08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОПТИМИСТЫ БЕЗ ГРОША В КАРМАНЕ

Крон Сергей
Опубликовано 01:01 06 Февраля 2004г.
Обычно, когда режиссеры работают над этим произведением, то не понимают, почему Чехов хотел, чтобы это непременно была комедия, ведь финал-то трагический: усадьба продается за долги, ее обитатели разъезжаются, а сад вырубается. Эта загадка мучает не одно поколение постановщиков, и каждый из них решает ее по-своему.

В спектакле Алексея Бородина молодая энергия артистов бьет ключом и нет ни уныния, ни пессимизма. Но самое главное, в нем создан (художником Станиславом Бенедиктовым) образ прекрасного сада, гибнущего под топором новых хозяев жизни. Этот сад в виде белых воздушных покрывал, освещенных ярким светом, буквально обступает зрителей, сидящих не в зале, как обычно, а непосредственно на сцене, на расстоянии вытянутой руки от артистов. А во втором акте спектакля еще появляются маленькие, игрушечные деревья. И когда приходит пора отъезда бывших хозяев дома, то деревца грузят вместе с мебелью на телегу и увозят в неизвестном направлении, скорее всего на свалку.
Алексей Бородин оказался одним из тех немногих режиссеров, который на примере классической пьесы сумел показать, как бездумно в России уничтожается то, что создавалось веками, как губится природа, а вместе с ней исчезает гармония, и человек становится грубым, беспощадным. Ведь это не только проблемы нынешней экологии, но и проблемы, связанные с духовностью грядущих поколений, получающих в наследство вместо цветущих садов помойку. Поэтому, когда Аня, пытаясь утешить свою мать, говорит: " Мы насадим новый сад, роскошнее этого", - зрители усмехаются, поскольку им известно, насколько "облысела" и замусорилась земля за прошедшие сто лет.
Удивительно, как изменяющееся время влияет на зрительское восприятие чеховских героев. Если, скажем, лет десять назад, публика видела в Лопахине "нового" русского и поэтому относились к нему с предубеждением, то теперь сочувствуют ему, понимая, как нынче непросто быть честным в бизнесе. Ибо Ермолай Лопахин в исполнении Ильи Исаева, конечно же, порядочный человек. Ведь не случайно Раневская включает его в свою "свиту" и не стесняется просить у него деньги взаймы. В отличие от знаменитого спектакля Анатолия Эфроса, поставленного им на Таганке, в котором Владимир Высоцкий играл влюбленного купца, сдувающего пылинки с порочной и красивой Любови Андреевны в исполнении Аллы Демидовой, здесь в молодежном и намека нет на любовный флирт.
Кстати, в постановке Бородина Раневская Ларисы Гребенщиковой совсем не похожа на женщину-вамп, она скорее напоминает маленькую беззащитную птичку, которую легко обидеть. Поэтому в спектакле все ее жалеют: Лопахин, падчерица Варя, 17-летняя дочь Аня, но больше всех - Фирс. Этот старый слуга, умирающий вместе с вишневым садом, как никто другой понимает: человек, лишенный своих корней, погибает подобно дереву, и никакой Париж не сможет спасти Раневскую, куда она уезжает к своему любовнику, зная, что 15 тысяч рублей ярославской бабушки надолго ей не хватит.
Такое легкомыслие достойно осуждения, но режиссер не думает этого делать и всего лишь иронизирует по поводу чрезмерной прыти довольно уже немолодой женщины. Кстати, вначале Антон Павлович хотел сделать из Раневской комическую старуху, но потом, когда стало известно, что ее будет играть в Художественном театре его жена Ольга Книппер, то омолодил героиню. Из-за этого психологические акценты поменялись, но скрытый юмор все-таки остался.
Именно в этом спектакле я обратила внимание на обилие комических образов. Тот же Гаев (Юльен Балмусов), расфуфыренный "павлин", словечка в простоте не умеющий сказать. Шарлотта Ивановна (Маргарита Куприянова) - молодящаяся гувернантка, напоминающая заводную куклу, из которой так и "сыплются" разные фокусы. Конторщик Епиходов (Евгений Редько) - "тридцать три несчастья", со своими скрипучими сапогами и рассуждениями доморощенного философа. Добродушный помещик Симеонов-Пищик (Сергей Серов), глотающий горстями чужие таблетки и постоянно одалживающий деньги. Все они бедны, как "церковные мыши", но полны оптимизма и продолжают надеяться. Хотя на что - непонятно. Вот этот абсурд русской жизни, когда у людей уже ничего нет кроме иллюзий и веры в прекрасное будущее, которые при этом продолжают веселиться, - и составляет главный смысл постановки Бородина.
Впервые за долгие годы я поняла, как можно в комическом ключе "прочитать" эту пьесу, не искажая ее смысла, а значит, и откликнуться на пожелания автора: весело говорить о серьезном.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников