09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ ШПИОН С "ЧЕРТОВОЙ ГОРЫ"

Андреев Анатолий
Статья «ПОСЛЕДНИЙ ШПИОН С "ЧЕРТОВОЙ ГОРЫ"»
из номера 083 за 06 Мая 2004г.
Опубликовано 01:01 06 Мая 2004г.
Он работал в Западной Германии на спецслужбы ГДР и на наш КГБ. По доносу предателя американский суд приговорил его к пожизненному заключению. Через 15 лет, в конце прошлого года его передали турецким властям, чтобы отсидел отпущенный срок у себя на родине. Несколько дней назад в передаче первого канала немецкого телевидения он поведал о своей незавидной, но им самим добровольно избранной судьбе.

И в 76 лет, после долгого заключения то в камере-одиночке, то в среде убийц и насильников в самых строгих тюрьмах США, Хусейн Йилдирим похож на голливудского актера, обаятельного Дэни Де Вито. А в молодости тем более очаровывал кого угодно - качество совсем не лишнее в шпионском ремесле.
Ввязался он в "крутое дело", проникнув в тайны суперсекретного объекта США на берлинской Тойфельсберг ("Чертовой горе"). Это был гигантский центр коммуникационных перехватов, позволявший "прослушивать" Советский Союз и все страны Варшавского пакта. Почему пошел на риск? Не делая секрета, Хусейн с улыбкой отвечает: "Хотел, чтоб я и моя семья жили получше".
Он любил деньги. Приехав в Германию с родственниками еще в 60-е годы, предприимчивый турок устроился механиком на сервисную станцию "Мерседеса", заодно занимаясь торговлей драгоценностями, страховыми операциями. Однако нигде, кроме автодела, не преуспел. В поисках нового "бизнеса" вышел в 1979 году на офицера разведцентра ГДР и предложил свои услуги.
В то время ведомство легендарного Маркуса Вольфа и его советские коллеги проявляли большой интерес к "Чертовой горе". Но на сам объект, понятно, допускались лишь особо доверенные сотрудники американских спецслужб. Хусейна устроили механиком на станцию обслуживания "Auto Craft Shop" на территории военного городка. Приветливый мастер быстро приобрел популярность среди клиентов, в числе которых оказались и сотрудники центра прослушивания. И Хусейн принялся налаживать контакты. "Для этого, - напоминает он, - нужно время. Я искал подходы ко многим и наконец попал на того, кто оказался самым подходящим, - Джеймса Халла".
Этот молодой офицер только что женился на немке-официантке Хайди Г., вскоре у них родился ребенок. Американец, как и турок, "хотел жить получше", чем позволяло армейское жалованье. На этом и сошлись. Халл обладал допуском высшей категории, занимаясь анализом и расшифровкой перехваченной информации. За семь последующих лет он передал тысячи строго секретных документов, которые попали в руки разведчиков ГДР и КГБ. Сам вынос таких материалов обставили с гениальной простотой. "Джеймс Халл, - рассказывает Клаус Айхнер, бывший офицер разведцентра ГДР, - предложил купить ему такую же спортивную сумку, которые тогда носили тысячи американских военнослужащих, и сделать в ней двойное дно".
Так и прошагал с сумкой, набитой тайнами, офицер спецслужбы США. Перед получением допуска его многократно проверяли, в том числе и на детекторе лжи, досконально изучили его прошлое. Зато уже во время службы Халла на "Чертовой горе" никто особо не наблюдал за ним, как и за его "досконально проверенными" коллегами. Между прочим, тогдашний шеф армейской контрразведки США в Германии полковник Стюарт Херрингтон тоже пользовался услугами турецкого "мастера", даже приглашал его в гости.
Сегодня контрразведчик запоздало признает, что ему стоило бы еще в 1983 году "положить конец деятельности шпиона", когда тот познакомился с темнокожей Эллой Пэтвей - переводчицей с русского на сверхсекретном объекте. Дама не устояла перед чарами Хусейна, и он успешно начал ее вербовку. Но неожиданно выяснилось пристрастие Эллы к алкоголю, да едва все не погубил ее бывший ухажер, донесший, что "турок - шпион ГДР" - ревность, видимо, далеко не всегда слепа. "Мастеру" устроили допрос, который провел капитан, тоже чинивший свою машину у талантливого турка. "Вы действительно верите, - спросил Хусейн, - что я коммунистический шпион?" "Ни в коем случае", - успокоил капитан. Так и пронесло...
В 1986 году Халла перевели во Франкфурт-на-Майне в спецгруппу, связанную со штаб-квартирой НАТО. "Среди документов, - рассказывает Хусейн, - полученных тогда от Джеймса, были даже такие, к которым в самих США имели доступ лишь четыре человека. Никто не имел права заглянуть в них даже из самых высоких политиков союзных стран, никто". Кроме, разумеется, разведчиков ГДР и Советского Союза...
В 1987 году Джеймс Халл возвратился за океан. А Хусейн познакомился - тоже на своей сервисной станции - с американкой Пегги Бай, прилетевшей в Берлин на защиту диссертации. "Семье я не мог признаться, - говорит он, - что эта и другие женщины были составной частью моей работы, так что пришлось покинуть жену и двоих детей". В ведомстве Маркуса Вольфа решили, что через Пегги их агент сможет "открыть дверь" в США. И действительно, Иилдирим переселился туда в 1987 году. Ему нравилась эта страна, но одновременно он работал против нее. "В деятельности секретных служб, - со знанием дела объясняет ситуацию Маркус Вольф, - часто уживаются противоречия". Ценного агента наградили медалью, поздравили, но категорически запретили выходить впредь на Джеймса Халла, выделив для того нового связника - Манфреда Северина.
Между тем назревало крушение ГДР и объединение Германии. И Северин решился на предательство, установив контакты с американцами и сообщив им все, что знал о Джеймсе Халле. С августа 1988 года за тем установили круглосуточное наблюдение, чтобы взять с поличным. А когда у Хусейна стали таять заработанные в Германии деньги, он совершает губительную ошибку, - нарушив запрет, звонит Халлу. "Я подумал, - оправдывается Хусейн, - что Джеймс поможет мне деньгами в сделке с бриллиантами, но выяснилось, что он сам на мели и снова ищет связь с разведчиками ГДР или с КГБ - все равно, лишь бы платили".
Тут Иилдирим, испугавшись, что Халл неоправданно рискует, сам летит в Восточный Берлин, рассказывает о происшедшем и получает 10 000 долларов. Половину оставляет себе, остальное передает Халлу, но того сумма не устраивает, и он продолжает самостоятельно искать встречи с "коммунистическими" спецслужбами. Ему в этих поисках "помогает" ЦРУ, подставив в качестве "офицера КГБ" своего сотрудника, русского по происхождению. Под наблюдением скрытых камер Халл передает секретные документы, получает 60 000 долларов и даже дает расписку. Через три часа его арестовали, и попавший в ловушку агент тут же начинает давать подробные показания. На следующий день наручники защелкнулись и на запястьях Хусейна Иилдирима.
"Обычно за каждым агентом, - сокрушается он, - стоит правительство, которое так или иначе - чаще путем обмена - выручает его из беды. А за мной никто не стоял, поскольку ГДР исчезла". К чести генерала Вольфа, тот все же не бросил на произвол судьбы бывшего ценнейшего сотрудника. Через адвокатов вел длительные переговоры и с американскими, и с турецкими властями, и в том, что Иилдирим наконец покинул тюрьму, его немалая заслуга. Все 15 лет билась за его освобождение и некогда покинутая им семья - "противоречия уживаются" не только в шпионской, но и в обычной человеческой среде. Клинтон и Буш поочередно отклоняли просьбы о помиловании, но наконец в ноябре 2003 года узник получил сообщение, что его передают Турции, где он должен отбывать до "конца пожизненное тюремное заключение".
На родине, однако, отпустили его на свободу уже на следующий день после прибытия. Может, посчитали, что достаточно натерпелся земляк на чужбине, а может, по зрелом размышлении решили, что кончилась "холодная война", вошла в единую Германию бывшая ГДР, снесен некогда сверхсекретный объект на "Чертовой горе", и бывшие тайны стали никому не нужны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников