10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЧАЙКА", НО НЕ ПО ЧЕХОВУ

Павлова Александра
Статья «"ЧАЙКА", НО НЕ ПО ЧЕХОВУ»
из номера 023 за 06 Февраля 2001г.
Опубликовано 01:01 06 Февраля 2001г.

ПРОЛОГ
Казалось бы, ничто не предвещало бури. Совсем недавно самое главное предприятие

ПРОЛОГ
Казалось бы, ничто не предвещало бури. Совсем недавно самое главное предприятие древнего города Углич - часовой завод "Чайка" отметил свое 60-летие. С 1990 по 2000 год завод прошел типичный российский путь - от приватизации до создания на базе бывшего производственного объединения "Чайка" обособленных юридических лиц. Все лето 1998 года завод стоял, задолженность по зарплате превысила 6 месяцев.
БАНКРОТСТВО
В ноябре 1998 года на предприятии вводится внешнее управление. Его управляющим становится человек из команды заместителя губернатора Ярославской области Артура Сазонова - Борис Калугин. ООО "Фирма внешних оформлений "Чайка" была объявлена банкротом. За счет грамотного управления финансами и активами предприятия под руководством исполнительного директора Сергея Перетятько удалось погасить не только активную кредиторскую задолженность, но и рассчитаться с долгами предприятия по зарплате, произвести капитальный ремонт всех основных фондов. В результате в мае 2000 года "Чайка" вышла из процедуры банкротства в рекордно короткие сроки.
СДЕЛКА
После этого была заключена сделка по продаже бизнеса. Для расширения ассортимента продукции и закупки оборудования требуются немалые средства. Единственное решение в данной ситуации - привлечь инвестора. Покупателем стало ОАО "Угличский часовой завод "Чайка", в создании которого приняли участие иностранный инвестор - фирма "Темтекс компани лимитед" (получившая пакет в 48 процентов акций), Угличский муниципальный округ (44 процента) и физическое лицо (8 процентов). По условиям сделки иностранный акционер в течение трех лет должен был инвестировать в предприятие 2 миллиона долларов. А в качестве компромисса второй акционер - администрация города настояла на том, чтобы генеральным директором ОАО было назначено их доверенное лицо - Б. Калугин, к слову, никогда раньше не работавший в часовом бизнесе. Поэтому практически всей управленческой и хозяйственной деятельностью завода по-прежнему занималась исполнительная дирекция под руководством Сергея Перетятько.
КОНФЛИКТ
Сразу после празднования юбилея (ноябрь 2000 г.) иностранный инвестор, который должен был с января начать вкладывать деньги в "Чайку", внес предложение о снятии Калугина с должности генерального директора, поскольку не хотел рисковать, вкладывая капитал в предприятие, откуда уходят профессионалы. Такая постановка вопроса не устроила администрацию города в лице мэра Элеоноры Шереметьевой. Возникли разногласия между владельцами акций. Результатом нескольких экстренных собраний акционеров и давления со стороны представителей власти стали поправки в уставе ОАО. Теперь решение о снятии с должности гендиректора могло приниматься не простым большинством голосов, а тремя четвертями. После чего Калугин меняет структурную схему управления предприятием таким образом, что исполнительный директор Перетятько и коммерческий директор Конаныхин лишаются реальных полномочий. В ответ они подают заявления об увольнении. Работники отдела продаж и внешних связей поступают так же. Выручка завода резко падает, и "Чайка" находится на грани остановки. Начальники цехов и сбытовики направляют письменное обращение к мэру города с просьбой убедить уволившихся вернуться.
ПРОТОКОЛ N6
13 ноября мэр Э. Шереметьева собирает у себя в кабинете акционеров - представителя "Темтекса", председателя Управления муниципальным имуществом М. Калашникова (представлял интересы администрации как акционера) и С. Конаныхина (в качестве представителя интересов частного лица). Там же присутствовали руководители местных силовых структур, председатель городской Думы, Б. Калугин и С. Перетятько. В результате было найдено компромиссное решение: по собственной инициативе полномочия Калугина как генерального директора досрочно прекращаются и таковым назначается Перетятько. К 1 марта Калугин обязан был постепенно передать свои полномочия вновь назначенному директору.
И тут появляется неожиданное "но"... Мэр Шереметьева настаивает на том, чтобы сохранить Калугину "лицо руководителя", протокол собрания не оглашать и передать его единственный экземпляр на хранение губернатору Ярославской области А. Лисицыну. На следующий день Элеонора Михайловна с председателем Думы передали конверт с оригиналом протокола лично в губернаторские руки, объяснив, что за ценный документ там лежит.
Здесь бы и закончиться истории, но неожиданно Калугин без каких-либо согласований подписывает "странный" договор с некоей компанией на поставку заводу электроэнергии. И вновь приступает к кадровым перестановкам. Так на "Чайке" сложилось двоевластие. Решив, что дальнейшее опасно для жизнедеятельности предприятия, Перетятько издает указ о своем вступлении в должность на основании решения собрания и протокола N6. Тут-то и выясняется, что злополучный протокол пропал. Перетятько пишет официальные письма как мэру города, так и ее заместителям, в которых просит предоставить "Чайке" находящийся у губернатора области протокол. Но к удивлению, получает ответ, что никакого протокола нет и не было. Следствием этого в городской суд поступают исковые заявления межрайонной прокуратуры и лично Б. Калугина в защиту интересов акционера (УМИ) и физического лица - бывшего гендиректора. Причем последний еще и потребовал в качестве возмещения за причененный моральный ущерб 100 тысяч рублей.
СУД ДА ДЕЛО
Наш корреспондент до начала суда пыталась связаться с мэром города, дабы прояснить ситуацию с точки зрения власти. Однако секретарь отослала меня к заму, который якобы в курсе, поскольку сама Шереметьева "находится в отпуске". Николай Городецкий, заместитель главы города, узнав, по какому поводу беспокоит столичная пресса, тут же "подвел" свое руководство, сказав, что мэр на месте, у нее переговоры с предпринимателем. Местный прокурор также отправился в отпуск, а его заместитель, по словам секретаря, "находилась меж судом и администрацией".
Впервые пришлось присутствовать на таком судебном заседании, больше походившем на урок в младших классах. Судья тщательно выговаривала фразы, поправляя и "уточняя" ответы "нужных" свидетелей. По сути, выяснялся вопрос - был или не был этот злополучный протокол общего собрания акционеров о назначении генерального директора Перетятько. Свидетели со стороны Калугина говорили, что нет. А господин М. Калашников, председатель управления муниципального имущества (УМИ), заявил, что, действительно, его вызвали в кабинет мэра и дали подписать какой-то документ, но его якобы не разрешили посмотреть. Документ он подписал, поставив еще и печать УМИ. Позже несколько других свидетелей заверили уважаемый суд, что сего господина поставили в известность, о чем идет речь. На суде был зачитан и официальный ответ администрации города, что никакого протокола не было. Но нашлись и такие, кто не стал скрывать, как было дело, не побоялся противостоять власти. Правда, теперь у них возникли серьезные проблемы. Но это уже другая история.
Свидетельские показания председателя Думы и местного руководителя ФСБ о наличии протокола N6, который мэр своими руками убрала в сумочку, не дали возможности объявить документ фикцией. Но... признав его наличие, суд решил признать собрание акционеров нелигитимным со всеми вытекающими последствиями. Оказывается, не собрание это было вовсе, а просто совещание у мэра. Калугин в должности восстановлен, у Перетятько изымают печать. Конаныхин вновь увольняется. Делом "Чайки" теперь уже займется областной суд.
ЭПИЛОГ
Грустно то, что власть участвует в переделе собственности не всегда открытым путем, используя не право, а административные ресурсы. Но в борьбе за предприятие забывают о людях, которые работают на производстве. За январь выручка упала на 50 процентов, продажа - на 40 процентов. Похоже, это начало конца...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников