08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАКИМ БЫТЬ ЗАКОНУ О БАНКРОТСТВЕ

Фетисов Глеб
Опубликовано 01:01 06 Марта 2002г.

В ОБЩЕЙ ОЧЕРЕДИ
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" - из разряда

В ОБЩЕЙ ОЧЕРЕДИ
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" - из разряда ключевых для экономики страны, и надо отдать должное правительству и Государственной Думе, которые создали для рассмотрения законопроекта приоритетный режим.
Правительство подготовило хороший закон, прогрессивный и либеральный, написанный квалифицированными экономистами-рыночниками. Он в целом гармонизирован с нынешним состоянием экономики и вообще с процессами, происходящими в обществе.
Уязвимые места старого закона о несостоятельности очевидны. Во-первых, это различная степень законодательной обеспеченности интересов участников банкротства. Во-вторых, в нем имеется масса лазеек, которые позволяют применять банкротство для присвоения чужой собственности, устранения конкурентов, использовать его как способ не платить налоги.
В этом смысле новый документ -очевидное продвижение вперед.
Конечно, даже самый хороший закон не может удовлетворить всех. Всегда найдется сторона, которая сочтет свои интересы ущемленными. Скорее всего, не станет счастливым исключением и этот закон, и можно с достаточной уверенностью предположить, что именно станет предметом дискуссии.
Это в первую очередь те положения, которые касаются функций и полномочий ключевых фигурантов процесса банкротства - арбитражных управляющих, их профессиональных, так называемых саморегулируемых организаций, арбитражных судов. С этими положениями напрямую связаны особенности законодательных методов реализации интересов государства.
Правительство справедливо озабочено незащищенностью прав государства на отдельных этапах банкротства. Трудно назвать случай, когда долги предприятий в бюджет и во внебюджетные фонды составляют меньше 10 - 20 процентов общей задолженности. Как правило, их доля намного больше. Однако государство сегодня отнесено к кредиторам четвертой очереди, и его представители по этой причине могут участвовать только в первом собрании кредиторов, которое определяет начальный регламент процедуры банкротства. А ведь главные события разворачиваются потом. Например, такие, как согласование кредиторами кандидатуры арбитражного управляющего или его переизбрание. Кредиторы имеют право не привлекать представителей государства к обсуждению этих вопросов, и такое право они активно используют.
В новой же редакции закона государство - кредитор по обязательным платежам, получает право голоса наряду с конкурсными кредиторами и входит с ними в общую очередь на удовлетворение требований при процедуре конкурсного производства.
В ПОИСКАХ ЗОЛОТОЙ СЕРЕДИНЫ
Избыточность законов, как известно, компенсируется невозможностью их эффективного исполнения. В ситуации с новым законом о банкротстве мы можем получить очередное подтверждение этому классическому постулату.
Ныне баланс интересов государства в процедуре банкротства формируется административным методом. Производится своеобразный размен: государство не голосует и не участвует в коллегиальных органах управления при процедуре банкротства, но его орган по финансовому оздоровлению обладает мощным ресурсом - правом лицензировать арбитражных управляющих и ранжировать их по категориям, в соответствии с которыми они осуществляют арбитражную деятельность на предприятиях различной степени экономической и социальной значимости.
Специалисты признают "идеологическое" несовершенство такого принципа поддержания равновесия интересов, однако даже в подобном виде в новой редакции оно нарушается. В то время как ликвидируется неравенство в очередности кредиторов административный контроль за управляющими не будет ослаблен. Хотя в законе говорится, что аттестовать управляющих будут саморегулируемые организации, на деле же для них вводится пакет документальных требований, которые делают их фактически полностью поднадзорными со стороны государственного органа по финансовому оздоровлению. Кроме того, переходные положения закона не де-юре, но де-факто продлевают и саму "практику лицензирования" на неопределенный срок.
Эти нормы в случае принятия закона в новой редакции могут выхолостить либеральный, рыночный дух закона. Административный рычаг может стать определяющим в сложном, многофакторном и противоречивом процессе банкротства. При этом мы видим, что при наличии огромного набора контрольных функций государство в состоянии освоить далеко не самую значительную их часть. Дальнейшее расширение их перечня усилит государственное давление на процесс банкротства. Но опыт нашей страны отчетливо демонстрирует, что этот пресс является не синонимом эффективного управления, а его противоположностью.
Кроме того, мы рискуем оказаться свидетелями бесконечной череды жестких конфликтов интересов, при которых государство неизбежно будет втягиваться в борьбу хозяйствующих субъектов.
НЕПЛОХО БЫ ЕЩЕ ПОНРАВИТЬСЯ
Другая дискуссионная тема при обсуждении закона - полномочия арбитражных судов. Надо сказать, что при всей массированной критике, которой подвергаются арбитражные суды, они сыграли немалую роль в становлении и развитии практики финансового оздоровления проблемных предприятий. Вместе с тем, вопреки логике и самой природе банкротных процессов, именно суды часто становятся главным субъектом всей процедуры финансового оздоровления. Причем по мотивам не экономической целесообразности, а по так называемым неформализованным основаниям. Проще говоря, по причинам весьма субъективного характера. Например, суд может назначить управляющего без учета мнения кредиторов. Известны также случаи, когда управляющий не был зарегистрирован судом, несмотря на исчерпывающий набор документов, свидетельствующий о его профессиональной состоятельности - просто не понравился суду.
Суды в банкротных процессах могут выносить решения, которые не подлежат обжалованию, по базовому принципу "один процесс - одно решение". На доводы, что таким образом процедура банкротства страхуется от бесчисленных попыток кассаций, можно предъявить контраргументы, что все равно будут употреблены усилия, чтобы скорректировать судебные определения. Просто стороны вынуждены прибегать к сложным, изощренным схемам защиты своих интересов, перегружая юридическими и иными коллизиями процесс оздоровления. И при любом исходе дела среди проигравших остается само предприятие, ради решения проблем которого осуществляется сам этот процесс.
Однако приходится констатировать, что новая редакция практически не меняет положение вещей, когда ряд функций судов не соответствует экономическим реалиям.
ВРЕМЯ ЕСТЬ
Мы сейчас вступаем в период, когда у государства существует ясное понимание того, в чем более всего нуждается уже народившаяся в России рыночная экономика. Это понимание требуется оформить в сбалансированную систему экономического законодательства. Среди его основ - законопроект о банкротстве, к рассмотрению которого приступает Федеральное Собрание. На мой взгляд, содержательной и ответственной работы во время трех чтений в Государственной Думе и обсуждения в Совете Федерации вполне будет достаточно, чтобы представить его на подпись президенту без досадных погрешностей, нивелирующих его несомненные достоинства.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников