08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ СВИСТИ, А ТО ЗАРЭЖУ!

Петров Дмитрий
Опубликовано 01:01 06 Июня 2008г.
Знаменитый Владимир Маслаченко в 1999 году комментировал матч Лиги чемпионов между мадридским "Реалом" и норвежским "Мольде".

В самом начале своей работы, представляя французскую бригаду арбитров, он машинально произнес их фамилии, в том числе и ничего не говорящую российским телезрителям фамилию Вьенно. И только примерно на десятой минуте матча, когда "этого самого" Вьенно наконец показали крупным планом, Владимир Никитич изумленно воскликнул: "Ба! Так это ж дама!" Что это было - красивый актерский ход мастера или искреннее удивление, - вопрос десятый. Суть в том, что женщина-арбитр - действительно экзотика, даже сейчас, без малого через десять лет после первого появления судьи женского пола на футбольном поле в матче такого уровня. Во всяком случае - для болельщиков, а порой и футболистов нашей страны. "Труд" разыскал шесть женщин-рефери и узнал, каким ветром этих нежных и хрупких красавиц занесло в грубую (и в смысле самого действа, и в смысле слов и жестов, его сопровождающих) игру. Оказалось, что судейство для них - это всего лишь одно из проявлений их любви к спорту вообще и футболу в частности, которая появилась еще в детстве и никак не хочет проходить. Большинство девушек до сих пор любят сами погонять мяч, некоторые, между прочим, защищают ворота. А если кто-то из них и не играет, то все равно обязательно должна быть рядом с футболом, даже когда не судит игры. Например, в качестве администратора клуба премьер-лиги. Когда же вновь приходит время обслуживать футбольный матч, девчата выходят на поле и доказывают, доказывают, доказывают, что они не хуже, а порой даже лучше мужчин делают эту работу и гораздо реже заслуживают известного тупого выкрика с трибун, сообщающего окружающим о соответствующей ориентации судьи.
Наталья Авдонченко, арбитр ФИФА, 41 год, Черниговский государственный педагогический университет, факультет физического воспитания:
- Женские матчи в мире обслуживают только женщины, это рекомендация ФИФА. Первенство России среди женщин тоже судим мы. А вот в премьер-лигу нас не пускают, женщины могут судить только матчи дублеров. У меня никогда не было проблем с судейством мужского футбола, хотя мужской футбол - это очень серьезно. Во-первых, это быстрый футбол, нужны хорошие физические данные. Во-вторых, нужно быть сильной судьей. Контроль дисциплины здесь значительно важнее, чем в женском футболе.
Надежда Ульяновская, арбитр ФИФА, 41 год, Санкт-Петербургский государственный университет физической культуры:
- Я стала одной из первых женщин-арбитров в России. Когда я только начинала судить, это было очень необычно для ребят: кто относился снисходительно, кто подшучивал. А сейчас многие даже просят девушек-арбитров, мол, они честнее отсудят. Я судила матч первенства УВД в Калуге, и на этом матче кто-то из молодых на меня огрызнулся: "Чего ты свистишь?" А старшие милицейские чины его осадили: "Да ты посмотри, кто тебя судит. Сначала научись играть, а потом говори". Было очень приятно.
Марина Мамаева, арбитр ФИФА, 40 лет, Алма-Атинский институт физкультуры, тренерский факультет:
- Игроки вначале не принимали меня всерьез: имитировали травмы, во время игры полушутя давали советы, мол, девчонка, что она понимает в футболе? Одни получили желтые карточки, до других таки дошло, что подобные штуки со мной не проходят. Зарплата у арбитра международной категории женского пола такая, что приходится подрабатывать. За судейство одного матча чемпионата России женщина получает 8 тысяч рублей. В месяц максимум две игры. Мужчины за каждый такой матч получают по 90 тысяч. Нас оценивают не по мастерству, а по полу.
Анна Гневышева, ассистент ФИФА, 33 года, Санкт-Петербургский университет экономики и финансов, факультет экономики:
- Мы судили матч, я была помощником арбитра, остальные судьи были мужчины. Мы засчитали гол, команде, пропустившей гол, это не понравилось, и меня ударил один из игроков. Потом он говорил, что не видел, что я женщина. В итоге игрока пожизненно дисквалифицировали. Но это единичный случай. Сейчас я стала спокойней, а была очень эмоциональная. Игроки, которые не стеснялись крепких выражений в мой адрес, очень удивлялись, когда я им отвечала тем же, и бежали жаловаться в федерацию.
Оксана Акулова, ассистент ФИФА, 32 года, Ростовский институт физкультуры, спорта и туризма:
- Еще несколько лет назад общественное сознание не готово было к восприятию женщин на поле, да еще и в качестве судей. При малейшем промахе или если мое решение не нравилось футболистам или болельщикам, я слышала в свой адрес обидное "Давай к печке, борщи варить!". А однажды случилось и вовсе нешуточное. Я зафиксировала положение "вне игры", после чего игрок, попавший в офсайд, каждый раз, когда оказывался рядом со мной, повторял тихо, трусливо, чтоб никто не слышал: "Берегись! Домой живой не вернешься, деточка!"
Анастасия Пустовойтова, судья первой категории, 27 лет, Российская финансово-промышленная академия, факультет спортивного менеджмента:
- Я стала судьей, чтобы уравновесить свой взрывной характер, и за три года профессия подействовала. Я стала психологом и стараюсь успокоить игрока не карточкой, а улыбкой или шуткой. Когда я только начинала судить (это было первенство Москвы среди детей), то, конечно, наслушалась всякого. Больше всех усердствовали мамы, которые не могли смириться с тем, что их чадо проигрывает. Моя работа тоже связана с судейством. Я работаю администратором ФК "Динамо": встречаю и провожаю судей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников