09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАЦБОЛЬ

Эти парни и девчонки лезут на рожон. Их борьба - смесь лозунга и жеста, выглядящая наивно в век политтехнологий. Но что-то же их туда тащит, черт возьми?! За ответами ваш корреспондент отправился к самим "лимоновцам".

Следы от милицейских ботинок на входной двери Александр Аверин смывать не стал. Они напоминают пресс-секретарю Национал-большевистской партии о прошлогоднем штурме квартиры. Тогда милиционеры пытались выкурить из жилища пятерых нацболов, причастных к различным политическим акциям. Двое суток сотрудники ОБОПа дежурили посменно около железной двери, которую взломать не удалось. Они сидели на стульях и ждали, когда оголодавшие "лимоновцы" сами впустят их в квартиру. А те спускали из окна кухни веревку. "Товарищи по партии привязывали пакеты с едой, так что мы могли бы сидеть хоть месяц", - раскрывает секрет Аверин.
Эта двухкомнатная квартира недалеко от проспекта Мира служит "лимоновцам" чем-то вроде штаба. Впрочем, он не единственный в Москве. После разгрома "бункера", где находился основной центр НБП, лимоновцы арендуют жилье в разных концах города. Милиция накрывает явки, нацболы ищут новые адреса - такая вот игра в кошки-мышки. Впрочем, не для всех игра. В комнате Аверина я увидел на полке наручники. "Это нам с Наташкой друзья подарили на свадьбу, чтобы семья была крепче", - объясняет Александр. А рядом с наручниками и автопортрет жены, художницы из Оренбурга, с которой Аверин познакомился четыре года назад в партии. Подарок оказался словно сон в руку: Сашина жена сидит в можайской женской колонии. И этот портрет она написала в тюрьме.
Наталья Чернова проходила по делу о захвате приемной администрации президента в декабре 2004 года. Суд приговорил ее к трем годам лишения свободы. Из других семейных подвигов: именно Наталья кинула яйцом в тогдашнего премьера Михаила Касьянова. Сейчас ее за это могли бы и наградить, а тогда...
- Полтора года она отсидела в одной из московских тюрем, а недавно ее перевели в "можайку", - говорит Александр. - Надеюсь, что ей все-таки скостят срок и она вскоре вернется домой.
Кто эти странные ребята? Вместо того чтобы думать про отпуск, ипотеку, детей, они головой пробивают стену и находят в этом безнадежном процессе смысл и удовлетворение.
Мы договорились встретиться в понедельник на станции метро "Автозаводская". В этот день нацболы устраивали еженедельное собрание в московском горкоме КПРФ. В условленный час в холле метро появились несколько десятков парней и девушек, похожих на отлынивающих от лекций студентов.
- Паспорт давай! - подходит ко мне суровый парень с короткой, а ля Лимонов, бородкой. Это один из партийных "бригадиров". Он объясняет, к чему эта проверка:
- Приходится соблюдать осторожность. На нас устраивают облавы политические противники. Бьют палками. Сколько уже стычек с ними было с начала года. Поэтому проверяем всех, кто вступает с нами в контакт.
Около пятиэтажного здания горкома топчется охрана в черном. Эти же высокие парни с короткими прическами охраняют и писателя-политика Лимонова. Отряд "самообороны" появился после того, как во время одного из таких собраний на активистов напали 30 человек. "В нас кидались бутылками, били палками. Некоторые угодили в больницу с переломанными костями и сотрясениями", - рассказывает один из "лимоновцев". Кто нападал? Ответ похож на кроссворд для идиотов: "Те, кто за деньги ходит на антифашистские митинги и греет кости на Селигере..."
Разговор смолкает: приехал вождь. Он заходит со словами:
- Говорила мне старенькая мама: "Останься в стороне". А я не послушался и влез по самое горло.
На Лимонове стильный пиджак и черная рубашка с галстуком. Он не очень-то похож на бунтаря, который недавно освободился из колонии. Холеная внешность и перстень на правой руке. На партсобрание Лимонов приехал на американской машине. В общем, все как у людей...
Он говорит как искусный оратор. Его речь нацболы слушают не проронив ни слова, с каменными лицами. Так, наверное, Ленин когда-то зажигал сердца революционеров. Правда, вождь пролетариата не вел авторские колонки в глянцевых журналах для олигархов, описывая красоты парижских улочек. Впрочем, сейчас речь не про улочки.
- Мы переживаем нелегкий период, - говорит лидер НБП. - Двадцать четыре наших товарища томятся в тюрьмах, они выпали из борьбы. Нам не хватает активных людей, хотя в наших рядах насчитывается 55 тысяч человек. Необходимо начать кампанию "Приведи в партию троих". Поговорите с людьми, которые способны ради партии на все. Это жизненно необходимо!
Речь заканчивается. Прений нет. Все всем понятно. Прошу прокомментировать выступление вождя одного из парней в черном.
- Активных партийцев действительно не хватает. Иной раз придет человек, посмотрит, чем мы занимаемся, - и пропадает. Не всякому хочется загреметь в тюрьму ради политики. Костяк партии составляет сотни две активистов. В основном двадцатилетняя молодежь, студенты...
Партийная касса тоже почти пуста. Никаких спонсоров - все разбежались после того, как партию объявили вне закона. Одна надежда на сердобольных граждан. Вот один из них, пенсионер из Питера Сергей Сергеевич. Прямо при мне передает 6,5 тысячи рублей "в помощь арестантам". На собранные деньги активисты покупают продукты и вещи для передач в тюрьмы.
- Их там очень ждут, - добавляет 20-летний Кирилл Манулин, который сам недавно вышел из заключения.
Вместе с другими нацболами Кирилл два года назад захватил приемную администрации президента России. Они забаррикадировались в кабинете N 14, в который через сорок минут ворвались омоновцы. Их натиск не помог сдержать даже огромный сейф, которым "лимоновцы" приперли входную дверь.
- Скрутили нас быстро, - вспоминает он.-- Двое суток держали в отделении милиции, а потом развезли по изоляторам. Я был на Петровке, 38, а потом меня перевели в тюрьму на Пресне, обвинив по трем статьям. Сидел в маленькой камере, набитой десятком уголовников. Меня они не доставали. Только спрашивали: "На фига тебе эта политика?" Вышел в конце 2005-го, когда состоялся суд. Мне дали три года условно.
- И снова сюда притащился? - спрашиваю я бывшего арестанта, который теперь не ле зет на рожон.
- Ради чего же тогда я в первый раз сидел? Я пришел в партию не ради новых знакомств и ощущений. Только на рожон лезть не буду...
Честно говоря, мне жаль Кирилла. В 20 лет мир кажется черно-белым, потом краски размываются, но лучше, если бы истина явилась к тебе не в тюрьме, а на воле. Интересно, самого Лимонова это обстоятельство не мучает? Решаюсь задать ему этот вопрос напрямую, без обиняков.
- Глупость все это! - буркнул Лимонов, когда я прямо ему сказал, что о нем думают люди: Эдичка исп ользует молодежь как пушечное мясо ради своей политической карьеры. - Какая карьера? Я только ухудшаю свое положение. По-вашему, Ленин делал карьеру, подставляясь под пули Каплан?
- Вообще-то у вас же телохранители, - заметил я.
- В 1996-м во время нападения мне изуродовали глаза, до сих пор болят, - отвечает Лимонов. - Недавно в меня кидались бутылками и стреляли из ракетницы. Нападения продолжаются. Что делать - это часть жизни...
Лимонов не настроен на откровения. Он садится вместе с телохранителями в иномарку и катит куда-то. Может, в ночной клуб? Или писать колонку в журнал для сытых и довольных? Тех самых, которых он только что клеймил...
Нацболы мои сомнения разрешают сурово и коротко.
- Когда Лимонов сидел в тюрьме, молодежь ходила в ночные клубы, пила пиво. А сейчас он на свободе и пишет книги. Что в этом плохого? - пожимает плечами Александр Аверин.
- Никакой обиды у нас на него быть не может, - добавляет Кирилл. - Он же большим пожертвовал, когда ушел в политику. И мы его не подставим под удар, не подпустим к нему ни одной сволочи.
Мне вспоминаются слова, только что сказанные укатившим вождем:
- Глупые обвинения. Вообще-то революционеры всегда были молодыми. Все правильно, им жить дальше. Они же не сливы, не овощи на огороде, а люди, которые хотят участвовать в судьбе страны. Неужели это непонятно?
Конечно, понятно. Но я все думаю про Наталью Чернову, которая попала в тюрьму после своей свадьбы.
Сергей АВЕРКИН
лидер НБП. - Двадцать четыре наших товарища томятся в тюрьмах, они выпали из борьбы. Нам не хватает активных людей, хотя в наших рядах насчитывается 55 тысяч человек. Необходимо начать кампанию "Приведи в партию троих". Поговорите с людьми, которые способны ради партии на все. Это жизненно необходимо!
Речь заканчивается. Прений нет. Все всем понятно. Прошу прокомментировать выступление вождя одного из парней в черном.
- Активных партийцев действительно не хватает. Иной раз придет человек, посмотрит, чем мы занимаемся, - и пропадает. Не всякому хочется загреметь в тюрьму ради политики. Костяк партии составляет сотни две активистов. В основном двадцатилетняя молодежь, студенты...
Партийная касса тоже почти пуста. Никаких спонсоров - все разбежались после того, как партию объявили вне закона. Одна надежда на сердобольных граждан. Вот один из них, пенсионер из Питера Сергей Сергеевич. Прямо при мне передает 6,5 тысячи рублей "в помощь арестантам". На собранные деньги активисты покупают продукты и вещи для передач в тюрьмы.
- Их там очень ждут, - добавляет 20-летний Кирилл Манулин, который сам недавно вышел из заключения.
Вместе с другими нацболами Кирилл два года назад захватил приемную администрации президента России. Они забаррикадировались в кабинете N 14, в который через сорок минут ворвались омоновцы. Их натиск не помог сдержать даже огромный сейф, которым "лимоновцы" приперли входную дверь.
- Скрутили нас быстро, - вспоминает он.-- Двое суток держали в отделении милиции, а потом развезли по изоляторам. Я был на Петровке, 38, а потом меня перевели в тюрьму на Пресне, обвинив по трем статьям. Сидел в маленькой камере, набитой десятком уголовников. Меня они не доставали. Только спрашивали: "На фига тебе эта политика?" Вышел в конце 2005-го, когда состоялся суд. Мне дали три года условно.
- И снова сюда притащился? - спрашиваю я бывшего арестанта, который теперь не ле зет на рожон.
- Ради чего же тогда я в первый раз сидел? Я пришел в партию не ради новых знакомств и ощущений. Только на рожон лезть не буду...
Честно говоря, мне жаль Кирилла. В 20 лет мир кажется черно-белым, потом краски размываются, но лучше, если бы истина явилась к тебе не в тюрьме, а на воле. Интересно, самого Лимонова это обстоятельство не мучает? Решаюсь задать ему этот вопрос напрямую, без обиняков.
- Глупость все это! - буркнул Лимонов, когда я прямо ему сказал, что о нем думают люди: Эдичка исп ользует молодежь как пушечное мясо ради своей политической карьеры. - Какая карьера? Я только ухудшаю свое положение. По-вашему, Ленин делал карьеру, подставляясь под пули Каплан?
- Вообще-то у вас же телохранители, - заметил я.
- В 1996-м во время нападения мне изуродовали глаза, до сих пор болят, - отвечает Лимонов. - Недавно в меня кидались бутылками и стреляли из ракетницы. Нападения продолжаются. Что делать - это часть жизни...
Лимонов не настроен на откровения. Он садится вместе с телохранителями в иномарку и катит куда-то. Может, в ночной клуб? Или писать колонку в журнал для сытых и довольных? Тех самых, которых он только что клеймил...
Нацболы мои сомнения разрешают сурово и коротко.
- Когда Лимонов сидел в тюрьме, молодежь ходила в ночные клубы, пила пиво. А сейчас он на свободе и пишет книги. Что в этом плохого? - пожимает плечами Александр Аверин.
- Никакой обиды у нас на него быть не может, - добавляет Кирилл. - Он же большим пожертвовал, когда ушел в политику. И мы его не подставим под удар, не подпустим к нему ни одной сволочи.
Мне вспоминаются слова, только что сказанные укатившим вождем:
- Глупые обвинения. Вообще-то революционеры всегда были молодыми. Все правильно, им жить дальше. Они же не сливы, не овощи на огороде, а люди, которые хотят участвовать в судьбе страны. Неужели это непонятно?
Конечно, понятно. Но я все думаю про Наталью Чернову, которая попала в тюрьму после своей свадьбы.
u u МНЕНИЕ
С просьбой прокомментировать наблюдения нашего специального корреспондента мы обратились к знающим людям - бывшим руководителям комсомола. Вот их мнение.
Виктор ЕРМАКОВ, генеральный директор Российского агентства поддержки малого и среднего бизнеса, бывший второй секретарь ЦК ЛКСМ РСФСР:
"На мой взгляд, в нацболы тянет людей, изначально склонных к крайностям. Но использование экстремистских методов в политике неизбежно ведет к беде. К тому же давным-давно известно, что разговорами на языке ультиматумов счастья для народа не добиться.
Экспертам-политологам надо разбираться, что толкает нынешнюю молодежь на путь агрессии, а государству устранять почву для процветания националистических идей. Свою лепту должны внести и родители, потому что когда выяснится, что твой ребенок увлечен политическим авантюризмом, будет уже поздно".
Виктор МИШИН, бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ, член Общественной палаты РФ, председатель правления "Крокус-банка", автор ряда работ по проблемам воспитания молодежи:
- "К заблуждающимся в своих политических пристрастиях молодым людям я отношусь с сочувствием. К сожалению, наша действительность нередко подвигает неокрепшие души к взрослым дядям, в своих целях манипулирующим этими бритоголовыми пацанами. Хотя нередко проблема искусственно раздувается СМИ - нельзя не признать, что она существует. Беда нашего общества в том, что, несмотря на множество разных движений, - "Наши", "Идущие вместе", "Молодая гвардия" и т.п. - молодежью никто по-настоящему не занимается. Нет у государства выстроенной молодежной политики. Одно поколение, бегущее за "Клинским", мы, похоже, уже упустили. Если не обратим внимание и на следующие - они могут стать большой национальной опасностью".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников