09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЮБОВЬ - ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО

Попова Ирина
Опубликовано 01:01 06 Июня 2002г.
Он всегда мечтал о сыне - старшая дочка у них с Галиной успела повзрослеть. И Бог дал им ребенка, правда, поздновато, возраст для роженицы не совсем подходящий - под сорок. К тому же здоровье не ахти какое: чуть понервничает - давление скачет.

- Но я решила: все равно буду рожать, - рассказывает Галина. - Хотя бы ради мужа. На учет в женской консультации встала с шестимесячным сроком беременности. В первый же день меня в регистратуре довели до белого каления, не могли разобраться со страховым полисом. В кабинет врача зашла уже взвинченная. Измерили давление - и ахнули. Верхняя граница за 200 зашкаливала. На следующем приеме все повторилось: давление немыслимое.
Вызвали на беседу мужа. И объяснили ему, что необходимо прерывать беременность, иначе возникает реальная угроза для жизни матери. Николай согласился. И уволился с работы. Отпуск по семейным обстоятельствам ему в траловом флоте не дали, а оставить жену одну в такой ситуации он не мог.
В сентябре 1996 года Гале сделали кесарево сечение. Шестимесячный мальчик появился на свет совсем крохотным - весом 900 граммов, ростом 36 сантиметров. Его сразу поместили в барокамеру. Там малыш два месяца лежал один. А Николай каждые три часа, начиная с 5 утра и до полуночи, привозил свежее грудное молоко.
- Натерпелись тогда, - вздыхает она. - У Максимки обнаружили гидроцефалию. Трижды у него останавливалось сердце. К тому же у малыша была цитомиголия, внутриутробная инфекция, ослабляющая иммунную систему. К этому добавились поражение центральной нервной системы и атрофия мышц, а одно легкое так увеличено, что первые двадцать дней мальчик
не мог дышать самостоятельно. С таким букетом угроз лежать в больнице не было никаких сил. И Николай сказал: "Все, забираем ребенка домой! Здесь его не выходить".
При выписке четырехмесячный Максимка весил всего два килограмма. Дома отец не спускал его с рук: вертикальное положение помогало работе легких. Тем не менее бороться с инфекцией становилось все труднее. Тогда один врач и сказал: может, помог бы цитатек, только это очень дорогой препарат, и в России его не достать".
Николай узнал, что такое лекарство в Россию не импортируется. Он решил напрямую связаться с фирмой-производителем. Получил ответ: "Заявки от частных лиц не принимаются". Сколько кругов по инстанциям тогда сделал Николай, сейчас и не вспомнить. В конце концов помог городской комитет по здравоохранению, и препарат из Германии самолетом доставили в Мурманск. Галина снова легла с сыном в больницу.
Но сомнений у специалистов оставалось много. Как отреагирует детский организм на лекарство? Поможет ли вообще чудом добытый препарат? Поначалу состояние мальчика улучшалось, начал восстанавливаться иммунитет. Однако через 12 часов после введения лекарства у ребенка начинались судороги...
- А врачи отмахивались: на что надеялись? - с горечью вспоминает Галина. - Более того, педиатр на обходе однажды "по-дружески" посоветовала: "Зачем вам эти мучения? Откажитесь, возьмите здорового ребенка".
Ушла из больницы с облегчением: только не слышать больше таких слов. Хотя проблемы нарастали, как снежный ком. Помимо дальнейшего лечения, ребенку необходимы ежедневные массажи и гимнастика. "Иначе мальчик будет прикован всю жизнь к инвалидной коляске!" - предрекали медики. И на все нужны деньги. На семейном совете решили, что зарабатывать будет мама, у нее есть постоянное место. А отец станет сиделкой.
И Николай занялся изучением медицины. Штудировал справочники, отмечал все, что могло пригодиться. Когда к Максимке стала приходить массажистка, папа старался не упустить из вида ни одного ее движения, все тщательно фиксировал в тетради. Взялся за массаж сам.
- Истязал ребенка по три часа в день, - рассказывает Галина, - по крайней мере, такое складывалось впечатление. Если я была в это время дома, закрывала плотнее двери, а вообще старалась уйти. Сердце не выдерживало.
Но по-другому было нельзя. Николай продолжал делать массаж Максимке, постоянно увеличивал нагрузку. Потом решил подключить к физическому комплексу прогулки на природу. В любой день, невзирая на погоду, собирал рюкзак с одеялом, теплой одеждой, едой и отправлялся с сыном в сопки - на десять - одиннадцать часов. И "природотерапия" дала результаты. В год и семь месяцев ребенок пошел.
- Если бы не папа, мы бы не выкарабкались, - взволнованно повторяет Галина, глядя на Максимку, чьи умные глазенки поблескивают из-за стекол очков. (Жаль, близорукость осталась - последствие кислородной маски.) Николай расстраивается, что сын теперь из-за плохого зрения не сможет быть летчиком.
Максим без папы просто не может. Очень скучает по нему. Николаю удалось найти работу: подвернулся рейс, и он в море уже четвертый месяц. Поэтому на каждый звонок в дверь сын мчится с радостным воплем: "Папа приехал!"
...Смотришь на пятилетнего мальчишку - вполне обычного, непоседливого и озорного, и не веришь, что многочисленные страшные диагнозы - это все о нем. И еще думаешь, как ему повезло с папой.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников