10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СНОВА ВЛАСТЬ СОВЕТАМ?

Федосов Александр
Опубликовано 01:01 06 Августа 2003г.
Орловский сталепрокатный завод строился почти 40 лет назад как будущий гигант, который должен был питаться украинским металлом. Условия труда здесь с самого начала были настолько тяжелые, что даже высокая зарплата не соблазняла. Трудовую повинность несли в основном осужденные, солдаты и вьетнамцы. На запланированную мощность в советскую эпоху так и не вышли. Но и сейчас это крупнейшее промышленное предприятие в городе.

От новых хозяев рабочие не ждали особых благ. Но надеялись на повышение заработка и замену изношенного оборудования. Администрация эти цели крамолой не считала, но полтора года назад случился первый разлад. Третья бригада участка грубо-среднего волочения сочла свое положение нетерпимым и, собрав совет, подготовила обращение к губернатору Егору Строеву. В нем жаловались на безденежье, тяжелые условия труда и в конце пригрозили: "Пока мы молчим, но, доведенные до отчаяния, уже готовы заговорить многотысячным голосом. И это будет уже другой разговор".
Месяц назад волочильщики воссоздали свой совет, выступив по этому случаю с новым публичным заявлением: "Потребовалось два года, чтобы люди поняли: защищать их интересы никто, кроме них самих, не будет". Рабочие в течение недели избрали советы бригад, а затем совет участка, председателем которого стал Виталий Поляков.
...Полякова отыскал в цехе. Жарко, как в бане. Всюду крутятся огромные стальные катушки, на которые наматывается проволока. Выбрались на улицу. Здесь присоединились председатель совета первой бригады Вячеслав Каменев, Виктор Верижников и волочильщик Анатолий Буцев. Решимости у моих собеседников хоть отбавляй. Виталий Поляков рассказывал:
- За эти два года условия труда на нашем участке только ухудшались. Работаем на аварийном оборудовании. Все катушки разбиты. Расценки низкие, поэтому каждый старается работать на повышенной скорости. При аварийном оборудовании это дело гиблое, потому что покалечиться можно. От сильных травм пока уберегаемся, но пальцы вон перебинтованы и спины у каждого сорваны.. Зарплату нам только обещают повысить... Сколько раз высказывали руководству завода свои беды, но улучшений не добились. Так жить не хотим. Вот и создали рабочий совет, чтобы концентрированно выражать свои взгляды. Сегодня нас поддерживает весь участок - почти сто человек. Но в цехе пока не все поняли значение совета.
Пару раз "сосредоточить" рабочую волю уже удалось. Недавно совет постановил "включить норму". Это означает выполнение плана без обычных 30 - 40 процентов переработки. По словам волочильщиков, начальник цеха сделал вид, что ничего не происходит. А тут кончился металл, акция протеста стала бессмысленной, поэтому совет скомандовал отбой. Другой случай связан с ночными сменами. Когда они невозможны из-за отсутствия сырья, рабочих отправляют домой, и этот день засчитывается как выходной. С таким положением, рассказывает Вячеслав Каменев, тоже решили не мириться:
- Совет бригады решил всем составом выйти в ночную смену. Позвонили начальнику участка: "Будем спать в цехе, но домой не пойдем". Все равно приказали отправить нас домой, но мы своего добьемся. Вдохновила волочильщиков одна победа. Раньше отпуск выпрашивали и ждали по два - три месяца, а в течение последнего года администрация уже не срывает график. Теперь совет ставит более трудные цели - добиться переоснащения цеха и индексации заработка в соответствии с коллективным договором. Для начала волочильщики намерены, как они выражаются, разобраться с профсоюзом:
- Или заставим работать, - говорит Поляков, - или переизберем. Сейчас профсоюз защищает не нас, а администрацию.
Администрация сталепрокатного завода явно раздражена активностью пролетариев, но расправы учинять не намерена. Корреспонденту "Труда" предложили побывать на любом участке и с глазу на глаз побеседовать с рабочими.
- Может, и неплохо, что ребята выступили со своей инициативой, но нельзя утверждать, что администрация ничего не делает для рабочих, - убеждена председатель профкома Валентина Полковникова. - Выплачиваются пособия при рождении ребенка, две с половиной тысячи человек бесплатно получают горячее питание. Тем, кто проработал более 25 лет, начисляются дополнительно по полторы тысячи рублей. Есть и другие льготы. Все социальные программы за год потянули на 66 миллионов рублей. То есть в среднем каждый работник получил дополнительно 9207 рублей.
Поскольку более половины продукции цеха проволоки идет за рубеж, рабочие получают "экспортную" премию.
- Да и вообще, не могу согласиться, что зарплата у нас не растет, - говорит начальник цеха Николай Музалевский. - Если в прошлом году на участке грубо-среднего волочения она составляла 5552 рубля, то сейчас на 500 рублей больше. Я тоже за индексацию зарплаты, но у завода сейчас нет такой возможности. Мы тратим миллионы долларов на замену оборудования в цехах. К сожалению, участок волочения пока не можем переоснастить, но и здесь будут перемены. Неплохо, что есть рабочие, которые взбадривают коллектив, но не нужно его заражать агрессивной агитацией. Я всем сказал: политикой занимайтесь за пределами завода.
Вот здесь-то и кроются основные расхождения во взглядах. Рабочие ведь утверждают, что борьба за кусок хлеба - не политика, а шесть или даже восемь тысяч рублей в горячем цехе - не зарплата. Но по большому счету даже это противостояние может пойти на пользу заводу, если сигналы, идущие снизу, от станов, будут восприниматься как желание обновить производство, дать вторую жизнь предприятию. Рабочее недовольство может быть подстегивающим фактором именно на крупных промышленных предприятиях, которые меньше всего преобразила российская приватизация. В сущности, орловский совет сталепрокатчиков - новый способ общения наемных рабочих и хозяев предприятия. Самое важное - язык цивилизованный, грамотный, без избыточных эмоций, в том числе со стороны администрации, и без желания рушить все "до основания". Нельзя допустить, чтобы "Интернационал" снова развел людей по баррикадам...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников