04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТРАДА ФЕРМЕРА СЛИНЬКО

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 06 Сентября 2006г.
Это наш четвертый рассказ о злоключениях ростовского фермера, который участвует в эксперименте "Труда" и продолжает свою битву за хлеб. Вместе с хозяином земли мы сеяли, растили и убирали урожай. А заодно смотрели, как живут те, кто нас кормит. Почему растет цена батона, за которым мы каждый день отправляемся в булочную?

За новенькой оградой, что опоясала территорию хозяйства "Хуторок", непривычно тихо. На двери мастерской висит амбарный замок. Не слышно даже сварочного аппарата, который обычно гудит почти без перерыва - техника старая, требует ремонта. Вместо шести буртов, что красовались на току месяц назад, остались два. Семенное зерно и то, что раздадут работникам в виде натуроплаты. Все остальное продано.
Перед моим приездом в "Хуторке" скромно отметили праздник урожая. Накрыли столы, приготовили шашлыки, не скупились на тосты. В наградных конвертах каждый получил премию - от полутора до трех тысяч. А комбайнера Александра Миусского и тракториста Юрия Зинченко, как особо отличившихся, отметили еще и ценными подарками. "Микроволновки" их жены тотчас припрятали в качестве приданого для подрастающих дочерей.
Хуторяне довольны заработками. Кто лопатил зерно на току, получил по 4-5 тысяч рублей. А водители - как, например, Саша Карпенко, отвозивший зерно от комбайна, - заработали по 11 тысяч. Парню деньги пригодились аккурат к свадьбе, которую сыграли в августе. Но всем дал жару Александр Миусский. Он так "навострил" перед жатвой свою "Ниву", что ровесница развитого социализма ни разу не подвела. Комбайнер за страду заработал 17,5 тысячи рублей, о чем жители окрестных сел и не мечтают.
Даже прогульщик Женька Тельнов, прокутивший с подругой три дня в разгар жатвы, не остался без премии. Правда, на это вскоре ответил очередным фокусом: снова исчез больше чем на неделю. Терпению приходит конец. Слинько достал из ящика стола написанное в прошлый раз Женькино заявление: "Если подобное повторицца, прошу уволить меня с работы", да и наложил на него соответствующую резолюцию.
На празднике урожая в "Хуторке" сошлись две партии - "непьющих" и "умеренно пьющих". К первым себя причисляют компаньон Слинько, Александр Петрович Карпенко. По причине хронической болезни желудка в его бокале за праздничным столом была только минералка. Пепси-колу уважили Александр Миусский и Володя Прокофьев. Оба когда-то принимали на грудь, но уже несколько лет в глухой "завязке". На предложение "налить по чуть-чуть" Прокофьев отвечает одной фразой: "Лучше буду жить, чем пить". Его жена и четверо детей одобряют такой выбор. Все остальные обитатели "Хуторка" рюмку-другую пропустить могут, но меру знают.
Без премий остались лишь сами фермеры - Александр Слинько, получивший пять тысяч рублей, и Александр Карпенко с окладом четыре тысячи. По уставу "Хуторка" они имеют право назначить себе денежное вознаграждение лишь по итогам года. Из чистой прибыли - если таковая будет, в чем пока большой вопрос.
Как ни старались хуторяне, а на круг получили по 30 центнеров зерна с гектара. В полтора раза меньше, чем год назад. Чего никогда прежде не было, - подвели паровые участки. Отдохнувшая земля удобрения получила, а колос вырос полупустым - хоть плачь! С паров собрали по 40 центнеров, тогда как в прошлом урожай был 60-70. Та же картина во всем районе. Диагноз агрономов: урожай погубил вирус.
- Примерно 400 тонн зерна мы недобрали, - поясняет Слинько. - Это где-то миллион убытка.
Собранное зерно продавали буквально с колес. Оставлять под открытым небом рискованно, а элеватор за хранение обдирает как липку. Сначала продавали зерно по 2 рубля 40 копеек за килограмм. Позже цена поднялась, и в среднем получилось на 20 копеек дороже. "А как же обещанные государством зерновые интервенции?" - интересуюсь у собеседника. "Нам таких денег никто не предлагал, - пожимает плечами фермер. - Наверное, щедрость правительства - лишь для избранных. Или, как всегда, обогатились посредники".
Продав пшеницу и ячмень, Слинько получил два миллиона рублей. Но миллионером он пробыл недолго. Деньги утекли, как вода в песок.
КУДА ИСЧЕЗЛИ ДЕНЬГИ СЛИНЬКО?
Два миллиона, вырученные в результате продажи зерна, фермер потратил очень быстро. 600 тысяч рублей вернул банку в счет погашения кредита. (1 250 000 рублей он брал в начале года для пополнения оборотных средств). 200 тысяч отдал за аренду земли. 150 тысяч "съели" закупленные семена и расходы на ремонт. На 280 000 закупил удобрений, еще 200 тысяч потратил на дизельное топливо и средства защиты растений. Остальное тоже разошлось на разные нужды.
В итоге на начало сентября в кассе остались 200 тысяч. Ну и еще долги: 650 тысяч надо вернуть банку до января и не погашены 385 тысяч, взятые "Хуторком" на три года для приобретения дискового лущильника.
Тем не менее в планы фермера не входит провести остаток дней в долговой яме. Имеется заначка - 200 гектаров подсолнечника, зреющего в поле. Его уборку он думает начать в середине сентября. Агрохолдинг "Юг Руси" готов скупить урожай на корню по пять рублей за кило. Слинько не соглашается. Чтобы рассчитаться с кредиторами и заработать хоть небольшую прибыль, надо продать не меньше чем за семь рублей. Где искать подходящего покупателя - очередная головная боль.
Сейчас 550 гектаров, что есть у "Хуторка", - словно короткие штаны для взрослого мужика. Для развития нужны дополнительные площади, да где их взять, если земля давно поделена? В прошлом году "Хуторку" повезло. Узнав о набирающем силу хозяйстве, к нему со своими паями (по 7 гектаров каждый) пришли десять местных жителей. Слинько обрадовался, а зря. Воспротивился холдинг, скупивший и взявший в аренду в трех соседних районах (Неклиновском, Матвеево-Курганском и Куйбышевском) около 50 тысяч гектаров земли. Выделить десять наделов можно было на поле, что в двух шагах от базы "Хуторка", но, будто в насмешку, нарезали где подальше. Целый год Слинько гонял технику через овраги и балки за 20 километров. Фермер цитировал руководству холдинга и местным властям строку закона РФ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", где черным по белому написано - при выделении участков чересполосицы допускать нельзя. Местная власть могла повлиять на ситуацию, созвав сход граждан по спорному вопросу, но предпочла остаться в стороне. В итоге Александр Слинько вынужден был отказаться от шести паев. И на стол Анне Леонтьевой, главе Федоровского сельского поселения, положил заявление: "Прошу освободить меня от обязанностей депутата".
Мне он позже пояснил: "Чтоб помогать людям, мне депутатский мандат не нужен". К нему и впрямь без конца тянутся за помощью местные жители. Кому-то требуется вспахать землю, кому-то убрать сено, обмолотить и вывезти зерно. Фермер почти все делает бесплатно, предлагая лишь возместить расходы на горючее. Если водопровод потек, корова в болоте завязла или в райцентр надо добраться - опять же идут к Слинько.
- Холдинг укрупняется, увольняет людей, и они идут ко мне,- вслух рассуждает Александр Слинько. - Получается, я нужен всем, кто внизу. А те, которые наверху, почему-то не слышат, в чем мне нужна помощь.
Фермер убежден, что только диалог "верхов" и "низов" способен вдохнуть новую жизнь в деревню. Он считает, что людям от сохи есть что сказать федеральной власти: "Наш министр Алексей Гордеев не раз приезжал на Дон, посещал крупные холдинги. А так хотелось бы простым фермерам поговорить с главным аграрником напрямую. Почему бы не приехать министру к нам в глубинку? Мы донской ухой потчуем и за чашкой чая расскажем, как идут на селе реформы, почему нацпроект пробуксовывает". Подумав немного, Александр Слинько подытожил: "Ну а если нет возможности у Гордеева приехать, мы готовы встретиться хоть в Москве. Было бы только приглашение..."
ВОПРОС ПРАВИТЕЛЬСТВУ
С недавних пор государство из бюджета субсидирует процентную ставку по кредитам для фермеров. Тем не менее сверх каждого взятого в кредит миллиона 120 тысяч рублей обязан отдать банку. Так вот Слинько спрашивает: "Нельзя ли облегчить это бремя, увеличив долю государственных субсидий с 6 до 8-10 процентов? Наверное, казна не разорится, а вот хлеб, который крестьяне растят, наверняка подешевеет. Да и не дело, когда сегодняшние субсидии приходят к крестьянину спустя почти год, когда деньги уже обесценились.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников