25 июля 2017г.
МОСКВА 
20...22°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.82   € 69.70
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Мария Абакумова: «Ненависть к сопернику его не ослабит»

Георгий Настенко
Опубликовано 05:36 06 Сентября 2011г.
Чемпионка мира в метании копья — «Труду»

Одной из главных героинь завершившего в Тэгу чемпионата мира стала краснодарская копьеметательница Мария Абакумова. С тяжелой травмой ноги Маша в последней попытке не только вырвала победу у олимпийской чемпионки Барбары Шпотаковой, но и показала второй результат в истории метания копья.

Абакумову я раньше знал как человека очень веселого, энергичного. Но сейчас по прилете в Москву она говорила таким уставшим хриплым голосом, что я ее едва узнал. Тем не менее чемпионка мира не отказала корреспонденту «Труда» в интервью.

«Федотовский гипс» помог забыть о травме

— Маша, расскажите, что там у вас с ногой?

— На чемпионате России я уже имела большие проблемы в смысле боли. Я отбила пятку в ходе тренировок. Вообще-то такая травма более характерна для прыгунов и барьеристов, и я в начале своей легкоатлетической карьеры в самом деле была барьеристкой, так же как и моя мама. А перед чемпионатом России я просто переусердствовала с какими-то упражнения из общефизической подготовки. А сейчас в Тэгу даже в квалификации не могла выполнять полный разбег — такие боли в ноге меня мучили.

— И как удалось эти неприятности преодолеть?

— Сотворил чудо врач сборной Вячеслав Федотов, ну еще и массажисты, работающие с прыгунами, мне помогли. Наложили такой тейп на ступню, что со стороны казалось, как будто это гипс. После соревнований я полдня эти бинты срезала с ноги. Но выручили они меня несомненно.

— А почему у вас такой хриплый голос? Слишком громко радовались победе?

— Нет, это от двух суток без сна. Обычно адреналин зашкаливает и не дает уснуть. Первую ночь после ответственных соревнований я всегда не сплю. После победы радуюсь, а после поражений занимаюсь самоедством, попытками отыскать ошибки своих действиях и поиском пути — как их исправить в будущем. А сейчас еще и дорога из Тэгу получилась очень сложная и долгая. Так что я уже две ночи, то есть двое суток, не спала.

«Я — третье поколение спортивной династии»

— Говорят, ваши родители тоже легкоатлеты…

— Вообще-то наша спортивная династия началась с бабушки и дедушки. Бабушка хотя и училась в Ставропольском университете на математическом факультете, но так увлекалась спортом, что постоянно на соревнованиях по волейболу, баскетболу и велоспорту выступала за физкультурный факультет. Потом она всю жизнь работала учителем математики, но в спорте очень хорошо разбирается и до сих пор является главной моей болельщицей. Дедушка, ее муж, тоже был в Ставрополе одним из лучших волейболистов. Их дочь, моя мама, выступала в барьерном беге, а сейчас работает тренером, среди ее учеников и я остаюсь. А папа в юности был хорошим спринтером.

— Расскажите о тренерах, сделавших из вас чемпионку.

— Мама в дошкольном возрасте отдала меня на художественную гимнастику. Но я быстро росла, стала крупной для своих лет, и потому в гимнастике меня скоро признали профнепригодной. Потом занималась плаванием, теннисом, а потом пошла на легкую атлетику. Моя мама — достаточно хороший специалист. Но когда я была маленькой, она работала с уже взрослыми спортсменами. И она отдала меня в группу к Ирине Комаровой, которая вела группу малышей. Комарова задала мне отличную общефизическую базу, которая потом очень мне пригодилась. Она, кстати, бывшая копьеметательница. И, когда я была еще маленькой, пыталась приобщить меня к этому снаряду. Но я нечаянно при размахе ударила себя им по голове, и потому еще несколько лет я не решалась взять в руки копье. Занималась у мамы барьерным бегом и семиборьем. Но из-за рецидива травм ноги все-таки перешла на метание копья. И в последние годы меня тренируют два наставников — известный специалист по метанию Александр Синицын и мама, которая занимается моей физической подготовкой.

«Просила ногу потерпеть. И она послушалась».

— Говорят, спортсмены — суеверные люди. Вы верите в приметы? Соблюдаете ритуалы?

— Все происходит спонтанно. После удачного выступления вспоминаешь все детали, при которых удалось победить. И непроизвольно стараешься повторить все, что там было, до мелочей. Здесь носки, например. После того как выиграешь в них турнир, считаешь счастливыми. Но когда в них проигрываю, сразу их выбрасываю. Многие спортсмены суеверны, соблюдают какие-то обряды перед главными соревнованиями. Но редко об этом рассказывают. А вообще есть такая тенденция: когда атлет хорошо готов физически, он начинает выискивать всякие нюансы в данной ситуации, заниматься самокопанием. Настраиваться психологически, как он считает. От этого, наоборот, съедает всего себя и оказывается в итоге не готов к борьбе нервов. В данном случае в Тэгу больная нога, конечно, усложняла мне ситуацию, но только в плане физического состояния. А психологически она меня только разгрузила и облегчила мой настрой, как ни парадоксально это сейчас звучит. Я только о ноге и думала — больше ни о чем. Я просила ногу потерпеть хотя бы один день, и нога меня послушалась.

— А что за история случилась в Краснодаре, когда вы пожар устроили в гостинице? И что вам за это было?

— А я не была виновата. После переезда из Ставрополя в Краснодар я жила в гостинице, которую мне предоставляла спортивная организация, в комнате три на три метра. Летом в ней всегда жарко было, до 40 градусов, а зимой холодно. И вот, спасаясь от холода, я включила электрообогреватель и пошла по делам, чтобы не мерзнуть, пока комната нагреется. И тут мне звонят на мобильный, что у меня все горит. Пожарные ломали дверь, тушили. А разве я виновата, что проводка была старая и некачественная? Так за что меня наказывать? Потом какое-то время я жила в соседней комнате, пока там со стен отдирали копоть. А вскоре мне дали квартиру за серебряную медаль на пекинской Олимпиаде.

— Объясните ситуацию. Маша Шарапова кричит во время удара, некоторые каратисты — тоже. А какой смысл кричать, когда снаряд уже в полете?

— Это — выброс эмоций. Пока разбегался — накапливал эмоции. А вообще это объяснить невозможно. Надо самому позаниматься метанием, и само собой непроизвольно у вас получится. Ты со своей силой должен направить все силы в одну точку. Если «попал» в бросок, то копье в полете кажется тебе в виде точки. И если видишь именно точку, ожидаешь хорошего результата. И порой даже не замечаешь своего крика.

— Правда, что вы и боксом позанимались?

— Один известный ставропольский тренер, воспитавший много чемпионов, постоянно приглашал меня в группу. И сейчас, когда видимся, тоже приглашает. Но уже в качестве шутки. Кто-то из журналистов воспринял это на полном серьезе и написал про мою неудавшуюся боксерскую карьеру.

— Какие виды спорта любите?

— Больше всего на свете люблю легкую атлетику, все ее дисциплины. Даже соревнования прыгунов, марафонцев, ходоков, не говоря уж о метателях. Смотрю и наслаждаюсь. Так и думаю: что же может быть прекраснее «королевы спорта»? Довольно часто плаваю в бассейне. Зимой иногда выезжаю в горы кататься на сноуборде. Но так, чтобы тренер не узнал об этом. И катаюсь очень аккуратно, чтобы травму не получить. Также и от спортивных игр тренер меня ограждает.

— В других видах спорта у вас есть друзья? На Олимпиаде в Пекине, например, познакомились с кем-то?

— У легкоатлетов совсем иной график выступления на Олимпиаде, чем у футболистов или баскетболистов. Игровики участвуют в олимпийском турнире на протяжении двух-трех недель, за это время у них есть время познакомиться со спортсменами других видов спорта. А меня привезли в Пекин накануне квалификации. А через день я уже выступила в квалификации и сразу улетела в Россию. За этот короткий срок я даже Олимпийскую деревню не успела обойти. Мне показали, где жили представители гандбольной сборной, с которыми я была знакома еще в школьные годы — вместе занимались в училище олимпийского резерва. Но мне не удалось даже к ним зайти и пообщаться! Вообще время выездов на ответственные турниры я стараюсь вообще не растрачивать энергию ни на что: по магазинам, по развлекательным мероприятиям не хожу.

— А среди легкоатлетов есть друзья?

— С метательницами ближе общаюсь, потому что мы больше времени проводим вместе. Ну и со своими краснодарскими и ставропольскими легкоатлетами. А из известных чемпионок близкими друзьями могу назвать прыгуний в высоту Иру Гордееву, Аню Чичерову, бегунью Юлю Чермошанскую. Хорошо знакома со всеми представителями сборной России, кроме разве что ходоков и марафонцев, потому что мы редко с ними пересекаемся.

«Твоя ненависть к сопернику его не ослабит»

— А какие взаимоотношения с соперницами?

— На чемпионате России я со всеми соперницами очень по-доброму общаюсь. На международных соревнованиях первое время был у меня языковый барьер, но по мере освоения английского он исчезает.

— А с зарубежными?

— По мере улучшения английского языка я и с соперницами ближе знакомлюсь. К Лондону-2012 с некоторыми, возможно, уже друзьями станем. Все они — вполне нормальные девчонки. Только Барбара Шпотакова неадекватно себя ведет. Первое время она относилась ко мне как к новичку-выскочке. А после своей победы на Олимпиаде начала злорадно припоминать советские танки и 1968 год. Я в таком поведении, если не затрагивать моральную сторону, даже практической пользы не вижу. В нашем виде спорта от такого отношения к соперникам они слабее выступать ведь не будут. Штеффи Нериус, недавно завершившая выступления в большом спорте, гораздо лучше себя вела. Хотя она намного старше Шпотаковой, а в момент моего выхода на международный уровень Нериус была титулованнее Барбары, но держалась со мной на равных. А другая сильная немка, Кристина Обергфолль, тоже очень открытая, общительная — мы с ней обмениваемся эсэмэсками, перезваниваемся.

— Сейчас в Тэгу Шпотакова в последней попытке показала убийственный результат. Как вы себя настраивали после этого на победный бросок?

— Надо настраиваться не после того, как соперник показал сильный результат, а до того. Я с самого начала финальных соревнований моделировала такой вариант развития событий. И даже когда я выполнила хороший бросок, говорила себе: «Но и Шпотакова сейчас может добавить». А когда Шпотакова вышла вперед в последней попытке, я себе говорила: «Однако ты ведь тоже можешь добавить». Иногда в таких случаях полезно себя вести как слабоумный человек. Не принимая во внимание никакие обстоятельства, тупо верить в себя, что ты можешь и должна прибавить в последней попытке.

«Тренер сводил меня к Будде»

— Спортсмены-профи говорят, что, кроме стадионов, гостиниц и аэропортов, в дальних поездках почти ничего не видят. И все же бывают приятные исключения?

— Да, это так и есть. А приятное исключение было у меня вот накануне. После выступлений в Тэгу тренер Синицын повел меня на прогулку. Я думала: по центру, по набережной пройдемся. А Александр Владимирович потащил меня в буддийский храм — туда путь два километра крутого подъема и потом еще два — крутого спуска. Я там все ноги оставила — штангу для меня тягать и то легче. Оставила в Тэгу последние силы — те, что недорастратила во время соревнований. Но сейчас я очень благодарна тренеру за то, что приобщил к незнакомой мне древней культуре. Статуя Будды там очень впечатляющая. Старинная архитектура. Ну и желание там же я загадала… как полагается. Но в таких случаях не полагается рассказывать о своем заветном.

— В этом сезоне еще вас увидим на соревнованиях?

— 8 сентября буду выступать в Цюрихе на этапе Бриллиантовой лиги. Федотов обещал мне и там помочь. А если в Цюрихе будет все нормально, то подумаю насчет выступлений на других соревнованиях.

Досье «Труда»

Мария Абакумова, копьеметательница

Родилась 15 января 1986 года в Ставрополе.

Достижения: чемпионка мира 2011 года, многократная чемпионка и рекордсменка России, серебряный призер пекинской Олимпиады. На предыдущем чемпионате мира в Берлине в 2009 году заняла третье место.


Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?