Махнул серебряным по ним крылом

В России до сих пор ЛЭП не наносятся на воздушные карты. Фото: Moscow-Live.ru

В Подмосковье рухнул очередной летательный аппарат


В Московской области, над Клязьминским водохранилищем после контакта с высоковольтными проводами разбился очередной летательный аппарат. С начала года это уже четвертое подобное ЧП с человеческими жертвами. «Роскосмос» выступил с предложением помечать опоры и линии ЛЭП большими яркими шарами, как это давно делают в Западной Европе. А нам-то что мешает?

На растиражированных в сетях кадрах видно, как автожир на малой высоте скользит над поверхностью водохранилища, затем вдруг резко пытается набрать высоту, но вмес-то этого камнем обрушивается в воду. Момент падения освещает мощный разряд, становится понятно, что летательный аппарат задел линии электропередачи...

По оценке экспертов «Роскосмоса», пилот до последнего момента не видел проводов, а когда заметил, избежать столкновения было уже невозможно. Тем более катастрофа случилась в сумерках.

Очередная авария — повод для призывов обозначать линии электропередачи специальными шарами-маркерами. Хотя дискутировать на эту тему вообще неуместно. Дело в том, что размещение шаров-маркеров на линиях электропередачи предусмотрено международными стандартами ИКАО, к которым Россия присоединилась еще в 2012 году. Если следовать букве закона, большие шары ярко-оранжевого цвета уже давно должны висеть на высоковольтных проводах. По крайней мере над водой, вблизи гражданских и военных аэродромов, а также в зонах выполнения полетов на малой высоте. Но ни в одном из этих мест шаров нет, и ЛЭП продолжают оставаться невидимками для пилотов. Так куда же смотрят надзорные органы?

По известной российской традиции, вопрос, требующий бюджетного финансирования, решили заболтать. Похоронить под грузом бесконечных согласований и споров о том, кому же все-таки оплачивать этот «банкет» с шарами. Электросетевым компаниям до проблем малой авиации и безопасности полетов нет никакого дела. Частные аэродромы слишком малочисленны и не имеют достаточно средств для столь масштабной работы. Местным же властям куда важнее и прибыльнее заниматься дорожным ремонтом, чем лезть на провода. В результате пилоты, летающие на малых высотах, делают это на свой страх и риск.

Сложилась провоцирующая ЧП ситуация. Формально все существующие ЛЭП в потенциально опасных для полетов местах должны быть хорошо заметны, а все вновь сооружаемые высоковольтные линии должны иметь маркеры. На деле же нет ни того, ни другого. Более того, сооружаются сотни вышек сотовой связи, лишенных надлежащей световой индикации, и невидимых в темное время суток антенн радиорелейной связи. О какой безопасности полетов можно говорить в таких условиях?

Судя по всему, у ответственных лиц в Росавиации сложилось убеждение, что проведение мероприятий по предотвращению контактов малой авиации с высоковольтными проводами — никому не нужная трата времени и денег. В силу разного рода законодательных ограничений и трудностей с получением летных удостоверений малая авиация в нашей стране до сих пор находится в зачаточном состоянии, являясь уделом энтузиастов и узкого круга богатых людей. И власти не видят смысла тратить сотни миллионов бюджетных рублей в интересах нескольких тысяч человек.

Хотя шары-маркеры на проводах нужны отнюдь не только пилотам малой авиации. ЛЭП представляют реальную угрозу для любого воздушного судна вне зависимости от его массы и габаритов. Например, история с посадкой пассажирского лайнера в кукурузное поле под Жуковским имела бы гораздо менее счастливый финал, попадись на пути лишенного возможности нормально маневрировать самолета высоковольтные провода.

Ну и, пожалуй, последний штрих: в России до сих пор линии электропередачи не наносятся на воздушные карты даже в зоне международных аэропортов. Приятных нам полетов!

G7 поссорилась из-за того, стоит ли становиться G8 с Россией в составе. Как вы думаете – нужно ли Москве пытаться вернуться в клуб?