по полной программе?
- Ну это кто как привык. На гастролях тоже ведь работаем. Я сам с удовольствием выпью в свободное время. В театр же никогда пьяным не приду - ни спектакль играть, ни на репетицию. Хотя слышал, что меня уже чуть ли не в алкоголики записали. Как-то прибегает моя гримерша, что-то уж очень взволнованная, рассказывает сквозь рыдания: какая-то женщина подошла к ней около театра: "Очень, мол, люблю актера Николая Караченцова, жаль только, спивается он, что ж не поможете ему?" Сам я на подобного рода слухи обо мне не обижаюсь. Что поделать: профессия такая - публичная, вот публика и судачит.
- Вообще же у вас имидж человека общительного и веселого. Во время застолий, в дружеских компаниях вы, наверное, всегда тамада?
- Марк Анатольевич Захаров любит повторять: если человек слишком много шутит за столом, слишком обращает на себя внимание, возникают сомнения в том, что он хороший артист. Очень точно замечено. Актер подсознательно всегда бережет себя вне сцены. А то на спектакль его может просто не хватить.
- Но любимый тост у вас, надеюсь, есть?
- Конечно. Звучит он так: "За здоровье!" Будет оно - будет и все остальное.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников