04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗВРАЩЕНИЕ ГРИГОРОВИЧА

Вместе с Юрием Николаевичем над постановкой работали в качестве балетмейстеров-репетиторов

Вместе с Юрием Николаевичем над постановкой работали в качестве балетмейстеров-репетиторов Регина Никифорова и Наталья Бессмертнова, а также нынешний художественный руководитель Большого балета Борис Акимов. Продирижировал премьерой давний творческий партнер Григоровича Павел Сорокин.
- Шесть лет я не переступал порога Большого, - сказал Юрий Николаевич на встрече с журналистами в дни премьеры. - Не видел за это время ни одного спектакля театра. Хотя сам работал очень много. Где только не ставил спектаклей, от Якутска до Рима!.. Возобновить "Лебединое" в Большом меня попросили министр культуры Михаил Швыдкой и нынешние руководители театра - Геннадий Рождественский и Геннадий Иксанов. Я с радостью принял их предложение...
Дополнительной интригой события в Большом стало приглашение Юрием Григоровичем на главную роль Одетты-Одиллии балерины Анастасии Волочковой, которой театр накануне отказал в продлении контракта. Однако искусство молодой артистки произвело на Юрия Николаевича "столь глубокое впечатление", что он даже поставил участие Волочковой в спектакле непременным условием своего сотрудничества с ГАБТом.
Однако пора рассказать и о самом спектакле. Конечно, двадцать минут овации после первого представления говорят сами за себя. Но вот мнения специалистов разделились...
Ирина Дешкова, балетный критик:
СМЕРТЬ ОДЕТТЫ
Аплодисментами и криками "браво!" в Большом театре завершилась премьера "Лебединого озера". И хотя все внешние атрибуты первого представления - от поклона постановщика об руку с исполнителями до нового шикарного буклета - были соблюдены, возникало ощущение, что не сам балет, а нечто иное является причиной столь шумного торжества.
На самом деле премьерой нынешнее "Лебединое" можно назвать лишь с большой долей условности. Ведь этот спектакль, впервые показанный на сцене ГАБТа в 1969 году, почти три десятилетия не сходил с театральной афиши. Правда, его рождение едва не стоило Григоровичу - в то время главному балетмейстеру Большого - карьеры. Увлеченный идеей нового прочтения партитуры Чайковского, Григорович совместно с художником С.Вирсаладзе создал спектакль, далекий от традиционной балетной сказки. То была мрачноватая философская притча о власти рока и о двойственности человеческой натуры, заканчивавшаяся трагическим финалом.
Не удивительно, что подобное толкование известного балета вызвало раздражение у комиссии Министерства культуры во главе с Е. Фурцевой, принимавшей спектакль. Григоровичу было предписано внести изменения: герои не имели права гибнуть, а обязательный атрибут соцреализма - восход красного солнца в финале - должен был подтверждать идею победы добра над злом.
Хореограф учел "пожелания" высоких инстанций. В таком подкорректированном цензурой виде "Лебединое озеро" предстало перед зрителями, став причиной исчезновения из репертуара ГАБТа классической версии одноименного спектакля в редакции А. Мессерера.
Прошло немало лет, и В. Васильев, заняв пост художественного руководителя Большого театра, первым делом убрал "Лебединое" Григоровича, чтобы поставить свое. Кто мог представить, что ситуация вскоре вновь будет переиграна с точностью до "наоборот".
Возвращение Мастера в Большой, в труппу, часть которой не так давно взбунтовалась против него, а теперь с готовностью ловит каждое слово, словно это слово небожителя, обретение хореографом прежнего влияния, - это, разумеется, не могло быть обставлено банально. "Лебединое озеро", поданное как главная балетная премьера сезона, стало актом, подтверждающим реальность этого возвращения.
Казалось, судьба предоставила постановщику уникальный шанс не только вернуться в театр "на коне", но и доделать то, что не удалось в редакции 1969 года. В свой прежний спектакль хореограф вставил несколько сцен, сделав новый, хотя и не очень убедительный как сценарно, так и хореографически, финал - то ли смерть, то ли исчезновение Одетты.
Труппа, расслабившаяся при прежнем руководстве, была вынуждена старательно репетировать, дойдя до почти забытого состояния "седьмого пота". Но привело ли это к желанному результату?
Вспомним: все прежние премьеры балетов Григоровича становились моментом открытия новых "звездных" имен Большого. Так было, но, к сожалению, этого не случилось теперь. Дуэт А.Волочковой и А.Уварова с удивительной легкостью разрушил замысел хореографа, превратив философскую притчу о душе и вечном стремлении человека к идеалу в незамысловатую второсортную мелодраму. Погрузить зрителя в размышления о высоких материях не удалось. Уваров, озабоченный своей внешностью ничуть не меньше, чем ученически точным исполнением движений, был бесконечно далек от душевных мучений своего героя. И как ни старался Н. Цискаридзе, танцевавший Злого гения, ему так и не удалось обратить на себя внимание Принца, явно страдающего нарциссизмом. Как и полагалось во все времена всем балетным принцам, Уваров картинно откидывал голову, прижимал руки к груди, с готовностью используя весь арсенал актерских штампов вековой давности. Смотреть на него было так же скучно, как и на его красивую партнершу. Пожалуй. Самой эффектной стороной партии Одетты-Одиллии у Волочковой стали костюмы. Обратило на себя внимание и то, что Одетту балерина танцевала с почти закрытыми глазами. Большое новаторство... Вероятно, в погоне именно за ним оказались утерянными одухотворенность, богатство нюансов, пластическое своеобразие движений - все то, что делало две центральные женские партии "Лебединого озера" хореографическим шедевром.
Виталий Вульф, искусствовед:
БЕЛЫЙ ЛЕБЕДЬ БЫЛ ОЧЕНЬ СЕКСУАЛЕН
Я очень волновался эти дни. Люблю Юрия Николаевича, видел его замечательные работы в Уфе, Краснодаре, Варшаве, Генуе... Но не думал, что новая постановка явит столь грандиозный масштаб. Это одна из самых больших удач Григоровича, поистине имперский спектакль. В нем много нового, и не только в сюжете.
Конечно, очень заинтересовала Волочкова. Это балерина со сложной судьбой, как у многих людей с яркой индивидуальностью. Сильнее всего, мне показалось, она выступила во второй, "лебединой" картине: была эмоциональна, даже сексуальна, что очень важно в роли Одетты, продемонстрировала красивые руки, "поющие" линии... А вот Одиллия у нее совсем не получилась! Может быть, не хватило сил, наверное, и техники. (Хотя, по данным, она вроде бы - прирожденная Одиллия).
Великолепен Уваров (Принц), кроме, разумеется, выходки в конце, когда он десять минут не выходил на поклоны. Выходки, кстати, совершенно непонятной: ведь танцевал-то он хорошо. Если же это было выражением каких-то закулисных трений, то публика не должна о них знать и не дело артиста - ее в них посвящать.
Как всегда, изыскан, красив, тонок, легок Цискаридзе (Злой гений) - Танцовщик божьей милостью.
А во втором составе, наоборот, - поистине ослепительна Одиллия Галины Степаненко, зато слабее ее Одетта. Блестящ Филин (Принц), не хуже Цискаридзе, но совсем другой - Белоголовцев... Два столь разных, но одинаково сильных состава - большая победа постановщиков и Большого театра.
Публикацию подготовил Сергей Бирюков.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников