05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОКА НЕ ПРОЗВУЧИТ СВИСТОК

Павлова Ольга
Опубликовано 01:01 06 Февраля 2004г.
Наш первый разговор с Михаилом Швыдким проходил на высоте 10 тысяч метров - тогда мы возвращались из Астаны, где он вместе с президентом Владимиром Путиным открывал Год России в Казахстане. Потом был Киев, где министр, опять же вместе с главой государства, закрывал Год России в Украине.

- Какой резон в этих масштабных дорогостоящих мероприятиях, Михаил Ефимович? Франция, например, отказывается от них.
- Во Франции в этом году еще будет Год Китая, затем Год Бразилии. А потом они прекращают эту практику. Но мы скорее говорим о терминах. Помните старый анекдот: вам "шашечки" или ехать? Можно называть "Годом", можно не называть, но когда в течение 10 - 15 месяцев во Франции проходит до 100 наших мероприятий, то по существу - это активное присутствие русской культуры. Очень успешно прошел Год России в Германии - мы сломали стереотипные представления о России, я бы даже сказал, в европейском сознании. Потому что через русские выставки, концерты, спектакли, кинофестивали прошли около 10 миллионов человек. Многие из них приезжали из Франции, Британии, Нидерландов... Россию перестают воспринимать как страну катастроф или страну, где, скажем, преследуют свободную прессу. Да, эти темы остаются, но они как бы вытесняются на периферию крупными культурными событиями.
- То есть культура выполняет роль контрпропаганды?
- Нет, конечно, просто она укрупняет, расцвечивает портрет России.
Для нас, как это ни прагматично звучит, каждый Год культуры - это увеличение инвестиций, повышение рейтинга доверия к стране, увеличение числа людей, которые хотят сюда приехать. Каждый Год - это яркое присутствие России в контексте мировой культуры.
- Но все-таки пришли времена рыночных отношений. Творческие коллективы, имеющие коммерческий успех, могут гастролировать и без Министерства культуры...
- Верно. Эстрада сама себя возит, собирает залы, массовая литература тоже самостоятельно пересекает границы. Но ни один коммерсант не повезет оркестр Федосеева, Театр кукол Образцова и даже театр "Сатирикон" в страны СНГ. А если повезет, то заломит такие цены, что мало кто сможет на них пойти. Поэтому нужно участие государства. Страны должны предъявлять друг другу именно высокую культуру. Вообще, для нашего министерства приоритеты не на Западе, а в СНГ.
Конечно, всем известно, что отношения между Россией и бывшими республиками разные, не всегда ровные. Иногда просто обостренные. Но не должно быть так: немного поругались с Грузией или Белоруссией - все, сворачиваем культурные отношения! Это самое глупое, что может быть. Культура не должна быть заложницей политики. При этом хорошо бы помнить: национальные культуры, только начавшие возрождаться в постсоветский период, требуют к себе уважения и признания их равенства с нашей духовной неповторимостью. Вряд ли нам стоит занимать позу старшего брата и постоянно доказывать, какие мы великие. И не надо бояться экспансии западной массовой культуры. Русская культура все перемелет...
- А советскую культуру разве перемолола? По всем каналам в праздники - советские фильмы, в галереях - выставки соцреалистов, по радио - старые "песни о главном"... Что это за ренессанс?
- Очень сложный вопрос. Она ведь в самом деле была - великая советская культура. И этим величием опровергала Камю, который сказал: свободная пресса бывает хорошей или плохой, а несвободная - только плохой. Но советская культура была, она вбирала в себя и Булгакова, и Шолохова, и Шостаковича, и Дунаевского.
- Ну да, кого проглатывала, кого выплевывала...
- Она была разнообразной - были и фильм "Цирк", и "Архипелаг ГУЛаг". Это все парадоксы, феномены закончившегося советского стиля. Но говорить, что мы - наследники советского искусства, я бы не стал. Когда я смотрю, как крутят по праздникам старое кино, то считаю - здесь некая обманка, ведь многие дети думают, что "Кубанские казаки" - это есть история Советского Союза. Надо признать, у нас действительно некритическое отношение к старому кино. Сам иногда "западаю" на что-нибудь советское.
Может, еще и поэтому нужны "годы" культуры. Ведь и казахи, и украинцы все еще воспринимают нас не как свободных российских граждан, воссоздающих духовность, вбирающую в себя все возможные наследия - дореволюционное, советское, диаспорное, "метропольное"... Нет, они все еще видят в нас носителей прежде всего советской ментальности. И в этом мы сами виноваты. Как говорится, надо больше работать над новым образом.
- Кстати, о работе. Ваши критики наверняка заметят: легче пропагандировать наше искусство за рубежом, чем создавать нормальную жизнь работникам культуры, особенно в провинции...
- Лично у меня есть внятное понимание того, что задача N1 для Министерства культуры - это изменение системы заработной платы. Сегодня в семи учреждениях культуры, которые получили президентские гранты, зарплата солиста балета, музыканта приближается к европейской. Ситуация в федеральных театрах и музеях тоже вполне приличная. Библиотеки и музеи в провинции - вот там очень тяжело.
- Где выход? Помощь социально ответственного бизнеса?
- Да, может быть. Мы сегодня стараемся на один бюджетный рубль привлекать девять рублей местных или спонсорских. Тем не менее бизнес будет социально ответственным тогда, когда таковым будет государство, когда оно будет удовлетворять минимальные запросы. Я считаю, например, что с учреждениями культуры надо переходить к договорным отношениям. Ведь сегодня многие из них получают деньги просто за то, что они существуют. Да, получают гроши, нищенствуют. Государство должно заключать с ними договор о том, что делает, какие функции выполняет учреждение культуры. В каком случае - просто хранит коллекцию.
- Как это просто хранит? А просвещение?
- Конечно. Просвещение, развитие в людях творческого начала - задача, если хотите, государственная. Если у нас не будет примерно 20 процентов творчески креативного населения, то над страной всегда будет нависать некая угроза. И я говорю не о художественном творчестве - о креативно мыслящих политиках, инженерах, ученых... У нас, например, с Министерством образования разные подходы к художественному образованию. Там считают, что воспитывать художников можно в университетских округах. А я говорю: чтобы звучал оркестр Гергиева, надо, чтобы 10 тысяч школьников пошли в музыкальные школы.
- Вы использовали модное словечко "креативность". А вообще культура сильно отстает по части внедрения в нее достижений научно-технического прогресса?
- Стараемся, чтобы не отставала. Например, создаем электронный каталог музейного фонда России.
Меня очень беспокоят библиотеки. Понимаете, в стране 38 миллионов населения живет в селе. Города с населением больше 200 тысяч и мир поселка или села - это два разных мира. Безусловно, необходимы структурные перемены. Когда мне говорят: почему вы не пополняете книжные фонды сельских библиотек, я отвечаю: это неэффективно. На самом деле нужно создавать на селе информационно-культурные центры, которые были бы связаны с Интернетом, могли бы входить в электронный каталог хотя бы областной библиотеки. Созданием таких центров мы сейчас и занимаемся. Одна из наших задач - обеспечить людям доступ к качественной и современной информации. Нужны библиотеки нового поколения. Поэтому я хочу, чтобы мы дожали этот тяжелый и во многом затратный проект...
- Михаил Ефимович, вернемся к диалогу культур. Да, в самые сложные времена культура способна сближать народы. Но существуют и межкультурные конфликты. Пример тому - история с коллекцией, вывезенной из Германии капитаном Советской армии Виктором Балдиным в 1945 году. Спор давний и продолжается до сих пор. А вопрос один - возвращать коллекцию Германии или нет? Многие политики, деятели культуры считают, что отдавать нельзя. Иосиф Кобзон, став председателем Комитета Госдумы по культуре, сразу же вспомнил об этой истории и, похоже, вашей позиции не разделяет. Критиковали вашу позицию и СМИ, в том числе "Труд". Вы по-прежнему за то, чтобы коллекцию вернуть?
- Да, конечно. И мы ее возвратим. Иосиф Давыдович не первый парламентарий, выступающий против возвращения коллекции. Со мной яростно спорил и Николай Губенко. Так яростно, что дело было передано в Генпрокуратуру. Министерство культуры неизменно выступало за возвращение коллекции Германии, поскольку она была вывезена незаконно, без надлежащего оформления и в связи этим не подпадает под действие закона о перемещенных ценностях. Но хочу подчеркнуть, что никогда, с самого начала переговоров, даже не предполагалось передавать эту коллекцию безвозмездно. Мы всегда ставили вопрос о том, чтобы значительная часть рисунков из нее осталась в России. Об этом мои оппоненты почему-то умалчивают.
- Зато ваши оппоненты не забывают при любом случае критиковать вас за то, что на телеэкране слишком часто мелькаете - "шоуменствуете". Может, не стоит министру такие поводы своим критикам давать?
- Господи, я уже столько раз по этому поводу отвечал! Хорошо, почему, когда, скажем, мэр Москвы изобретает пчелиные ульи и двигатели внутреннего сгорания, это заносится ему в достоинства. А когда министр культуры ведет программу "Культурная революция" или "Театр + ТВ", - такое почему-то вызывает у некоторых священный ужас. Порадую их еще больше. Сообщаю: в ближайшее время собираюсь запустить новую программу: "История ХХ века в шлягерах".
- О чем это?
- Вы задумывались, почему, например, "Бесаме мучо", написанная в 41-м году, стала мировым хитом? Такой милый пустячок.
- "Целуй меня крепче... утром я тебя покину".
- Да, но вышла, как говорил Аркадий Гайдар, песня очень даже военная. Почему-то весь мир зацепила. Выходит, попала в какой-то нерв человечества. Или другой пример. Только ленивый не топтался на фразе "Что ж ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня?". А "Подмосковные вечера" поют повсюду до сих пор. Интересно понять то общее, над чем плачут и академики, и кухарки.
- И все же не многовато ли для министра? Может, вы готовите площадку, зная, что уйдете из правительства после выборов президента?
- Нет, не думал об этом. Я человек в этом плане примитивный - делаю, что должно, до свистка. Дают свисток - начинаю думать, что дальше. "Культурная революция" кормит и может кормить еще - не в доходах дело.
В низовой культуре есть тайна, которую хочется разгадать. Знаете, Чехов не любил Ибсена. Говорил, что в его пьесах совсем нет пошлости. Человеческая жизнь таит в себе определенную пошлость, потому что мы физиологичны. Как он работает, этот таинственный магнит массовой культуры - вот что хочется понять.
А если я уйду из министерства, то хотел бы делать не эту программу. Я думал об эстрадно-политическом шоу, забаве в стиле русского лубка. Представьте, лубочный взгляд на верхнюю жизнь. И тогда уже это не власть и народ. А люди на ярмарке...
Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников