30 сентября 2016г.
МОСКВА 
14...16°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.16   € 70.88
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗА ОШИБКИ КОМАНДИРОВ ПЛАТЯТ СОЛДАТЫ - СВОЕЙ КРОВЬЮ

Александров Владимир
Опубликовано 01:01 06 Апреля 2000г.
Несмотря на заявления военачальников о разгроме основных сил бандформирований, федералы в последнее время понесли ощутимый урон. После нелепой гибели 20 омоновцев из Подмосковья скорбный список потерь пополнили 43 пермских милиционера и военнослужащих, колонна которых попала в бандитскую засаду под Ведено.

И в том, и в другом случае боевики заранее знали о выдвижении федеральных сил, колонны шли без необходимого боевого охранения и разведки, все переговоры подразделений прослушивались.
Причиной трагедии, происшедшей с подмосковными омоновцами, министр внутренних дел РФ Владимир Рушайло назвал преступную служебную халатность лиц, ответственных за дислокацию милицейской колонны. Примерно такой же диагноз случившегося поставил после драмы под Ведено и министр обороны РФ Сергеев: "Прежде всего причины происшедшего лежат в области недостаточно твердого централизованного управления, недостаточной исполнительности должностных лиц на распределенных и утвержденных министрами внутренних дел и обороны обязанностях".
А ведь после гибели подмосковных омоновцев министр Рушайло поклялся, что ничего подобного во вверенных ему частях и подразделениях больше не случится. Случилось. И еще более горькое.
Остались заверениями и слова помощника президента РФ Сергея Ястржембского о том, что "это трагедия, из которой будут извлечены горькие уроки". Не извлечены.
Что же происходит в силовых структурах России, занятых антитеррористической операцией? Где взаимодействие и взаимопонимание, о котором любят говорить высшие военачальники и милицейские чины? Почему колонна пермского ОМОНа выходит на операцию по неразведанной дороге, даже не предупредив армейское командование, в зоне ответственности которого находятся горные районы?
У журналистов, бывающих в зоне боевых действий, вызывает удивление то и дело проявляемая взаимная неприязнь армейцев и представителей МВД. Нередко приходится слышать: "Ах, эти менты!" "Ох, эта Красная армия!" Не проявляется ли в этом ("на бытовом уровне") натянутость в отношениях между ведомствами, которая не способствует успешному решению одной задачи, поставленной перед ними?
Министр Сергеев заявил, что его ведомство "предприняло меры для предотвращения подобных случаев", уже проведено служебное расследование, и материалы переданы в прокуратуру для "определения конкретной степени виновности и конкретных участников недоработок". Почему бы имена этих "участников недоработок" не предать гласности? Ведь о конкретных виновниках гибели подмосковных омоновцев в пригороде Грозного, о мере их наказания до сих пор не известно. В управлении информации и связи с общественностью МВД РФ, куда я обратился, мне отрезали: "Никакой информации по Чечне не даем"... Такую "круговую оборону" против журналистов зачастую занимают силовые ведомства. Сначала - умолчание, потом - невразумительные ответы и, наконец, полуправда. Вспомним хотя бы подсчет потерь псковских десантников, подмосковных и пермских омоновцев. Правдивая информация о положении дел все равно пробьется, но, как правило, через довольно продолжительное время и сквозь слой недомолвок.
Сколько раз представители силовых структур говорили: через пару недель в Чечне все будет кончено. А операция затянулась на многие месяцы. Теперь, когда деревья в горах покроются зеленью, бандитам будет легче вести террористическую борьбу. Да так ли уж слабы сегодня бандформирования, как нас пытаются убедить военные, среди которых в этом вопросе тоже царит разноголосица? В штабе объединенной группировки считают, что в Веденском и Ножай-Юртовском районах сегодня сконцентрировано до тысячи боевиков. Начальник этого же штаба, и. о. командующего группировкой генерал Александр Баранов полагает, что в горных районах Чечни находится лишь около 400 экстремистов. Первый заместитель командующего объединенной группировки генерал-полковник Геннадий Трошев называет цифру в 2-3 тысячи человек. А самые мрачные данные у ингушского президента Руслана Аушева. Он утверждает, что федеральным силам в Чечне противостоит еще около 17 тысяч боевиков.
Как бы то ни было, ясно одно: об окончательном разгроме бандформирований и завершении боевой фазы антитеррористической операции, по-видимому, говорить еще рано. И уже есть признаки того, что военное командование намерено вновь активизировать свои действия.
Минобороны планирует наконец поставить на должный уровень поисково-разведывательные операции. Бандитов будут находить и уничтожать. Последние события показали, что, кроме военных, делать это некому.
Армия берет на себя значительную часть полицейских функций, что оправданно в сложившейся ситуации. Как и необходимость четкого взаимодействия структур Минобороны и МВД, всех федеральных спецслужб.


Loading...

Госдеп пригрозил России терактами из-за позиции по Сирии.