05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЛАДИМИР ЭТУШ: ДОМОЙ Я НЕСУ КАРТОШКУ, А В ТЕАТР - ИДЕИ

Воробьева Ася
Опубликовано 01:01 06 Мая 2003г.

- Владимир Абрамович, вы являетесь всеобщим любимцем публики, а после фильма "Кавказская

- Владимир Абрамович, вы являетесь всеобщим любимцем публики, а после фильма "Кавказская пленница" вас стали воспринимать лицом "кавказской национальности". Вы действительно с Кавказа?
- Нет, я москвич, родился на Маросейке. Мои родители не имели никакого отношения к театру, поэтому мое желание стать артистом явилось для них полной неожиданностью. Думаю, в этом виновата моя бабушка, которая, несмотря на тяжелую жизнь, была необыкновенно жизнелюбива и обладала большим чувством юмора. Свои рассказы она обязательно сопровождала показами, представляя в лицах разных людей. Так что, видимо, ее актерские гены передались и мне. Что же касается моей "кавказской национальности", то я всю войну прошел вместе с кавказцами и, тесно общаясь с ними, научился владеть разными акцентами.
- Вы не могли бы рассказать о войне, ведь через два дня - День Победы. Наверное, для вас это самый дорогой праздник?
- Несомненно, как для каждого, кто ее прошел. Ну, а что можно нового рассказать о войне? У Виктора Астафьева и Василия Быкова настолько все правдиво о ней написано, что я не смогу сильнее их сказать. Жаль, конечно, что сегодня бывшие победители живут хуже побежденных и о наших ветеранах войны вспоминают только в День Победы. Но опять же не хочу говорить общих слов и жаловаться на судьбу, да это и не в моем характере. Когда в 30-х годах мой отец был беспричинно арестован и посажен в тюрьму, я уже тогда понял: выжить можно только, если у тебя есть сила воли и внутренний стержень, не позволяющий тебе сломаться. Недаром один поэт о нашем поколении сказал: из этих людей можно гвозди делать... Конечно, имея бронь, я мог не идти на фронт, но это было невозможно, поскольку все мои сверстники воевали. Знаете, есть такое слово - совесть.
В начале войны нас, студентов, отправили под Москву на оборонительные работы, и, когда в сентябре мы вернулись, я не узнал Москвы, такое тяжелое впечатление она на меня произвела. В театре все тоже изменилось. Спектакль "Фельдмаршал Кутузов", который всегда пользовался успехом у зрителей, шел в полупустом зале, и тогда я решил, что музы могут и помолчать, и записался добровольцем на фронт. Воевать начал под городом Ростовом-на-Дону, потом вместе с армией отступал на Кавказ, а когда мы брали город Азов и мой полк пошел в наступление, то меня сильно ранило. После госпиталя в 1943 году был комиссован и вновь вернулся в свое родное училище имени Бориса Щукина.
- С орденом Красной Звезды и медалями на груди...
- Тогда у нас в училище было много фронтовиков, которых распознавали по шинелям. Обычно они не носили орденов, скромничали, а то, что они прошли фронт, было написано на их лицах. Но в них не было того ожесточения, которое сейчас, к сожалению, я замечаю у некоторых молодых людей, скорее, наоборот - желание помочь любому, кто в том нуждается. Через много лет после войны я получил письмо от женщины-фронтовички, запомнившей меня при переправе наших войск через приток Дона Аксай в 1942 году, где я был назначен комендантом моста. Немцы постоянно нас бомбили, а я метался среди машин, кричал, чтобы люди двигались быстрее и не мешкали. Видимо, уже тогда у меня был зычный, хорошо поставленный педагогами голос, поэтому она меня и запомнила, а потом увидела на киноэкране и написала. Это письмо сильно на меня подействовало, я в очередной раз понял, что не имею права разочаровывать своих зрителей, поскольку они верят мне как человеку, разделившему вместе с ними много бед и несчастий.
- Кого вы считаете своими учителями?
- Говорят: не тот учитель, который учит, а тот, у кого ты учишься. Я учился у великих педагогов: Цецилии Мансуровой, Анны Орочко, Веры Львовой, наблюдал на сцене за многими выдающимися актерами, которые были учениками Евгения Багратионовича Вахтангова. Глядя на них, я понимал, что такое фантастический реализм и, как мог, пытался его осваивать, ведь уметь создавать на сцене праздник жизни - это не такое уж простое дело. Мне всегда хотелось, чтобы школа русского дель арте сохранялась в стенах вахтанговского театра. Видимо, поэтому, будучи еще студентом последнего курса, я начал заниматься педагогикой и теперь продолжаю воспитывать студентов.
- А кто из известных артистов были вашими воспитанниками?
- Людмила Максакова, Александр Збруев, Александр Белявский, Иван Бортник, Вениамин Смехов, Зиновий Высоковский. Может быть, они состоялись так рано потому, что я постоянно им говорил: кто опоздал на 10 минут - опоздал на всю жизнь.
- Насколько я знаю, одна из ваших первых ролей была возрастной. В 25 лет вы сыграли старика Дорогомилова в спектакле "Кирилл Извеков" по пьесе Константина Федина.
- Да, свой творческий путь я начал с возрастных ролей, поэтому теперь мне надо играть молодых героев... (Смеется). Ну а поскольку режиссеры видят меня в основном как острохарактерного актера, даже фарсового, то стариться мне никак нельзя. Да я и не думаю.
- Ваш мольеровский Журден и Лаунс в "Двух веронцах" Шекспира, можно сказать, совершили революцию в русском театре. Глядя на вас, многие поняли, что наши актеры могут не хуже итальянцев и французов играть комедию положений. Как это у вас получается? В чем заключается ваш секрет?
- Никаких секретов здесь нет, надо просто жить на сцене и не думать, как ты выглядишь со стороны, поскольку не тот глуп, кто играет простофиль и недотеп, а тот, кто считает эти роли ниже своего достоинства.
- В середине 90-х годов в одном из интервью вы сетовали, что мало заняты в репертуаре. Сейчас вы играете в двух спектаклях: "Дядюшкин сон" и "Пат, или Игра королей". Скажите, вы переживаете, когда долго не выходите на сцену? Как вам удается сохранять творческую форму во время простоя?
- Любая пауза в творчестве - самая тяжелая пора для артистов, видимо, поэтому они соглашаются участвовать в антрепризах, поскольку молчание губительно для них. Когда актер не играет, ему начинает казаться, что он никому не нужен. В такие моменты нельзя поддаваться плохому настроению, надо продолжать работать над собой. Да, это трудно, но потом, когда судьба вновь улыбнется тебе и ты получишь долгожданную роль, то не надо будет долго приводить себя в рабочее состояние, поскольку ты внутренне готов "впрыгнуть" в новый образ. Это касается как театра, так и кино.
- Ваш дебют в кино состоялся в фильме Михаила Ромма "Адмирал Ушаков", где вы сыграли роль турка. Именно тогда началась цепочка ваших восточных ролей?
- Нет, значительно позже, у Ромма я не говорил с восточным акцентом, видимо, ему понравилась моя "турецкая" внешность... Свое перевоплощение в восточных персонажей я начал с фильма "Время летних отпусков", потом была роль кэгэбэшника Калоева в картине "Председатель", а дальше Леонид Гайдай пригласил меня сниматься в "Кавказской пленнице". Я сильно доставал его своими предложениями, а он, выверяя каждый смешной эпизод с секундомером, говорил: "Владимир Абрамович, не смешно!" Я парировал: "Смешно должно быть в результате". "Когда кино закончится и зрители уйдут?" - ехидно спрашивал он. Так мы спорили до бесконечности, но это не мешало нам дружить. На съемках "Кавказской пленницы" я встретился с комическим трио в составе Никулина, Вицина и Моргунова, и мне нельзя было пользоваться их гротесковыми приемами, надо было найти свой путь.
- Правда, что многие фразы из "Кавказской пленницы" рождались прямо на съемочной площадке?
- Да, их не было в сценарии: "Белий - горячий", "садись пока", "не путай собственную шерсть с государственной", "шляп сними". Все это возникало во время съемок, как, впрочем, и другая фраза из "Ивана Васильевича": "Собака с милицией обещала прийти".
- Просто не верится, что в жизни вы такой строгий и серьезный человек, а на сцене, в кино - комик, при одном появлении которого зрители начинают смеяться.
- Ну в каждом человеке много всего намешано. Представьте себе, что бы подумали о ректоре училища, если бы он строил своим студентам рожи. И вообще, должен вам сказать, обычно в жизни комики - грустные люди. Я себя отношу к оптимистам, но это не значит, что я постоянно смеюсь. Тем не менее мои близкие не жалуются, что со мной скучно.
- Вы много уделяете внимания своей семье?
- А как же? У меня есть свои обязанности по дому, например покупать продукты, и это нисколько меня не унижает. Ведь авторитет мужчины в семье зависит от того, какую атмосферу он сумел создать в доме - доброжелательную или нет, смог наладить контакты с родными или нет. Моя дорогая мама учила меня: если ты будешь хорошо относиться к своим родителям, то и твои дети, внуки будут так же хорошо относиться к тебе. Так что домой я несу картошку, а в театр - идеи.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников