03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЫЧЕРКНУЛИ

Куликов Андрей
Опубликовано 01:01 06 Августа 2003г.
80-летняя Антонина Ивановна Крайнова сейчас тяжело больна. Не может обходиться без посторонней помощи, даже не передвигается самостоятельно. Антонина Ивановна - участница Великой Отечественной войны, многое пережила. Но родственники считают, что ее здоровье подкосили невзгоды, выпавшие на ее долю в конце жизненного пути.

Два года назад Антонина Ивановна пошла в райвоенкомат. 35 лет жизни она отдала армии, во время войны окончила рязанскую военную "учебку" в должности командира минометного взвода. Бабушка хотела что-то уточнить насчет полагавшихся льгот. Принявшая Крайнову сотрудница показалась ей отзывчивой. Старушка откровенно рассказала ей о том, что живет одна, а родственники далеко. Дальше - больше. Сотрудница военкомата несколько раз побывала у бабушки дома, как-то даже привела с собой своих взрослых детей: сына и дочь. Гости сходили в магазин за продуктами, постирали гардину. А затем... Затем оказалось, что Антонина Ивановна продала новым знакомым собственную квартиру, где прожила много лет и которая находится в самом центре Саратова, на тихой улочке.
Зачем бабушке понадобилось лишаться своего угла на старости лет? Семейство Седых (пока идет проверка, назовем его так), которое приобрело квартиру, объясняет это так: бабушка, мол, собралась переезжать к родственникам в Ульяновск. Сама же Антонина Ивановна толкует это иначе. Продавать квартиру она и не думала. А новые знакомые действительно вели с ней разговоры о том, что будут ей помогать, собирались оформлять опекунство. А старушка в благодарность за заботу готова была завещать им свою квартиру. Однажды бабушку попросили съездить в регистрационную палату, посмотреть "черновой вариант" договора. Она съездила и послушно расписалась в документах - там, где ей показывали.
Возможно, бабушка еще долгое время и не подозревала бы, что она в своей квартире больше не хозяйка, если бы не участковый Виталий Граблин. Именно с ним старушка поделилась радостью - каких хороших людей встретила... Услышав, что бабушка уже побывала в регистрационной палате и подписывала какие-то бумаги, милиционер посоветовал ей съездить туда еще раз. Когда Антонина Ивановна обратилась в регистрационную палату вновь, то узнала, что квартира ей больше уже не принадлежит.
Верить в то, что с ней произошло на самом деле, Антонина Ивановна первое время не хотела, а потом рассудок, видимо, не выдержал осознания случившегося. Бабушка пыталась покончить с собой, ее увезли в саратовскую областную больницу. Не состоявшиеся "опекуны", по словам врачей, не появились там ни разу. Из больницы Антонину Ивановну забрали родственники, приехавшие за ней из Ульяновска.
Сейчас в Октябрьском суде Саратова у судьи Корольковой рассматривается дело по иску племянницы Антонины Ивановны к нынешним хозяевам квартиры.
- Ни о какой опеке речь у нас не шла, - заявила мне сотрудница одного из районных военкоматов Светлана С., - бабушка действительно была у меня на работе, потом много раз мне звонила. Знаете, как это бывает, посочувствуешь человеку, и он начинает делиться с тобой своими бедами. Потом квартиру у нее купила моя дочь. Сумму мы заплатили меньшую, чем стоимость квартиры, поскольку у нас была договоренность, что бабушка в ней еще поживет какое-то время.
- Позиция моих клиентов, - рассказывает адвокат Таисия Богатырева, представляющая интересы Крайновой и ее родственников, - заключается в том, что Крайнова никаких денег за квартиру (в договоре стоит сумма 260 тысяч, реальная цена раза в два выше. - А. К.) не получала. С. не могут предъявить расписки. Они говорят, что расписки и не было. В принципе закон это допускает, так как в договоре купли-продажи квартиры Крайновой сказано, что деньги были переданы до его оформления. Но лично мне не верится, что люди могли так рисковать в подобной ситуации - сначала вручили деньги престарелой пенсионерке, даже не взяв с нее расписки, а потом поехали регистрировать сделку. А если бы с бабушкой что-то случилось?
Сейчас сделки с недвижимостью по утвержденному законом порядку не требуют даже нотариального оформления, достаточно простого договора. Это ставит одиноких, больных, престарелых людей, тех, кому трудно защищать свои интересы, в весьма уязвимое положение. В суде же потом доказать, что человека намеренно ввели в заблуждение, обманули, очень сложно.
Как подтвердили "Труду" в ГУВД Саратовской области, оперативная информация о мошенническом "отжиме" квартир у граждан постоянно поступает в милицию. Но уголовные дела по подобным фактам возбуждаются редко: потерпевшие, чаще всего пожилые одинокие или просто опустившиеся люди, в милицию не обращаются. Лишившись жилья, они чаще всего оказываются просто на улице.
Родственники Крайновой, которые увезли ее к себе в Ульяновск, обратились не только в милицию.
- Мы были на приеме у саратовского уполномоченного по правам человека, в областном Совете безопасности, обращались к губернатору, - рассказывает племянница Крайновой Татьяна. - Результат нулевой, видимо, говорить красивые слова о защите ветеранов проще, в бабушкин почтовый ящик до сих пор, хотя ее уже нет в Саратове, приходят открыточки - поздравления от городских властей с Днем Победы...
А из милиции пришел ответ... отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Теперь, после жалобы родственников в прокуратуру и МВД, саратовские правоохранительные органы проводят дополнительную проверку.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников