Три пенька на Плющихе

Серебряный бор. Озеро бездонное. Фото: Moscow-Live.ru

Готовится атака на последние оазисы нетронутой природы в Москве - особо охраняемые природные территории


Как следует из информации СМИ, департаментом природопользования правительства Москвы поручено Институту градостроительного и системного проектирования «обследовать более 60 столичных ООПТ парков и природных заказников». Зачем? Чтобы «выявить в них предпосылки для развития территории». Наряду с исследованием состояния растительного и животного мира ставится цель изучить «дальнейшее использование земельных участков в границах ООПТ». Что это значит в переводе на русский?

В одном из разделов конкурсного техзадания прямо указывается на «подготовку предложений по установлению зон планируемого размещения объектов капитального строительства». От подрядчика ждут «обоснования предложений» границ застройки и «схему границ зон планируемого размещения объектов капитального строительства» вплоть до координатных точек. На вышеозначенные изыскания, которые грозят лишить москвичей последних полноценных природных зон, правительство Москвы выделило 630 млн рублей.

Если следовать букве закона и здравому смыслу, то строительство капитальных объектов в заповедниках, национальных парках запрещено. Для огромного человеческого муравейника особо охраняемые природные территории — это, по сути, такие же заповедники, поскольку иной живой природы в мегаполисе давно не осталось. Действующие положения о столичных ООПТ строительство также запрещают: там нельзя «осуществлять любую деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира». Но если нельзя, но очень хочется, то можно...

Вопрос на засыпку: наносят ли ущерб природе вырубка леса и прокладка дороги в водоохранной зоне заказника «Долина реки Сетунь»? А прокладка метро через Битцевкий парк? Или дороги через «Кусково»? Или строительство жилого комплекса в Серебряном Бору? Ответ очевиден. Все это ухудшает условия обитания не только живности, но и человека. Чтобы безобразие формально не противоречило законодательству, столичные чиновники изобрели немало изощренных способов. Излюбленный — так называемое изъятие земель ООПТ. Так сделано в «Сетуни», в «Кусково», в природном парке «Замоскворецкий».

В Москве было свыше 120 ООПТ, но кто теперь возьмется точно вычислить, сколько и где отрезано живой природы? К примеру, мало кто знает, что дворцы знати, выросшие в последние годы на Воробьевых горах, отрезали от этого природного комплекса огромную территорию. Многометровый железный забор спускается чуть ли не к водам Москвы-реки.

Сколько и чего там изъято, можно только догадываться, поскольку процессами там заведует Федеральная служба охраны — разумеется, в высших интересах государства. В других столичных ООПТ земли изымались под «острейшие нужды города».

Любые протесты или попытки устроить дискуссию, найти альтернативные решения объявляются экстремистскими. На все вопросы ответ один: город должен развиваться. Куда развиваться, до каких пределов, зачем? На эти наивные вопросы ответов, похоже, нет ни у кого. Хотя любой учивший физику в школе знает: безграничное развитие в ограниченной системе — это нонсенс. Не лучше ли вместо бесконечного уплотнения и расширения столичного региона и концентрации в нем четверти населения России развивать остальную страну? Но в ответ — леденящее молчание.

Еще один «изящный» способ обхода законодательства, который ведет к варварскому истреблению зеленых зон, — коммерческое многоэтажное строительство под видом благотворительности, вспомогательных строений, рекреационных сооружений. На Остоженке еще в 1990-х втиснули многоэтажную «элитку» под видом оперной школы. В Лужниках высотку соорудили в зеленом дворе на месте спортивных площадок детской спортивной школы — якобы для проживания юных спортсменов.

В ООПТ «Памятник природы «Серебряный бор» разрешили строительство «корпусов для временного пребывания спортсменов и тренеров», а появился комплекс таунхаусов, вилл и резиденций — едва ли не самый дорогой в Европе. Еще не утих шум по этому поводу, а поблизости, в Серебряном Бору уже возводится «комплекс зданий и сооружений Московской гребной базы «Динамо» — на поверку те же «элитки» за баснословные деньги — богатые и сановные желают жить в лесу, под щебетание птиц. Только вот по результатам столь кипучей деятельности застройщиков в тандеме с чиновниками и деревья, и птицы останутся разве только в Красной книге...

Вот и нынешние «исследования столичных ООПТ парков и природных заказников», насколько можно судить, направлены на одно: найти лазейку в законах, по сути, узаконить ликвидацию режима охраны ООПТ, легализовать уже построенное и беспрепятственно возвести новое жилье, которое можно распродавать как элитное. Политика сплошной застройки и уничтожения зеленых зон наносит невосполнимый вред городу и жителям. Ведь застроенные зоны нельзя будет снова превратить в леса и парки.

Для нормальной жизни человека в таком городе, как Москва, мало высадить отдельные деревья в кадках. Необходимы именно мощные зеленые анклавы, природные территории, способные противостоять антропогенному воздействию на окружающую среду в гигантском мегаполисе.

Ныне, по данным столичного департамента природопользования, в Москве под ООПТ официально выделено 17,6 тысячи гектаров, это менее 6% территории города. Сюда входит одна ООПТ федерального значения — национальный парк «Лосиный Остров» площадью 3 тысячи гектаров, из которых 140 уже отдано решением премьера Медведева под строительство дороги. Опять же «в интересах москвичей», которых никто не спрашивает...

слово эксперту

Галина Морозова, руководитель Московского городского общества охраны природы, дважды лауреат премии Правительства Москвы:

— Разработка новых положений об ООПТ вроде бы соответствует федеральному закону, но есть подозрение, что цель этих мероприятий — легализовать то, что построено незаконно в ООПТ, и наметить новые площадки. Подтверждает эти подозрения и то, что обследовать природные зоны, чтобы обосновать новое функциональное зонирование ООПТ и выделить участки под капитальные объекты, осенью бесполезно: растения отцвели, птицы отгнездились, насекомые ушли на покой. Следовательно, заказанные изыскания — профанация.

Если говорить в целом, то в законодательстве, которое регулирует столь чувствительную сферу, как ООПТ, все должно быть однозначно. Но даже действующие законы имеют противоречия и лазейки, которые позволяют нарушать режим охраны природных территорий. Похоже, московские власти взяли курс на дальнейшее ослабление этого режима. А это грозит серьезными экологическими последствиями для столицы. Стоить допустить здесь неоднозначные трактовки — и процесс застройки будет необратимым. К объектам, которые будут возведены якобы в целях развития территории, необходимо будет прокладывать дороги, коммуникации. И ни о каком особом режиме охраны не будет идти речи, ООПТ превратятся в обычные зеленые зоны среди построек, живая природа оттуда уйдет.

В народе и без того уже накопились претензии к властям, непонятно, зачем создается дополнительный повод для критики. Неужели интересы строительного лобби пересиливают инстинкт самосохранения?

G7 поссорилась из-за того, стоит ли становиться G8 с Россией в составе. Как вы думаете – нужно ли Москве пытаться вернуться в клуб?