04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ ОСЕТР

Ильичев Михаил
Опубликовано 01:01 06 Июня 2000г.
В этом году Россия впервые может полностью прекратить экспорт черной икры. Об этом на днях заявил заместитель председателя Госкомрыболовства Владимир Измайлов, сославшись на серьезный урон, который нанесен осетровым в Каспийском бассейне. Напомним, что именно этот регионна на 90 процентов обеспечивает поставки черной икры. Рыбаки на этот год имеют квоту на добычу 560 тонн осетровых. Но условия для путины крайне сложные. Сегодня уже ясно, что столько рыбы не выловить, в лучшем случае добыча составит 150-200 тонн. Почему же страна теряет осетра? Ответить на вопрос попытался наш волгоградский корреспондент.

В управлении "Нижневолжскрыбвода" висят стенды со старыми фотографиями. Наглядная агитация еще советского периода. На карточках - рабочие будни Волгоградского осетрового рыбоводного завода. Плещутся осетры и севрюжки, свежая икра в больших емкостях, радостные лица рабочих. Фотографии пора сдавать в краеведческий музей. Взрослые-то еще застали ту эпоху, а вот детям придется объяснять, что это за рыба такая была - осетр и почему так ценилась. Тут фотографии и пригодятся в качестве пособий.
В подтверждение приведу несколько цифр, которые мне назвали сотрудники управления. В былые времена для воспроизводства осетровых у Волгограда вылавливали в год более ста тонн рыбы. Былые времена - это не столь уж далекие восьмидесятые. В прошлом году с трудом поймали шесть тонн. В этом... Мои собеседники долго спорили, пытались вспомнить - 200 кг плюс 30 кг, потом еще 15... В общем, если по итогам года тонну наскребут - хорошо будет.
Хотя чего уж тут хорошего. Я был очень удивлен, когда узнал от главного рыбовода управления Татьяны Гойдиной, что теперь икру у самочек не берут, а "удаляют". Их оперируют под наркозом, затем выхаживают в послеоперационный период, кормят и лелеют в надежде, что года через три они снова дадут потомство. Татьяна Михайловна с гордостью сообщила, что в этом году, к примеру, дали икру две самочки, которых разрезали еще в 1997 году.
Та же Гойдина рассказывала, как прежде работники завода, поймав рыбину, долго рассматривали ее со всех сторон. Только потом решали - пойдет она для воспроизводства или нет. Экстерьер тогда, видите ли, имел значение. Сегодня рады любой, даже самой убогой, которая едва хвостом шевелит.
Соответственно из 120 гектаров прудовых площадей на здешнем заводе "зарыблены" около 20. В советские времена, когда рыба в Волге еще водилась в большом количестве, на заготовку осетровых у завода уходило две-три недели по весне. Теперь, дабы хоть как-то продолжить осетровый род в здешних местах, загодя летом и осенью выезжают в Астраханскую область - одолжить у соседей икринки.
Тем чуть полегче. В дельте много тоней - мест, где и производится заготовка. До Волгограда же нынче своим ходом редкий осетр доплывет. А севрюга и белуга вовсе забыли северный маршрут.
Можно еще и еще сыпать цифрами. Каждая будет только добавлять черной краски в общую картину. Остановимся на главном. Примерно с 1994 года началось резкое сокращение осетрового стада в Волге и Каспии. Думаю, понятно, почему. Раньше в Москве точно определяли, сколько тонн можно выловить, сколько молоди необходимо произвести на свет. После распада Союза Казахстан решает эти вопросы для себя, Туркмения - для себя. Даже российский субъект - Калмыкия творит на своих пятнадцати километрах Волги самосуд над осетром...
Но это не все. Сегодня получить лицензию на отлов и икорно-балычное производство - пара пустяков. Значит, ловят все кому не лень, что также не способствует увеличению популяции. Прибавьте к этому тяжелую экологическую ситуацию в северном Каспии и низовьях Волги - и получится тот клубок проблем, что неминуемо ведет к полному исчезновению осетровых. По крайней мере в российских водах.
Александр Науменко, начальник лаборатории ихтиологии "Нижневолжскрыбвода", все время повторял, чтоб я не обольщался насчет перспектив: "Мы сегодня говорим в Волгоградской области не о промышленном вылове, а о работе по сохранению генофонда. Не более". Науменко припомнил народную мудрость - никто не забивает последнего бычка...
Однако есть еще время нажать на тормоза. Если мы хотим сохранить осетровых, надо немедленно объявить полный мораторий на продажу черной икры и ценного рыбьего мяса. Останется только племя браконьеров, но их уже при желании можно укоротить.
Заместитель начальника управления Сергей Мальцев даже сравнил осетровых со слонами. Те не так давно тоже оказались у роковой черты. Больно высоко котировались на мировом рынке изделия из слоновой кости. Вмешалась ООН. Продажа их была объявлена во всем мире вне закона. Популяцию слонов удалось восстановить.
Мальцев уверен, что осетровые - не менее значимый для людей вид, чем слоны. Вот только он не знает, как достучаться до ООН. Кстати сказать, даже при введении санкций потребуется не менее десяти лет осетру и пятнадцати белуге, чтобы они вновь расплодились у нас.
Впрочем, ООН далеко и высоко, свое правительство ближе. Оно тоже может кое-что предпринять. Как первый шаг - запретить промышленный отлов осетровых в дельте Волги. Может, пример России окажется и для других каспийских государств примером?
Альтернативы такому шагу, считают здешние специалисты, нет. Это надо хорошо понять. Если мы, конечно, не хотим, чтоб дети наши только из книг и музейных экспонатов узнавали о существовании такой рыбы - осетр.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников