10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ДО ПРЕЗИДЕНТА ДОЙДЕМ!"

Мамедова Майя
Статья «"ДО ПРЕЗИДЕНТА ДОЙДЕМ!"»
из номера 102 за 06 Июня 2001г.
Опубликовано 01:01 06 Июня 2001г.
16 сентября 1999 года в 5.55 утра в Волгодонске раздался взрыв страшной силы. Погибли 19 человек, более 70 стали инвалидами. Многие получили травмы и увечья разной степени тяжести. Материальный ущерб нанесен тысячам горожан.В те дни на заседании правительства России было принято решение не только о компенсационных выплатах пострадавшим, но и о выделении 290 млн. рублей на аварийно-восстановительные работы, что составляет половину годового бюджета Волгодонска. Казалось бы, достаточно и этих денег, и прошедших после взрыва более полутора лет, чтобы решить проблемы пострадавших людей, тем более что поступали еще и пожертвования от частных лиц, разных организаций... Но письма пострадавших от террористического акта говорят об обратном. Наш корреспондент отправилась в Волгодонск.

Город с населением около 180 тысяч человек "прозрачен". "Мы живем под общим одеялом, - невесело пошутила волгодончанка Ольга Пархоменко. - Скрыть что-то от соседского глаза невозможно: о вагонах, фурах со строительными материалами и гуманитарной помощью, поступающих в город, знали все". Расселенные в гостиницах, домах отдыха и санаториях жители домов 35 и 35а по Октябрьскому шоссе (оказавшихся в центре взрыва) начали получать так называемые компенсационные деньги - каждой семье, вне зависимости от ее состава, полагались 50 тысяч рублей. Как объяснил тогдашний мэр Волгодонска Сергей Горбунов, "этих денег хватит, чтобы купить и мебель, и холодильник, и даже телевизор". Мэр забыл о такой "малости", что людям, пережившим "локальную войну" (именно так квалифицируют теракт психиатры), необходима долгосрочная медико-реабилитационная помощь и лечение потребует немалых денег. До сих пор половина волгодонцев страдает "синдромом 5.55 утра" - полгорода ежедневно просыпается в это время и подходит к окну посмотреть, не стоит ли у дома какая-нибудь машина... Многие спят в одежде - той самой, которую принесли им друзья, знакомые.
- Гуманитарная помощь до пострадавших в основном не дошла, - говорит одна из авторов письма в газету Людмила Дубинская. - Ни моя, ни, насколько знаю, другие семьи ничего не получили. Местная власть распорядилась и деньгами, и материальными ценностями по-свойски. Запах легких денег стимулировал мозговую деятельность чиновников...
Недавно в городе сменилась власть: избран новый мэр, который собирает свою команду. В те дни, когда я была в Волгодонске, в кабинете одного из смещенных чиновников случайно обнаружили коробку с 66 парами обуви - забыл вывезти?..
Мизерные компенсационные деньги, унизительная общепитовская похлебка, за которой надо отстаивать очереди, стали первыми вестниками назревающего конфликта пострадавших людей с властью. Чтобы предупредить взрыв недовольства, мэр предлагает создать общественную ревизионную комиссию из трех работников администрации и единственного представителя домкома. Доверия это, естественно, не вызывает. Раздраженный Горбунов заявляет, что, видимо, кто-то хочет создать "общественное движение по пересчету простыней и макарон". Движение не движение, но централизованный учет всего, что поступало в город для нуждающихся, был необходим, особенно в первые дни после взрыва, когда сюда шли вагоны, машины со стройматериалами, теплыми вещами, одеждой, обувью, продуктами.
- В городе было более десятка штабов по ликвидации последствий теракта и оказанию помощи пострадавшим и столько же складов, где должны были храниться материальные ценности, гуманитарка, - вспоминает бывший депутат Гордумы, лидер молодежного объединения "Поколение" Олег Пахолков. - Ни списков, ни учета, кому и что выдано, не велось. Поэтому не представляло особого труда списать вагон леса ли, стекла ли, той же обуви и т.д. Доказать нецелевое использование денег, других ценностей сегодня сложно, упущено время, но возможно - если провести независимое расследование деятельности хотя бы организаций, занимавшихся строительством и восстановлением жилья после взрыва. Ведь именно сюда перечислялись немалые суммы, шли строительные материалы. И первые вопросы, которые напрашиваются: с чего бы дела еще недавно бедствующих РСО вдруг пошли в гору? На какие деньги отделаны, обставлены под "евро" офисы фирм, а у их сотрудников появились иномарки?..
Шло время, а решение вопросов, в том числе и жилищных, затягивалось. Спустя пять месяцев после взрыва жильцы дома 35а по Октябрьскому шоссе, отчаявшись, начали голодовку, разбив на снегу палаточный городок. Поводом послужило сообщение о том, что "средства на приобретение квартир для жильцов дома 35а по Октябрьскому шоссе не предусмотрены. Основание: здание признано пригодным для проживания после ремонтно-восстановительных работ". Люди опасались, что дом, испещренный трещинами и стянутый для крепости металлическими конструкциями, может обрушиться. Именно тогда Людмила Дубинская создала инициативную группу, неоднократно приезжала в Москву, получала здесь гуманитарную помощь, чтобы раздать таким же, как и она, обездоленным. Ее усилия поддержали в московской Патриархии, многие депутаты Государственной Думы, общественная организация "За спасение детей России"... Узнав, что Дубинская в числе голодающих, мэр ей прямо сказал: "Ты еще поплачешь у меня". Свое слово он держит: позже, когда началось расселение во временные квартиры, Дубинская с семьей оказалась единственной (и до сих пор), кто остался жить в гостинице.
Во время голодовки стало известно, что из 45 квартир в новостройке по Октябрьскому шоссе, 15, администрация распределила тем, кто к жертвам террористического акта не относится. Среди них работники администрации и правоохранительных органов, некоторых СМИ и местного ТВ, в основном друзья-товарищи мэра. Позже именно специальная депутатская комиссия обратилась в городскую прокуратуру, указав на факты нецелевого использования бюджетных 20 млн. рублей при строительстве дома и многочисленные нарушения жилищного законодательства при распределении жилья, предназначенного пострадавшим от теракта волгодонцам.
- Люди до сих пор в подвешенном состоянии: жилье временное, без прописки, не ясна ситуация с жилищными сертификатами, - сказал в беседе со мной один из чиновников. Я удивилась: ведь есть штаб по оказанию помощи пострадавшим и ликвидации последствий теракта?
- Увы, в народе его называют "штаб по ликвидации пострадавших", - усмехнулся он.
Велик материальный ущерб, причиненный жертвам террора, но его не сравнить с моральным. Люди психологически раздавлены, участились случаи суицида: покончил с собой отец семейства Федоров, выбросилась из окна шестнадцатилетняя девушка. А работники жилотдела и городской администрации, узнав об этом, переписывали сертификаты, уменьшая число квадратных метров: покойникам жилье не нужно. Не только изрядные средства на строительство и ремонтно-восстановительные работы ушли неизвестно куда, но были и явные махинации с сертификатами. Известны случаи, когда богатые родственники покупали и дарили пострадавшим жилье. И хочется узнать, кому отписывались "бесхозные" квадратные метры? По тому же "лужковскому" дому известно, что 8-й и 9-й этажи строились для многодетных семей. Потом эти квартиры оказались проданы неизвестным лицам...
Сейчас все пострадавшие объединились в общество "Надежда", чтобы отстаивать свои права. Собираются приехать в столицу, дойти до президента: в него тут верят безгранично. Главное, считают они, нужен закон о статусе, положении, льготах пострадавшим от террористических актов. Без президентского решения по этому вопросу нет никаких гарантий, что пострадавшие и впредь не будут заложниками недобросовестных чиновников.
Не прибавил мне оптимизма и визит к прокурору города В. Федорову. Сославшись на занятость, Валентин Иванович отправил меня к своему старшему помощнику Ольге Лесной. Ольга Витальевна искренне удивлялась:
- Ну что не хватает этим людям?! Вы посмотрите, какой газон разбили на месте взорванных подъездов... Мемориальную доску повесили у сквера...
- При чем тут газоны и скверы? Люди жалуются на незаконное распределение жилья, нецелевое использование бюджетных денег. Кстати, эти факты обнаружила и специальная депутатская комиссия...
- Эта комиссия не имела права оценивать законность или незаконность распределения жилья, использования бюджетных средств. Да, прокурорская проверка выявила незначительные нарушения жилищного законодательства, некоторые сотрудники из бывшей администрации привлечены к дисциплинарной ответственности...
С "чистого листа" начинает свою деятельность недавно избранный мэр А. Клейменов, напрочь отмежевываясь от деяний бывшего градоначальника Горбунова:
- Основные проблемы пострадавших решены, - уверенно говорит Александр Николаевич. - К сожалению, многие стали пользоваться своим положением для получения еще больших благ. Одни рвутся в Ростов-на-Дону, другие хотят поменять жилье на другие регионы. Что касается того, как тратились бюджетные деньги и распределялись квартиры... Если даже кто-то получил жилье на незаконных основаниях - что же теперь, выселять? Люди живут, обжились... Законодательной базы о порядке предоставления помощи пострадавшим от терактов нет. А раз так, все зависит от отношения к тебе местного начальства...
Как говорится, без комментариев.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников