11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБРУЧЕННАЯ С НЕБОМ

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 06 Марта 2003г.
"Отлученная от неба" - так назывался материал (см. "Труд-7" от 16 января с.г.) о знаменитой летчице Ираиде Вертипраховой. Человек удивительной судьбы, она, возглавив женский экипаж Ил-62М, установила сразу несколько мировых рекордов и стала единственной женщиной в истории отечественной авиации, удостоенной звания "Заслуженный пилот СССР".

Сегодня Ираида Федоровна, чье имя навсегда вписано в историю нашей авиации, одиноко доживает свои дни в бедности, позабытая всеми.
Это грустное газетное напоминание о выдающейся летчице не прошло мимо внимания авиационного руководства, как сообщили в компании "Красэйр", Вертипраховой назначена дополнительная пенсия.
Накануне праздника 8 Марта "Труд" решил навестить Ираиду Федоровну в ее родном городе Красноуфимске. Вместе с нами к ней поехал и представитель МАК Николай Павленков.
- Мы по мере возможности не забываем свою именитую землячку, прославившую наш город на весь мир, - сказала нам сотрудник городской администрации Клавдия Богданова. - Но ведь ее знать надо! Гордая, ни за что не согласится принять помощь. Недавно перенесла инсульт, так мы ее еле уговорили пройти курс лечения в реабилитационном центре. Все отшучивалась, мол, куда мне девать кота Мусика, он обижается, не "разговаривает" со мной, если оставляю его одного. Перед 8 Марта на какие только ухищрения не шли, чтобы она прошла обследование в больнице, а мы бы за это время к празднику отремонтировали ее жилье. Все почти готово в квартире, а мы беспокоимся: как она примет этот наш сюрприз? Ведь Ираида Федоровна сама отдаст последнее, а вот чтобы от кого-то помощь принять... Обидело незаслуженно ее когда-то авиационное начальство, вот с тех пор боль и сидит в ней.
- Да пора бы уж забыть об "обидах", - попытался отбиться Николай Иванович Павленков. - Авиация своих "не сдает". Вот и сейчас МАК награждает Ираиду Федоровну медалью за выдающиеся заслуги в летном деле. Награда эта уникальная, присуждается именитым людям. До этого ее получили всего 113 человек, Вертипрахова - 114-я.
За разговорами подъехали к больнице. Женщина, какой бы она "суровой" ни казалась окружающим, всегда в глубине души остается женщиной. Видели бы вы, как расцвело в улыбке лицо летчицы, когда заслуженный пилот СССР Павленков вручал ей огромный букет роз, прикреплял к лацкану больничного халата медаль! Обрадовалась Ираида Федоровна и нашим трудовским подаркам. И уж совсем неожиданной была для нее уникальная фотография, датированная 8 марта 1977 года и чудом сохранившаяся в редакционном архиве. На ней Вертипрахова в окружении своих подруг - женского экипажа.
- Знаете, ведь 8 Марта для меня особый день, - сказала растроганная летчица. - Так совпадало, что все свои рекорды я ставила именно в наш женский праздник.
- А был такой "мартовский" полет, который вам особенно запомнился?
- Еще бы не запомнился, когда - небывалый случай - попала в грозу в марте! Я шла над Ангарой, на подлете к Красноярску нам сообщают, что аэропорт по метеоусловиям не принимает, надо лететь на Енисейск. Подхожу к Енисейску, выполнила разворот на посадку и вдруг вижу - и тут "кучовка" стоит. Думаю, если верхом идти, то на полосу не попаду, будет большой перелет, а низом - кто знает, что там творится под облаком: нисходящие потоки ли, дождь ли? Отвернула немножечко штурвал - посмотреть, что там с полосой-то делается? Решила рискнуть - пошла на снижение. Подошла к полосе - она чистая, свободная. Запросила посадку. Все обошлось, хотя нервы потрепала. После этого, пока не прошел грозовой фронт, аэропорт закрыли.
- У пилотов обычно спрашивают о налетанных часах...
- Их у меня более 16 тысяч. Если честно, сейчас порой жалею, что из полетов не вылезала, что мне небо заменило и мужа, и детей. Не сложилась личная женская судьба. Помню, после одного из рейсов команда отправилась в комнату отдыха. Ночью открываю глаза, вижу, как какой-то куст в темноте ползет по полу. Я даже вскрикнуть не успела, как "куст" (это была охапка роз) оказался у меня на кровати и кто-то по-пластунски выполз за дверь. Так и не узнала, кто это был. Мужчины меня почему-то боялись, обходили стороной: как же, командир экипажа! А вообще, если по-новой жизнь прожить, ничего бы не меняла: очень хочется в небо. Оно мне постоянно снится. Там никого нет, чисто, свободно. Забываются горести и обиды. Остаешься один на один с горизонтом.. Он там совсем другой, не такой, как на земле. Такая красота, которую словами не передашь Вот бы еще разок взяться за штурвал самолета!
Поздним вечером мы распрощались с Ираидой Федоровной. Перед отъездом побывали у нее в квартире, где завершался ремонт. Мастера торопились: новоселье намечено на 8 марта.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников