06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧУЖИЕ НА ПИРУ ПРИВАТИЗАЦИИ

Рудык Эмиль
Опубликовано 01:01 06 Апреля 2000г.
Протестные выступления рабочих появились чуть ли не с начала перестройки. Были забастовки (особенно громкие - шахтерские), устраивались голодовки, перекрывались железные дороги... Но, как правило, протестовали против невыплаты зарплаты. Теперь же все чаще - против бесправного положения рабочих, против действий новых собственников, которые не считаются ни с интересами государства, ни с интересами трудовых коллективов.

Начнем с фактов.
Сентябрь 1998 года. Рабочие Ясногорского машиностроительного завода (Тульская область) изгнали с территории предприятия администрацию, которая довела еще недавно благополучный завод до фактического банкротства. Генеральный директор и его ближайшее окружение распоряжались имуществом завода, как своим собственным. Они использовали различные способы перекачки прибыли из заводской кассы в свой карман: отпускали продукцию подставным посредникам почти вдвое дешевле реальной цены, рабочим по десять месяцев не выплачивали зарплату, с прибылью для себя прокручивая ее через банковские структуры, распродавали заводское оборудование. Численность занятых на заводе сократилась на треть, оставшиеся нищенствовали, а руководство покупало машины, строило дачи. Предприятие, от которого зависела жизнь 18 тысяч жителей Ясногорска, по сути дела, ликвидировалось.
Январь 1999 года. Трудовой коллектив Ленинградского Металлического завода не позволил администрации захватить с помощью своей вооруженной охраны помещение профкома завода... А причиной конфликта стала скупка 39 процентов акций предприятия "Электромашиностроительной компанией", которая с помощью руководства установила фактический контроль над заводом. Началось массовое сокращение - за год было уволено 2500 человек, почти треть работающих, - и как результат свертывание производства. Наконец всех работников без их ведома перевели в эту "Электромашиностроительную компанию", зарегистрированную в городе Вельске Архангельской области. Был создан стачком, начались массовые акции протеста. Под давлением рабочих совет директоров снял с должности директора В. Чернышева и назначил генеральным директором В. Шевченко, который до этого двенадцать лет успешно руководил заводом. С ним профком заключил коллективный договор - за работниками было признано право участвовать в управлении производством.
Октябрь 1999 года. В ночь с 13 на 14 октября работники Выборгского целлюлозно-бумажного комбината противостояли попытке захвата предприятия специальным подразделением "Тайфун". Пролилась кровь. Это вызвало волну возмущения в стране. А дело было в том, что коллектив предприятия категорически отказался допустить на комбинат четвертого (после приватизации) его собственника - британскую оффшорную компанию "Алцем", которая собиралась перепрофилировать уникальное предприятие (таких всего два в Европе и четыре в мире) в чисто целлюлозное производство. Выпуск специальных сортов бумаги был бы прекращен, и России пришлось покупать ее втридорога за границей, где ее делали бы в том числе и из выборгской целлюлозы. Конфликт еще не завершен...
Перечень можно продолжить. Протесты трудовых коллективов против новоявленных хозяев становятся уже явлением, которое требует осмысления. Вместе с доктором политических наук Я. Керемецким и кандидатом философских наук Л. Булавкой мы внимательно следим за положением дел на этих предприятиях.
Те, кто начинал приватизацию, в России исходили из того, что монополия государства на владение собственностью делает управление ею неэффективным. И лишь передача в руки частных владельцев позволит модернизировать производство, повысить отдачу оборудования, производительность труда. Но на деле оказалось, что действия наших радикал-реформаторов ведут не к повышению эффективности экономики, а к созданию узкого круга крупных собственников, призванных обеспечивать политическую и экономическую поддержку создаваемому одновременно режиму власти. Кстати, один из архитекторов приватизации Егор Гайдар об этом говорил достаточно откровенно.
Они меньше всего были озабочены качеством управления, считая, что наличие частной собственности само по себе гарантирует эффективность - даже независимо от способностей менеджеров, от использования трудового потенциала работников, их заинтересованности в делах предприятия. Не случайно и сейчас, годы спустя, в России неэффективно управляются объекты всех форм собственности: более половины как государственных, так и частных предприятий убыточны.
Вспомним, как начиналась приватизация. На большинстве предприятий пятьдесят один процент акций получили работники, еще пять - администрация, часть акций продавали тем, кто на предприятии не трудится, часть оставляли за государством... Что дальше? Директора за бесценок скупали акции у рабочих, которые охотно их продавали, - дивидендов практически не было, зарплата мизерная, жить не на что. Так директора становились хозяевами заводов. Но денег на модернизацию, развитие производства все равно не было. И приходилось выпускать дополнительные пакеты акций, привлекать инвесторов. Многие предприятия стали переходить из рук в руки. И каждый новый владелец действовал лишь в своих собственных интересах.
Еще одно надо иметь в виду. В условиях рынка директор - по существу оплачиваемый главный менеджер - обязан руководствоваться в своей деятельности интересами собственника, будь то государство, акционеры или частное лицо, и прежде всего заботиться об увеличении капитала, получении прибыли. У нас же директора, за делами которых контроля практически нет (на иных предприятиях акционеров даже на собрания не пускают), действуют только в своих личных интересах - откачивают ресурсы в свой карман. Схем и возможностей тут изобрели немало. Продукция продается за рубеж, судя по документам, по заниженной цене, а разница идет посредникам и директору. Или вокруг предприятия создают множество мелких фирм, которые покупают у завода продукцию по низкой цене, перепродают по высокой, а разница достается все тем же.
Около тридцати процентов собственности у нас все еще принадлежит государству, но она, государственная, оказалась наименее управляемой, наименее контролируемой и наиболее беззащитной от разворовывания. По расчетам специалистов, доходы государства от принадлежащих ему предприятий, а также от акций, которыми оно владеет, составляют в год менее 0,1 процента доходной части бюджета, а фактически - чистый ноль.
Новые хозяева меньше всего заботятся об интересах своих рабочих. Взятка - иначе ее не назовешь, полученная работниками за непротивление практике приватизации (в виде акций, переданных бесплатно или на льготных условиях), оказалась тем самым бесплатным сыром, который бывает только в мышеловке. Мощности недогружены, идет сокращение рабочих мест - ведь хозяева получают прибыли не за счет роста производства. Увеличение безработицы (большинство экспертов предсказывают еще больший рост ее в ближайшее время), полное бесправие на производстве (порой даже элементарные правовые нормы - об отпусках или сверхурочных - не соблюдаются), низкая оплата труда, задержки зарплаты - все это становится привычным. На приватизированных предприятиях работники оказались попросту беззащитными.
Разумеется, долго мириться с этим невозможно. Наиболее активная и сознательная часть производственников выступила с протестными акциями. Одни - против грядущей приватизации, как было на заводе "Мосхимфармпрепараты", где не соглашались на назначение нового директора (в программе которого и была приватизация предприятия), потому что знали: аналогичные заводы, переданные в частные руки, работают хуже и оплата на них ниже. Другие - против передачи новым собственникам, которые заранее объявляли о тотальном сокращении, как, к примеру, на Ленинградском Металлическом. Третьи - и таких немало - за возвращение предприятий в государственную собственность. Так было на комбинате цветной печати в Санкт-Петербурге, Тутаевском моторном заводе и некоторых других.
Все чаще раздаются голоса о незаконности приватизации того или иного предприятия. И это также имеет под собой основание, так как в большинстве случаев передача в частную собственность осуществлялась с серьезными нарушениями законодательных норм.
Подчеркнем: нельзя даже речь вести о тотальном переделе собственности. Это привело бы к непредсказуемым последствиям. Но там, где приватизация осуществлена незаконно и не дала эффекта, необходимо разобраться по существу. Ведь не исключено, что пострадавшими станут покупатели акций предприятий, приватизированных с нарушением закона, в том числе и те из них, кто добросовестно выполняет обязанности собственников. Нельзя допустить, чтобы они оказались в положении человека, купившего краденую и потому подлежащую конфискации машину.
Не случайно в каждом российском регионе идут десятки судебных процессов, треть которых заканчивается возвращением - частично или полностью - имущества в государственную собственность. Первый такой случай был еще в 1997 году - решением арбитражного суда 41 процент акций Череповецкого объединения "Азот" вернули государству. Затем последовали такие же решения в отношении имущества пищевого комбината города Малая Вишера, части акций аэропорта "Мурманск" и компании "Мурманские авиалинии", акционерного общества "Планета" (Великий Новгород)...
Протестуя против всевластия отнюдь не эффективных собственников, рабочие все более решительно добиваются участия в управлении делами производства и более справедливого, по их разумению, распределения его результатов. Ведь сегодня их полностью отстранили от принятия жизненно важных решений и как лиц наемного труда, и даже как акционеров, пайщиков своего предприятия. Так, на Выборгском целлюлозном доля акционерной собственности уже уменьшилась с 17,4 в начале приватизации до 0,1 процента на конец 1999 года, на Ленинградском Металлическом соответственно - с 51 до 5,98 процента...
Рабочие все больше начинают по-новому (исходя уже из нынешних условий) задумываться над своей ролью как непосредственных производителей товаров и услуг. И все громче заявляют о своих правах. И на некоторых предприятиях уже немалого добились. На Ленинградском Металлическом в коллективном договоре закреплены права работников в сфере управления производством. На Ясногорском машиностроительном, Тутаевском моторном и Щучанском комбинате хлебопродуктов Курганской области установлен рабочий контроль за отгрузкой продукции и получением оплаты за нее. На Рязанском швейном объединении "Голубая Ока" сформированы самоуправляющие бригады...
Ясно одно: при любой форме собственности права работников должны быть защищены. Они не могут быть лишними "на пиру приватизации".
КОММЕНТИРУЕТ АЛЕКСАНДР НЕКИПЕЛОВ, АКАДЕМИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК:
По законам рыночного хозяйства собственник должен, даже засыпая, не переставать думать о том, как бы обеспечить максимальную загрузку принадлежащего ему предприятия, а действия управляющих должны быть полностью подчинены интересам собственников. Работникам же следует беспокоиться прежде всего об условиях продажи своего труда. В нашей же жизни все зачастую обстоит прямо противоположным образом...
"Стратегический собственник" - владелец контрольного пакета акций - озабочен тем, как облапошить мелких акционеров, "скачав" общие активы в свой карман. Менеджеры изо всех сил стремятся надуть собственников, разными способами "сплавляя" их имущество на свои счета или в специально созданные фирмы. А страдающие от "отчуждения" наемные работники, рискуя оказаться в тюрьме, грудью встают, по сути, на защиту чужих активов.
Образовавшаяся у нас пропасть между законностью и справедливостью, а заодно - и здравым смыслом - это не проявление "загадочности" российской души, а результат грубейших деформаций основ рыночной экономики, возникших вследствие беспецедентно-топорного проведения реформы прав собственности. Глядя на последствия этой реформы, есть все основания сказать, перефразируя слова Ю. Домбровского из "Факультета ненужных вещей": "Большую эпоху затеял нам Чубайс" (у Домбровского - Маркс).
Будет очень прискорбно, если справедливое неприятие рабочими перемен, основанных на идеологии и практике "большого хапка", выльется в эпидемию спонтанного захвата ими предприятий и массовую национализацию всего, что приватизировано.
Мы все заинтересованы в формировании эффективной рыночной экономики, потому что только она способна обеспечить России благополучие. Необходимо создать условия, при которых и собственники капитала (включая государство), и управляющие были бы ориентированы на решение созидательных задач. Тогда, как свидетельствует опыт многих развитых стран, достойное место в управлении производством может принадлежать и представителям трудящихся.
Однако, если власть не сумеет проявить необходимую волю для рационализации прав собственности и перевода экономики в нормальный рыночный режим, опасность незаконного, но вроде бы "справедливого" развития событий станет вполне реальной. Примеры, о которых идет речь в статье, это подтверждают...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников