03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗВРАЩЕНИЕ РАБЫ ЛЮБВИ

Заозерская Анжелика
Опубликовано 01:01 06 Марта 2007г.
Зрители небольшого городка Гатчина, где только что завершился фестиваль "Литература и кино", с нетерпением ждали встречи с одной из самых уникальных актрис, которую никто так и не смог заменить. За 20 лет, проведенных за океаном, в маленьком городке рядом с Нью-Йорком, актриса мало изменилась. Тот же божественный голос, небесного цвета глаза, золотые волосы, пленительная улыбка. Правда, теперь, по американской моде, Елена Соловей носит обувь без каблука, свитер грубой вязки и просит называть себя просто Леной. Актриса поселилась в небольшой гостинице, чтобы быть подальше от суеты и пристального к себе внимания. Елена Соловей даже не могла предположить, что на родине ее помнят и любят, о чем откровенно призналась в интервью "Труду".

- Елена, почему вы так долго не приезжали в Россию, неужели не тянуло?
- Я приезжала на пробы в сериале по роману Василия Аксенова "Московская сага", но, как известно, эту роль замечательно сыграла Инна Чурикова. Разумеется, для того, чтобы побывать на Родине, не нужно искать поводов. Но, признаюсь, после долгой разлуки я очень боялась встречи со своим зрителем. Тем более что, как ни страшно в этом признаться, за все время моего отсутствия в моей жизни ничего нового не случилось. Поэтому, право, мне неловко быть предметом такого пристального внимания. Я даже подумала: "Неужели для того, чтобы поверить в себя, нужно прожить 60 лет и оказаться там, где тебя помнят молодой и красивой?"
- Неужели у актрисы, которую сразу назвали единственной и неповторимой, могли быть какие-то страхи, комплексы?
- У меня всегда было много комплексов. Когда я увидела себя в картине Никиты Михалкова "Раба любви", со мной началась настоящая истерика. С экрана на меня смотрела женщина, которая мне показалась уродливой. С тех пор я никогда не смотрела фильмы со своим участием. Кажется, только теперь я успокоилась. Да, я очень пополнела, у меня есть морщины, но это не так важно. Ведь актрисы нужны разные, не только молодые и стройные, не так ли?
- А как быть с мифом, что богиня не должна превращаться в земную женщину?
- Когда в Америке мне предложили в одном популярном сериале сыграть эпизодическую роль, я долго раздумывала, боясь разрушить свой "необыкновенный образ". Но, оказавшись после такого большого перерыва на съемочной площадке, я почувствовала себя по-настоящему счастливой. Так было приятно вновь окунуться в особую атмосферу павильонов, гримерных... В одно мгновение я вспомнила все свои гримерные, которые так любила. Ведь тогда я специально приходила на съемки простоволосая и ненакрашенная, зачастую в нарочито простой одежде, чуть ли не в валенках, чтобы сполна испытать на себе это волшебство преображения дурнушки в красавицу, простой девушки - в музу, богиню, жар-птицу!
- Когда вы признаетесь в любви к гримерным комнатам, то очень напоминаете героиню романа Сомерсета Моэма "Театр", которая была и женщиной до кончика пальцев, и актрисой до мозга костей. Но возможно ли, перестав быть актрисой, в полной мере сохранить в себе женскую власть?
- Да, я перестала быть актрисой, потому что по большому счету 20 лет не снимаюсь в кино. Но ведь я никогда не думала, что стану известной актрисой. Я даже не испытала, что такое звездная болезнь. Как я могла быть звездой, если после съемок, как и все женщины, стояла в очереди за мясом? Я была нормальным советским человеком, таким, как все. Как говорит моя героиня Ольга Вознесенская: "Посмотрите на меня: я обыкновенная женщина!" Кстати, для меня быть обыкновенной женщиной гораздо ближе и органичнее, чем звездой, богиней... Единственное, что я всегда умела делать четко, - это никогда не путать кино и театр с реальной жизнью. Иначе говоря, только в момент съемок я становилась актрисой - ни раньше, ни позже. Может, поэтому я не видела вокруг себя ни интриг, ни зависти, ни ревности.
- Если вы женщина земная, то, скорее всего, вам неведомы желания, которые имела в виду поэтесса серебряного века Зинаида Гиппиус: "Мне нужно то, чего нет на свете"?
- Несмотря на то, что я обыкновенная земная женщина, мне понятно, о чем говорит Зинаида Гиппиус. Дело в том, что я очень неконкретный человек, который не может точно определить, что ему нужно для жизни. Наверное, я больше живу чувствами, ощущениями, своим внутренним миром. Кстати, умение жить только в своем мире очень помогает на чужбине. Для меня действительно очень важна моя семья, наверное, по своей сути, по своей женской природе, я предпочитаю домострой. Возможно, я могла бы никогда не работать и чувствовать себя при этом хорошо. Хотя, не исключаю, что я так говорю, потому что в моей жизни были успех, признание, любимая профессия. Я очень уважаю женщин, которые, как говорят американцы, умеют делать карьеру, но, увы, к их числу не принадлежу. Но самое парадоксальное заключается в том, что, на мой взгляд, я не обладаю и способностью "делать" семью. Просто для меня очень важна моя семья, и все.
- Что значит "делать" семью"? Неужели для этого недостаточно быть хорошей женой и хорошей матерью?
- Наверное, я не очень хорошая мать, потому что практически не нянчила своих внуков. Когда моя дочь Ирина уезжала со своим мужем из США в Европу (они сейчас живут в Лейпциге), я очень просила их оставить мне внучку Сонечку (кстати, ей сейчас уже 16 лет). Но Ириша не отдала мне Соню. А мой сын Павлик тоже живет со своей семьей (женой и двухлетним Ванечкой) в другом городе - Нью-Йорке. Я не обладаю талантом хорошей домохозяйки, потому что очень примитивно готовлю, точнее, вообще не люблю готовить. А вот моя Ириша покупает разные кулинарные книжки и, в точности соблюдая рецепты, каждый день готовит новые блюда. Правда, это так смешно выглядит со стороны. Впрочем, она у меня занимается микробиологией, в настоящее время пытается поступить в аспирантуру (а ее муж - профессор математики - преподает в университете) и, может быть, поэтому даже готовит по науке. Сыну Павлу 31 год, и он сейчас защищает диссертацию. Так что мои дети занимаются серьезным делом. А мой муж работает в картинной галерее и, конечно, рисует картины.
- Именно ради будущего своих детей 20 лет назад вы уехали из СССР и прямо об этом сказали на всю страну. Теперь дети выросли, обосновались в других городах и странах, и вы свободны от своих обязательств. Не возникало ли желания вернуться обратно?
- В жизни все может случиться. Хотя я очень сомневаюсь в том, что навсегда вернусь в Россию. 20 лет назад, отправляясь в Нью-Йорк, я проплакала в самолете все 10 часов. Я попрощалась с мамой, которую очень люблю, которой мне очень не хватает, и мне стало так грустно, так больно и одиноко, что, казалось, моя душа не выдержит. Но тогда я выплакала всю свою тоску, и больше к ней не возвращалась. В Америке совсем другая жизнь, к которой надо было приспосабливаться. К тому же там просто некогда скучать. В Америке все так быстро, так стремительно и так мощно, что нет возможности остановиться и задуматься. Там вся жизнь на колесах. И даже я научилась водить машину, хотя далось мне это невероятно сложно. Теперь у меня в Америке есть свой маленький мир на колесах, который позволяет мне чувствовать себя самостоятельной.
- Елена, вы все время повторяете "мой мир". Что это за мир, что в нем появилось нового, неизвестного нам?
- Мне трудно говорить о своем мире, потому что я не знаю, какая я сейчас, что со мной стало. Наверное, это потому, что в моей жизни давно нет режиссера. В юности мой неземной образ придумал режиссер и художник Рустам Хамдамов, более того, он открыл меня не только как актрису, но как человека. Ведь до встречи с ним я не знала, что из себя представляю, на что способна, чем меня наделила природа. Потом появился Никита Михалков, который увидел во мне что-то новое и раскрыл это во мне. Но я точно знаю: все, что во мне есть, никуда не исчезло.
- Какие у вас впечатления от нынешней России?
- Мне кажется, что сейчас в Петербурге иначе разговаривают, иначе общаются. Странно, но улицы, здания я узнаю, а вот люди мне кажутся чужими. Впрочем, когда я ехала сюда, думала, что будет еще хуже. А тут еще перед самым отъездом моя свекровь сказала, что впервые слышит о Санкт-Петербурге, хотя всю жизнь там прожила, причем в квартире на Мойке, окна которой выходили на квартиру Александра Сергеевича Пушкина. При этом она очень хорошо помнит все мелочи недавнего прошлого, а вот Петербург почему-то не помнит. И я даже знаю, почему ее память так жестоко поступила с родным городом, вычеркнув его из сознания. Многие ее друзья уже умерли, причем умерли в страшной нужде, и ей больно об этом думать. Очень страшно умирала в России моя мама, и, увы, я почти не могла ей помочь. Но после смерти мамы я забрала в Америку папу, где он достойно ушел из этой жизни. За заботу о моем отце, за наш хлеб и кров я благодарна Америке. Меня никто не выгонял из России, я сама решила уехать в другую страну, поэтому мне не на кого обижаться.
- Говорят, от славы и всенародной любви по доброй воле никто не отказывается. Может, поэтому не верится, что актриса вашего уровня ведет детский театральный кружок и при этом не обижается на судьбу?
- Я ведь работала учителем пения в одной из московских школ, когда с первого раза не поступила во ВГИК. Что же касается моей школы в Америке, где я обучаю ребятишек наших эмигрантов русскому языку и основам театрального искусства, то я в ней отдыхаю душой. Правда, перед прагматизмом американских детей, мягко говоря, нередко теряюсь. Дети считают, что если заплатили за обучение деньги, то сами не должны ничего делать. Впрочем, только за одно желание говорить по-русски моим ученикам можно все простить. Ведь я за 20 лет так и не научилась прилично владеть английским языком. Чтобы хорошо говорить на английском, нужно думать на английском, а чтобы думать на английском, нужно забыть русский язык, будто его никогда и не было. Я на такие жертвы не способна.
- Вы довольны жизнью, счастливы?
- Да, конечно, ведь я живу. Мне даже удается сохранять "легкое дыхание", несмотря на свой лишний вес и на свои 60 лет. И это при том, что я не так наивна и доверчива, как мои знаменитые героини. Я не то чтобы научилась защищаться, но в какой-то степени закрылась в своем мире. Мой партнер - замечательный актер Юрий Богатырев - так рано ушел из жизни, потому что он слишком открыто, слишком серьезно воспринимал жизнь. А в наше время нельзя быть открытым, потому что, увы, вокруг много нехороших людей, которые пользуются твоей искренностью. Юра очень хотел сыграть Обломова в картине Никиты Михалкова, но сыграл Штольца, сыграл хорошо, но с большой обидой на Никиту Сергеевича, и это чувствуется в фильме. Но он мечтал о роли, а я нет.
- Вы согласились бы сейчас сыграть у Никиты Михалкова?
- Да, конечно. Хотя нет гарантий, что на сей раз у меня бы получилось. Но поскольку соблазн очень велик, то я бы рискнула. Я не раз рассказывала, что долго не соглашалась сниматься у Михалкова в картине "Неоконченная пьеса для механического пианино", хотя сценарий писался исключительно для меня. Но тогда родился мой сын, и мне было очень трудно работать. Уговаривая меня, Никита Сергеевич сказал: "Где тебя еще будут любить так, как здесь?" И это чистая правда. Для меня, как и для большинства актеров, очень важно чувствовать себя любимой. Но даже если мне уже не суждено сыграть ничего значительного, мне не страшно. Кино снято - и актер становится бессмертным. В этом защита артиста и его спасение. Когда я показала своей внучке фильм-сказку "Король-олень", в которой я такая молодая и красивая, она скептически сказала: "Да, похоже". Я не знаю, как современный зритель воспринимает мои образы в картинах "Раба любви" и "Неоконченная пьеса для механического пианино", но для меня важно, чтобы мои внуки знали, что я там играла, и что я, их бабушка, была особенной.
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
Гатчинский кинофестиваль "Литература и кино" не обидел никого. Призы получили практически все художественные ленты, заявленные в большой конкурс. Самый "весомый" приз - Большую энциклопедию в 62 томах - увезли с фестиваля режиссеры Алла Сурикова ("Вы не оставите меня" по мотивам повести С.Ашкенази) "за грустную историю, помогающую понять современность через драму прошлого", и Константин Лопушанский ("Гадкие лебеди" по фэнтази братьев Стругацких) "за попытку преодолеть тревоги и фобии современной интеллигенции и выразить это в художественно адекватной форме".
"За благородство намерений и небезнадежность взгляда на современную русскую действительность" получил награду режиссер фильма "Граффити" Игорь Апасян, сумевший на основе рассказа 60-х годов раскрыть потаенные глубины российской глубинки. Кубка "Фавн" авторской работы был удостоен молодой актер Юрий Чурсин, сыгравший главную роль в фильме "Изображая жертву".
Ювелирное украшение "Ландыш" за исполнение роли Мамы Жабы в фильме Леонида Нечаева "Дюймовочка" получила замечательная питерская актриса Светлана Крючкова. Императорских почестей спустя 170 лет после роковой дуэли удостоился Александр Сергеевич. Режиссер вызвавшего немало споров фильма "Пушкин. Последняя дуэль" Наталья Бондарчук получила роскошный императорский фарфоровый сервиз на 12 персон "за попытку пережить сегодня трагедию последних дней великого поэта".
Ну а главный приз XIII Российского фестиваля "Литература и кино" был присужден Эльдару Рязанову - "воссоздателю старых и создателю новых мифов, за дерзкое стремление сопрячь сказку с реальностью" - автору фильма "Андерсен. Жизнь без любви".
{Bull}Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников