11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РОКОВАЯ ОПЕРАЦИЯ

Цыганкова Светлана
Опубликовано 01:01 06 Июля 2005г.
Ни о какой болезни в семье шестилетнего Богдана совершенно не думали. Не до того. Мальчик готовился в школу, в первый класс. На лето мама определила его в поселковый детский лагерь. И вдруг ей позвонили оттуда и попросили забрать ребенка - у него подозрение на гепатит. В больнице поселка Эссойла успокоили: желтухи нет, всего лишь лямблиоз. Возможно, с грязными руками в организм попала инфекция. Но легче мальчику не становилось. И тогда мама повезла Богдана в Петрозаводск. В республиканской больнице ее словно пригвоздили страшным диагнозом: опухоль головного мозга. Необходима срочная операция.

Оперировал Богдана лучший детский нейрохирург. Медики успокаивали маму: все будет хорошо. И она потихоньку радовалась, сын после операции стал разговаривать, кушать. А потом - ухудшение. Никто ничем не мог помочь. Врач-нейрохирург, который оказался единственным подобным специалистом в детской республиканской больнице, уходил в отпуск. Богдана с мамой перевели во взрослую больницу. И там мальчик умер, через месяц после операции.
Она, убитая страшным горем, так и осталась бы, возможно, в полном неведении об истинной причине смерти сына. Но случайно проговорилась сотрудница больницы. Якобы причиной гибели стал забытый в голове кусок бинта или турунда, как называют ее медики. Мама сразу же обратилась в прокуратуру. Судебно-медицинская экспертиза, которую провели специалисты, определила, что непосредственной причиной смерти ребенка стал меннингоэнцефалит - гнойное воспаление вещества и оболочек головного мозга. Спровоцировало его инородное тело - турунда, забытая во время операции.
И вот в Петрозаводске состоялся беспрецедентный суд. Мама погибшего мальчика обвиняла врача в смерти сына. Тягостное впечатление производило это действо. Многие известные доктора говорили на процессе: мол, ничего страшного нет в том, что хирурги "забывают" в организме человека какие-то предметы. Турунда - это мелочь, бывали ситуации, когда оставляли полотенца и медицинские инструменты. И пациенты выживали. Оперировавший мальчика врач пытался доказать, что причиной смерти не могла стать турунда. У ребенка было серьезное заболевание. Он, возможно, или стал бы инвалидом, или умер спустя какое-то время, потому что болезнь была запущена. А мама Богдана, выплакавшая уже все слезы, слабо возражала: как же так, почему ей в детской больнице ничего об этом не сказали, а уверяли, что все будет хорошо и сын поправится. Только во взрослой больнице она услышала горькую правду: она должна быть готова, с таким тяжелым заболеванием мальчик может умереть.
Как быть в данной ситуации? Что поставить на чашу весов, где главное - жизнь шестилетнего мальчика? И чем оправдать потом собственные действия? Наверное, нельзя было переводить тяжелобольного Богдана в другую больницу. Возможно, стоило повременить врачу с выходом в отпуск. Но ведь хирург - тоже человек. И имеет право на отдых. И если он будет подстраиваться под каждого пациента, а они, как правило, все с тяжелыми диагнозами, ему придется навсегда поселиться в больнице. Теперь кажется странной ситуация, когда в республиканской детской больнице всего один нейрохирург (для сравнения, взрослых нейрохирургов - 16), врач с большим опытом, умелый и уважаемый. За три года он провел почти 400 операций (!). Отдыхал урывками.
- Но ведь должны же быть какие-то меры, защищающие пациента от того, чтоб в его теле ничего не забыли? - интересовались на судебном заседании.
Оказывается, есть соответствующие инструкции, утвержденные Министерством здравоохранения России, согласно которым после завершения операции медицинская сестра должна пересчитать весь инструментарий и используемые материалы. Потом она сообщает, что все совпало, и только после этого хирург зашивает рану. Но подобные инструкции, как выяснилось, в полном объеме не выполняются. Работа построена на доверии. Медсестра подумала, что все на месте, а врач, не услышав от нее никаких слов, решил, что полный порядок.
Суд признал доктора виновным в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей и приговорил его к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком один год. От исполнения своих обязанностей он не отстранен. В пользу матери ребенка детский хирург должен выплатить 100 тысяч рублей морального ущерба. Старший помощник прокурора города Павел Гравченков, поддерживающий государственное обвинение, приговором удовлетворен. А вот адвокат врача намерен обжаловать решение суда и добиваться оправдательного приговора.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников