03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОРЬКИЙ ШОКОЛАД

Вержба Михаил
Опубликовано 01:01 06 Мая 2003г.
Считалось, что в Волгограде крупному капиталу искать уже нечего. Все давно распределено. Однако очередной, третий передел собственности начался. Правда, затеяли его не самые большие рыбы в местном капиталистическом пруду. Но они ведут атаку на лакомые куски с шумом, масками, штурмами и прочими атрибутами эпохи дикого бизнеса.

{Bull}Народные предприятия с конца XX века получают все большее распространение в развитых странах. Чтобы смягчить социальное неравенство и всех заинтересовать в результатах труда, наемных работников наделяют акциями предприятий, где они трудятся. В США, например, около 10 миллионов таких работников, которые, кроме зарплаты, получают дивиденды.
{Bull}В России Госдума в 1998 году приняла Закон о народных предприятиях, где большая часть уставного капитала принадлежит работникам. На такой фабрике или заводе предусматриваются ограничения как максимального числа акций в одних руках, так и максимальной зарплаты руководителя. При увольнении каждый обязан продать свои акции, а коллектив их покупает по оговоренной выкупной стоимости.
{Bull}У нас в стране сегодня около ста народных предприятий. Больше 20 из них вошли в список 1000 лучших предприятий, составленный экспертным институтом
Жертвами на сей раз стали два народных предприятия - "Конфил" (бывшая кондитерская фабрика имени Ленина) и "Волгоградмебель" (по-старому, фабрика имени Ермана). Два эти представителя серьезной промышленности города, чудом избежавшие купли-продажи сторонними инвесторами, понятное дело, бесконечно вести самостоятельное плавание не могли. Ну и дождались...
Ситуация на фабриках похожа как две капли: там и там взбунтовались акционеры, недовольные властью доставшихся в наследство от прежних времен директоров. Противостоят им другие акционеры из числа работающих, опасающиеся, что смена собственника приведет к увольнениям, перепродажам и прочим неприятностям. Обе стороны обзавелись решениями разных арбитражных и районных судов (в наше время это не трудно), подтверждающих правомочность очередных внеочередных собраний, избравших на пост гендиректоров их ставленников.
Дело уже доходило до крови. По счастью, малой. При недавнем визите на "Конфил" новых хозяев и судебных приставов с решением одного из районных судов Краснодара, дежурившие на проходной работники, именовавшие себя "рабочей дружиной", на территорию визитеров не только не пустили, но и слегка помяли. Как потом выяснилось, одному из приставов сломали два ребра. Что и было засвидетельствовано по всей форме в медучреждении. Милиция при этом тоже присутствовала, но в события не вмешивалась. А ведь это была не первая попытка перехвата власти. Но, как и все предыдущие, закончилась она неудачей.
Любопытно, что пролетарская солидарность, о которой стали забывать за ненадобностью, ярко проявилась у проходных "сладкой фабрики" в Волгограде. На помощь держащим оборону кондитерам прибыли рабочие дружинники с мебельной. Вероятно, когда начнется штурм этого предприятия, конфетных дел мастера, а точнее, мастерицы не оставят без поддержки коллег по несчастью.
Бедные правоохранители! Они просто не знают, кого им защищать в данной ситуации. Хотя пытаются что-то предпринять. Так, на днях прокурор Ворошиловского района Волгограда (на территории которого находится "Конфил") Владимир Бояринцев пригласил к себе старого и нового директоров фабрики Валентина Махонина и Якова Кайля, представителей Службы судебных приставов (ССП) и районной милиции. Что же предлагает прокурор? Исключить из сложного правового корпоративного процесса "фактор толпы". Если проще сказать, то очень просил стороны обойтись хотя бы без мордобоя.
Еще в более сложном положении оказались исполнители. Главный судебный пристав области Владимир Шубин посетовал журналистам, что просто в недоумении: служба получила сразу несколько исполнительных листов по "Конфилу" со взаимоисключающими требованиями. Главный пристав вынужден был направить запросы во все судебные инстанции с просьбой разъяснить ситуацию. Ведь он, Шубин, не может давать правовую оценку решениям судов и призван лишь их исполнять. А начальник областного ГУВД Петр Чипура, тоже приглашавший к себе участников противостояния, полагает, что точку в конфликте придется ставить в Верховном суде.
По старой советской традиции ходоки от противных сторон пытались обратиться за помощью к областному руководству. Мол, примените власть и восстановите справедливость (которую каждый понимает по-своему). Но участвовать в правовых спорах - не дело власти. Губернатор, правда, обратился к силовым органам, но с одним лишь требованием: соблюсти законность.
В растерянности все. В местной прессе выступают уважаемые люди, комментируя острые события на двух народных предприятиях. Но, похоже, этот заочный спор носит, скорее, теоретический характер. К примеру, один из бизнесменов считает, что народные предприятия как форма собственности в нашей стране никогда не приживутся. Потому как ни к чему, кроме классовых битв, не приведут. Другой авторитетный бизнесмен полагает, что Россия еще не миновала полосу концентрации капитала и смены собственников, а потому два этих предприятия разделяют участь всей остальной промышленности. Известный народный депутат убежден, что весь сыр-бор разгорелся из-за того, что директора старой формации не желают поступаться креслами. Ну и так далее...
Казалось бы, все просто: собрали акционеров, проголосовали - и точка. Но так быстро только закон пишется, исполняется он долго и не гладко. Да и сам закон, как бы это помягче выразиться, получился с изъяном. В этом конфликте правы... обе команды. С одной стороны, по количеству имеющихся акций новые хозяева не могут претендовать на право решающего голоса. Но, с другой, при народной форме акционирования работает система "один человек - один голос", и тут "старые" проигрывают. Добавлю, что к своему нынешнему статусу оба предприятия шли долго и сложно, меняя пути капитализации, проводя эмиссии. Доказать теперь, кто там право имеет, а кто просто, извините, мелюзга миноритарная, не в состоянии пока ни один суд.
Между прочим, суммы, требующиеся для выигрыша апелляций - кассаций, весьма впечатляющие. Поэтому иных деятелей так и подмывает нанять охранную фирму, а то и омоновцев захватить директорский кабинет силой, а потом пусть потерпевшие поражение сколько угодно доказывают в судах свое право.
Ни в коем случае не занимая ни одну из сторон баррикад, могу лишь констатировать: в Волгограде разгорелся, пожалуй, самый крупный скандал за все постперестроечное время. Кто и как сможет потушить этот пожар, предсказать невозможно. Но вот вопрос остается: сколько же должно случиться подобных конфликтов в стране, чтобы законодатели занялись серьезным анализом ситуации, написанием новых законов (или поправок к действующим), исключающих произвольное толкование спорных статей в зависимости от материальных возможностей истца и ответчика. Как это происходит нынче в Волгограде.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников