09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЕНЧАНИЕ ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

Тарасова Светлана
Опубликовано 01:01 06 Июля 2000г.
Пять лет назад, когда за Юрием Воякиным на девять зим и лет захлопнулись двери колонии, он и подумать не мог, что когда-нибудь станет здесь таким вот счастливым - до одурения, до кома в горле...

В 1995 году об этом преступлении писали все газеты. Это было одно из первых заказных убийств в области: зажиточная дама из Семилук решила разделаться со своим опостылевшим мужем. Исполнителей нашла среди местных алкашей. Сыщики довольно быстро раскрыли это дело, и все преступники оказались на скамье подсудимых. Юрий - за соучастие - "загремел" на 9 лет.
Тот год для него был по-настоящему черным. Сначала умер отец - нестарый еще, крепкий мужик. Следом, всего за пару месяцев, "сгорела" мать. Ему было тогда тридцать два, сам уже отец двоих детей, а тут вдруг почувствовал себя сиротой. С горя запил. Пил два месяца - никто из близких не помнит его таким. Похмелье было страшным - на тюремных нарах. И тогда-то от него отвернулись буквально все - и родные, и друзья. Не поставила на нем крест только жена Наташа, хотя перед ней он был виноват больше всего: оставил ее, тридцатилетнюю, одну с двумя пацанами - ни женой, ни вдовой. Хуже - женой убийцы. Ее родственники и близкие в один голос твердили ей: "Брось, забудь. Девять лет - это целая жизнь. Ты молодая, красивая. А каким он вернется после зоны? Одному Богу известно".
Не послушала никого. По ночам плакала в подушку, а на свидания приходила бодрая, сильная: "Юра, ты нам нужен, мы с мальчиками ждем тебя". Юрию казалось, что он знал Наташу всю жизнь, а оказалось, не знал совсем. Даже и предположить не мог, что в этой хрупкой женщине есть такая сила. Она тащила его с самого дня, заставляла захотеть жить и по-новому посмотреть на мир. Выхлопотала смягчение срока на полтора года (писала председателю комиссии по помилованию Анатолию Приставкину). О том, каково жилось ей самой, можно лишь догадываться.
Первые два года Юрий, коротая время между свиданиями (раз в четыре месяца), читал все подряд. В колонии оказалось много церковной литературы. Иноческие наставления и жития святых, попавшиеся под руку, однажды примирили его с жизнью, он поверил в Бога.
Обвенчаться с Наташей Юрий решил еще в прошлом году: "Жить в браке без церковного благословения - блуд". К тому же хотел быть рядом с любимой и на том свете. Но Наташа тогда смалодушничала: испугалась тюремной атрибутики. А вот месяц назад решили: как только в тюремной церкви будут служить литургию, тогда они и обвенчаются. Их гражданская свадьба состоялась ровно 14 лет назад, тоже летом.
Юрий застыл перед окном в надраенных до блеска ботинках. Служба в церкви уже началась, а невесты все не было. В этот день на литургии впервые, - говорят, и во всей России еще такого не было - песнопения исполняет хор осужденных. Они поют одну из самых сложных вещей - херувимскую песнь. Послушник Алексей, присутствующий на богослужении, подчеркнул, что на воле эту вещь нужно репетировать не меньше года, а здесь уложились всего за два месяца.
Юрий стоит и ждет у окна. Церковные песнопения мешаются со стуком вагонных колес - в двух шагах от колонии проходит железная дорога. Запах ладана - с пронзительным духом жареной рыбы, приготовленной по случаю. Вдруг за окном мелькнула фата невесты. В ее руках - букет роз. О том, что эти цветы - с тюремной клумбы, срезаны специально для молодоженов по приказу начальника колонии полковника Алимова, Юрий узнал позже. В узком коридоре не протолкнуться - слепят фотовспышки, осветители, но жених и невеста видят лишь друг друга. В крохотной церкви в окружении мрачных зеков с бирками на груди Юрий сжимает руку Наташи. Он исступленно молится, бьет поклоны до пола. Отец Петр, настоятель Свято-Никольского храма, совершает обряд венчания...
- Мое главное желание, - сказал после Юрий, - это встретить будущий год вместе с Наташей и сыновьями.
К слову, это вполне реально: за то, что он срок отбывает без замечаний, то может рассчитывать на предоставление в декабре условно-досрочного освобождения. Юрий уже знает, чем он будет заниматься на воле: работать при церкви - строителем, слесарем, уборщиком - неважно кем. И будет усиленно возвращать долги жене, детям, людям. И замаливать грехи свои. Долго-долго, до скончания своего века.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников