02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАЛАНТЛИВЫМ БЫТЬ "НЕКОРРЕКТНО"

Азаров Юрий
Статья «ТАЛАНТЛИВЫМ БЫТЬ "НЕКОРРЕКТНО"»
из номера 123 за 06 Июля 2000г.
Опубликовано 01:01 06 Июля 2000г.
Я много лет занимаюсь развитием способностей у детей. Всегда радуюсь их ранней талантливости, одаренности. И всегда говорю педагогам и воспитателям: главное, не повредить, не помешать таланту. Вот почему меня так взволновала грустная история Андрея Коробейникова.

СВИДЕТЕЛЬСТВО РЕКТОРА
Вот как рассказывает о первой своей встрече с Андреем Коробейниковым ректор Европейского университета права - доктор юридических наук, Геннадий Михайлович Шило
- Летом 1998 года пришла ко мне женщина. Сразу видно: небогатая, замкнутая.
- У меня есть сын, который очень хочет стать юристом, - говорит. - Я его воспитываю одна. Работаю дворником, хотя окончила физтех - по специальности устроиться не могу. И платить за учебу нечем. Обращалась в другие вузы: бесполезно. Может, вы поможете?
- У нас платное обучение, - отвечаю я. - Однако особо одаренную молодежь мы учим бесплатно. Приводите юношу, побеседуем.
- Да вот он.
И только тут я замечаю мальчонку лет девяти-десяти, который стоит за спиной матери.
- Вы что, смеетесь? Он ведь совсем ребенок.
- Но сын уже программу средней школы прошел, сдал экстерном, окончил два курса музыкального училища.
- Как зовут? Сколько лет? - поворачиваюсь к мальчику. Пацаненок к тому же ростом не выдался. Щупленький, маленький.
- Андрей, 11 лет, - отвечает малыш тонюсеньким голосочком.
- А что умеешь?
- Могу играть на пианино.
Приглашаю Андрея с мамой в аудиторию, где стоит фортепиано.
- Ну-ка, садись, сыграй что-нибудь.
Сел Андрей. Покрутился на стуле. Говорит: низковато.
Подкладываю ему подшивку журналов. И тут он заиграл Рахманинова. Да так проникновенно, что во мне все сжалось. Минут 20 играл, а я в себя не могу прийти от волнения. Обращаюсь к маме:
- Если он смог такого в музыке добиться, а теперь захотел стать юристом, думаю он им станет. Мы его берем. Будем бесплатно учить.
В апреле 1999-го, заканчивая первый курс юридического факультета Европейского университета права, юный музыкант параллельно был зачислен на первый курс Музыкально-педагогического института имени Ипполитова-Иванова. После двух месяцев занятий он сдал все экзамены за курс - две четверки, остальные пятерки. Второй год учился только на "отлично".
И вдруг 19 апреля 2000 года приказом ректора музыкально-педагогического института А.Л. Карсаковича Андрея исключают из вуза. Приказ гласит: Коробейникова Андрея Николаевича - студента 2-го курса дневного отделения отчислить из института в связи с категорическим отказом преподавателей продолжать занятия со студентом по причине его некорректного поведения.
Меня не мог не заинтересовать этот мальчик. Нечасто встречаются люди, которые в 11 лет смогли получить среднее образование экстерном. В 13 заканчивать второй курс двух вузов: музыкального и юридического. При знакомстве с Андреем я задаю ему вопрос: "Считаешь ли ты себя одаренным, талантливым?" Любой американский или итальянский мальчик даже без стольких побед на международных конкурсах ответил бы: "Конечно!" А Андрей говорит: "Я - средний. Конечно, что-то могу, но этим я обязан учителям".
Пытаюсь выяснить у Андрея, зачем ему, увлеченному музыкой, еще и университет права. Он ответил довольно своеобразно: "Чтобы защищать свои права и права других людей". О том, почему его исключили из музыкально-педагогического института, говорить не стал: "Спросите у Геннадия Михайловича. Он как юрист занимается этой проблемой".
Протест прокурора
Геннадий Михайлович Шило, опекающий Андрея, решил обжаловать в суде его незаконное исключение из музыкально-педагогического института.Прежде всего встретился с ректором Анатолием Леонидовичем Карсаковичем.
- Приказ вы издали незаконный, а студент ваш талантливый, - говорит Шило.
- Нет, он просто способный.
- Пусть так, но не пойму, зачем способного студента исключать из вуза?
- Надеялись, что можно исправить его поведение... К тому же по целому ряду дисциплин он не аттестован, потому что не посещал занятия...
- Мне известно о вашей изначальной договоренности с Андреем: два дня он будет учиться на музыканта и четыре - на юриста. Да и вы сами на три недели послали его на конкурс в Америку.
- Как же аттестовать, если он не присутствует на лекциях?
- Разве вы отметки ставите за присутствие на лекциях, а не за присутствие в голове знаний. У нас Андрей отсутствовал на одной из профилирующих дисциплин - уголовном праве. Тогда я лично принял у него экзамен. И получил блестящие ответы, поставил пятерку. Впрочем, понимаю: с талантом всегда трудно.
- У нас другая специфика. Коробейникова мы хотели приучить к порядку.
- К какому порядку? Разве "незнакомый с порядком", неорганизованный студент, к тому же малолетний, мог бы одновременно учиться в двух вузах, причем в обоих - на "отлично". Еще участвовать в концертах и конкурсах. И побеждать. Мы восстановим Андрея через суд. Для меня, как юриста, очевидно: приказ ваш явно незаконный. И прокурор так считает. Вам нужен протест прокурора? Будет.
- Конечно, для нас это было бы основанием восстановить. Но после этого мы все равно его исключим, уже на законном основании.
БЕСЕДА С УЧИТЕЛЕМ
Андрей Коробейников бесплатно учится в университете права. Ему даже платят 750 рублей стипендии. К тому же он удостоен стипендии Ростроповича. А вот в "Ипполитовке" он оказался лишним. Почему?
Композитор Борис Семенович Франкштейн, учитель Андрея по четырем дисциплинам, тоже задавался таким вопросом. И, не получив убедительного ответа, ушел из института - в знак протеста против незаконного исключения талантливого студента. Я попросил его рассказать об Андрее. И услышал: тут все очень просто - гений, может быть, такого уровня, как Моцарт или Скрябин.
- Это только ваша точка зрения? - спрашиваю.
- До определенного времени так считали и его педагог Левин, и ректор института Карсакович. Такой же вывод сделали и специалисты в области развития музыкальных дарований - Ирина Сергеевна Прокофьева и Сергей Романович Сапожников.
- Музыкант с такой техникой игры, как у Андрея, должен заниматься по 7-8 часов в день, а он, как говорят в институте, всего-то уделял этому 5-6 часов, и то лишь в субботу и воскресенье.
- У мальчика поразительный талант схватывать буквально на лету любую информацию.
- Может быть, зря он пошел в юристы, стоило ли распыляться?
- Почему зря? - ответил Борис Семенович. - Бородин был и химиком, и композитором. Игорь Стравинский окончил юридический факультет. Юристом был и Собинов. Почему же Коробейникову не стоило этого делать?
- Я слышал, что Андрею после его победы на международном конкурсе в США предложили платить ежегодно 38 тысяч долларов, лишь бы он продолжал учебу в Америке...
- Действительно, было такое, но Андрей отказался. В наше время это редко услышишь, но представьте себе, Коробейников считает, что должен доучиться дома и посвятить свой талант России. А вот его преподаватель Левин Юрий Владимирович сумел доказать в Америке, что появление такого выдающегося юного дарования, как Андрей, - главным образом его заслуга, и остался работать в США по контракту.
- И все-таки, как вы полагаете, за что же мальчика исключили из института?
- Могу только предположить, но, видимо, за то, что Андрей отказался подписать договор, который обязывал его участвовать только в тех конкурсах, которые предлагали руководители вуза и с которыми он должен был делиться призовым фондом. Они настаивали на таком договоре, но ученик повел себя "некорректно".
* * *
Я предполагал, что "ипполитовцы" во главе с ректором сделают все возможное, чтобы исключить талантливого мальчика "на законных основаниях" - исключить за неуспеваемость. Сначала ему на экзаменах по всем предметам поставят "двойки", а потом исключат по всем правилам: никакой суд не поможет.
Так оно и случилось. На первом зачете по концертмейстерскому классу Андрею поставили "два", не дав сыграть ни одной ноты, хотя программа у него была на 2 часа 20 минут. На втором - по истории фортепианного искусства - тоже "двойка". От огорчения мальчик заболел. Геннадий Михайлович Шило успокоил студента: "Не расстраивайся. Музыкой будешь заниматься под руководством талантливых и честных педагогов, обратимся в Консерваторию..."
В минувший вторник Андрей сдавал экзамен в Консерваторию. Накануне зашел в редакцию нашей газеты. Естественно волновался, как все дети, перед экзаменом. Но это было не просто волнение - тревога. Накануне в "Ипполитовке" мальчику сказали, что и руководителей Российской академии музыки имени Гнесиных и декана фортепианного факультета Консерватории предупредили: брать этого "конфликтного" мальчишку нельзя. Он был готов к экзамену, сам выбрал программу, в том числе 17-ю Сонату Бетховена, ту самую, которую оглохший композитор писал, преодолевая себя, чтобы сохраниться в музыке. "Она, - сказал Андрей, - сейчас мне очень созвучна, я же понимаю, что меня может быть и слушать не станут, но иду и буду играть хорошо".
На экзамене он все же сыграл свою программу. Оценка будет известна сегодня.
- А что станешь делать, если не примут?
- Не хотел учиться в Америке, но тогда придется, время еще есть - до сентября. Поеду, чтобы потом вернуться на Родину зрелым музыкантом.
Только факты
С семи лет Андрей Коробейников на различных, в том числе и международных конкурсах пианистов, берет призовые места.
1994 год - первая премия и звание лауреата 3-го Межрегионального конкурса юных пианистов. (За эту победу телеканал REN TV подарил семье Коробейниковых - матери и сыну - двухкомнатную квартиру, до того они ютились в общежитии.)
1995 год - 1-я премия во 2-м Всероссийском конкурсе юных исполнителей.
1998 год - 1-я премия и звание лауреата Московского областного конкурса пианистов.
1998 год - 1-я премия в Международном конкурсе пианистов в Италии.
1999 год - 1-я премия в 3-м конкурсе "Молодые таланты России".
2000 год - 1-я премия и диплом лауреата 6-го Международного фестиваля юных солистов.
2000 год - 1-е место на 19-м Международном конкурсе музыкантов в США (Техас).


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников