08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БОЙ ЗА СУДАКА

Гаврилов Владимир
Опубликовано 01:01 06 Августа 2003г.
В то раннее утро старший госинспектор Ейской районной инспекции Северо-Кавказского регионального пограничного управления Александр Бабенко, участковый инспектор Владимир Владимиров и их добровольной помощник Анатолий Антонюк вышли в обычный рейд, в каких каждый участвовал десятки раз.

На двух катерах направились для осмотра участка Азовского моря в районе станицы Камышевацкой. Бабенко - впереди, Владимиров с Антонюком - метрах в 50 сзади. Уже через 15 минут Александр, который держался ближе к берегу, заметил в ставниках рыбхоза "Новая жизнь" моторку. Находиться там ей явно не полагалось. Прибавив оборотов, попытался с ходу достать "рыбаков". Не получилось. Судя по тому, как быстро завели мотор и ловко вырулили из ставников, были это люди тертые и готовые к любым неожиданностям. Движок на их лодке оказался раза в три сильнее, и 150 "лошадей" легко уносили браконьеров прочь от погони.
Бабенко несколько раз выстрелил в их сторону из ракетницы, требуя остановиться. Но это лишь раззадорило нарушителей. Бахвалясь, они стали описывать широкий полукруг прямо перед носом инспекторской лодки. Этим воспользовался подоспевший Владимиров. Тоже стреляя из ракетницы, он бросился наперерез, зажимая браконьеров в клещи. Трудно объяснить, что руководило дальнейшими действиями преследуемых - трусость или злоба? Но, резко повернув, они протаранили катер Владимирова на скорости 70 километров в час. Весившая почти полторы тонны моторка буквально раздавила инспектора и его помощника. Оба умерли почти мгновенно. Они были друзьями со школьной скамьи, и судьба распорядилась, чтобы в последние минуты жизни они были рядом.
Выпавшие в момент тарана из лодки преступники уже забирались обратно, когда подскочил Бабенко. Не раздумывая, он перепрыгнул к ним и, держа под прицелом ракетницы, заставил достать из воды тела своих товарищей.
Узнав, что их конвоировали всего лишь с помощью сигнального оружия, имеющие богатое криминальное прошлое Юрий Никревич, Виктор Лапенко и Владимир Верещагин не могли скрыть досады.
В их моторке инспектора нашли 8 мешков рыбы. Эти отморозки, известные среди "братков" Приморско-Ахтарска под кличками Хряк, Сахалин и Косой, не были даже браконьерами в прямом смысле этого слова. В тот день они просто ограбили сети рыбхоза.
К сожалению, этот трагический эпизод не единичен. В своей работе по охране морских биоресурсов пограничникам и сотрудникам морских инспекций Северо-Кавказского регионального управления часто приходится сталкиваться с угрозами и активным противодействием. В прошлом году браконьеры застрелили инспектора на Каспии под Лаганью (Калмыкия). Милиция возбудила уголовное дело и ищет убийц до сих пор. В печально знаменитой камышовой зоне - этой своеобразной браконьерской республике на границе Астраханской области и Казахстана, в инспекторов неоднократно стреляли, а несколько раз даже грозили гранатометами. По сути, идет настоящая война. Кто одерживает в ней верх? У заместителя начальника Северо-Кавказского регионального пограничного управления ФСБ РФ контр-адмирала Сергея Сурина на сей счет твердое мнение:
- Когда пять лет назад нам поручили охрану морских биоресурсов и государственный контроль в этой сфере, положение в Азово-Каспийском бассейне было просто отчаянным. Организованная преступность вкупе с представителями местной власти уже плотно оседлали добычу, переработку и реализацию рыбы и других морепродуктов. Рыбу уже не ловили, а вычерпывали с помощью донных тралов. Браконьеры выходили в море на крупных, средних и малотоннажных промысловых судах и вели незаконную добычу, где угодно и когда угодно. В результате в период с 1990 по 2000 год вылов осетровых в Азовском море снизился в 10 раз. Количество особей сократилось с 15 миллионов экземпляров до четырех. А в Каспийском море объем легального промысла осетровых упал с 28 тысяч тонн до 337 тонн.
Начали мы с донных тралов. Добились полного прекращения добычи рыбы этим варварским способом. Наладили взаимодействие с подразделениями МВД. Забор ведь на море не поставишь. Упустили мы браконьеров на воде, на берегу они для нас уже не доступны. Как говорится, вне нашей юрисдикции. А вот передать милиции информацию мы имеем право. И любителям незаконной ловли приходится объяснять милиционерам, где они взяли рыбу и что собирались с ней делать. По нашим сигналам органы МВД задерживают транспорт, накрывают браконьерские базы. В свою очередь, сотрудники МВД делятся с нами полученной по их каналам информацией о времени и месте незаконных промыслов. Это дорогого стоит.
Считаю, что мы за эти годы решили две важные задачи. Первая, ликвидировали промышленное браконьерство. На промысловых судах браконьеры больше в море не выходят. Вторая, самое главное, за последние два года поголовье осетровых в Каспийском море стабилизировалось. Таков вывод ученых. И это для нас не менее важно, чем количество пойманных браконьеров и отобранных сетей.
С контр-адмиралом Суриным солидарны и инспектора на местах. Начальник Ейской государственной районной инспекции Владимир Булычев, к примеру, также отметил, что за последнее время браконьеров удалось здорово прижать. Только в нынешнем году его подчиненные задержали в море 369 нарушителей, изъяли 167 километров частиковых сетей, почти 18 километров красноловных сетей, 16 моторных лодок, 3 автомобиля, около 11 тонн незаконно выловленной рыбы. Возбуждено 71 уголовное дело, 256 человек наказаны в административном порядке.
Но живется самой инспекции далеко не просто. По штату в ней - 20 сотрудников. А протяженность границы подконтрольного участка моря - 189 километров. Из 12 положенных маломерных судов есть пока только 5. Погибший инспектор Владимир Владимиров выходил на патрулирование на своей собственной лодке. Не хватает средств связи, навигационных приборов.
Удивительно, но ни один из инспекторов, с которыми довелось общаться, не жаловался на материальное положение. Окольными путями удалось выяснить, что самый молодой сотрудник - участковый инспектор Юля Жирова получает на руки 1800 рублей. А даже в провинциальном Ейске средняя зарплата давно перевалила за две с половиной тысячи.
Волнует охотников за браконьерами совсем другая проблема. И они особо просили заострить на ней внимание. Указом президента РФ от 29 августа 1997 года и постановлением правительства РФ от 26 января 1998 года предписано передать морской охране штатную численность, материально-технические ресурсы и основные фонды центрального аппарата и региональных подразделений рыбоохраны Министерства сельского хозяйства и продовольствия. На сегодня передано всего 2 процента. Рыбоохрана находит все новые предлоги, чтобы оттянуть этот малоприятный для нее шаг. Она тоже рвется ловить браконьеров в море. Хотя плохо справляется даже с охраной рек и озер. А пока те, кому законом определено защищать морские биоресурсы, ютятся в арендованных сараях и держат свои патрульные катера у арендованных причалов. Похоже, что без веского слова руководства страны эту проблему не решить.
Между тем организованные преступные группировки, занимающиеся незаконным промыслом, переработкой и реализацией морепродуктов, в средствах отнюдь не стеснены. По слухам, дружки Никревича, Лапенко и Верещагина уже собрали по сто долларов с каждой "своей" лодки. На эти деньги им наняли лучших в городе адвокатов. И, видимо, не только. Дело уже пытаются повернуть так, что, дескать, инспектор сам наскочил на их лодку. Семья же Владимира Владимирова получила от государства 10 окладов. Жена и дочь Анатолия Антонюка - ничего.
Огромные суммы, вращающиеся в этой теневой сфере, заставляют людей забывать о перспективе оказаться за решеткой. С мая по июль, когда рыба идет на нерест, инспектора отправляются на патрулирование, как правило, в сопровождении пограничного наряда. Только вооруженные автоматами пограничники способны остановить рвущихся напролом браконьеров.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников