10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ

В год 60-летия Победы живой интерес читателей вызвали поисковые материалы, опубликованныепод рубрикой "Забытый полк". Особенно помещенные под призывом "Отзовитесь, кто их знает и помнит" поименные списки погибшихв Великую Отечественную советских воинов. Шесть десятилетий они числились пропавшими без вести. И лишь так называемые смертные медальоны, обнаруженные поисковыми отрядами на местах сражений, помогли точно установить судьбу и место захоронения каждого.Но как сообщить об этом семьям? Вот и взвалил на себя "Труд-7" эту нелегкую миссию. Случилось поразительное: столько лет прошло после войны, а люди пишут и пишут: "Помогите найти моего погибшего на фронте отца"... Или деда, брата, племянника. И кое-кого с помощью газеты нашли.Сегодня - очередной выпуск "Забытого полка".

Хотя Золотую звезду Героя Советского Союза получил лишь сержант Яков Павлов, любой ветеран Сталинградской битвы скажет: в том доме каждый был героем. Три года назад мы рассказывали об одном из них, солдате из Калмыкии Горе Хохолове. После войны его вычеркнули из списка бойцов, два месяца оборонявших полуразрушенное здание в центре города. Лишь спустя 62 года справедливость восторжествовала. Но, как оказалось, не вся. И с Хохоловым список гарнизона, оказывается, не полон.
Казалось бы, все уже сказано-пересказано. Ведь оставшиеся в живых защитники легендарного дома не однажды приезжали в город, чуть ли не все выступили со своими воспоминаниями в прессе. И все же... Считалось, что среди "павловцев" были представители девяти национальностей Советского Союза. Калмык Хохолов увеличил этот список до десяти.
И вот выясняется: здание защищали сыновья 11 народов. Все дни героической обороны дрался там и абхазец Алексей Сукба (или Цугба, как в некоторых документах. - Авт.). Почему же до сих пор о нем не сказано ни слова?
Первый раз о Сукбе мне рассказала Светлана Аргасцева, заместитель директора музея-панорамы. Она же помогла в розыске документов. Удалось установить, что Алексей Шабанович Сукба, 1919 года рождения, беспартийный, образование - 5 классов, был призван в армию в июле 1941 года Гудаутским районным военкоматом Абхазской АССР. Известно еще, что жил он до войны в селе Баклановка.
Судя по всему, Алексей был человеком общительным и легко сходился с людьми. В 1948 году в Сталинградском издательстве вышла книга самого Павлова, тогда уже младшего лейтенанта. В ней, кстати, были упомянуты еще не все защитники дома. Пофамильно названы лишь семь человек. Но Сукба тут есть. О нем командир гарнизона пишет: "Абхазец Сукба не мог равнодушно говорить о садах и плантациях родного колхоза.
- Эх, кацэби (друг), приезжай после войны к нам, таким вином, такими апельсинами угощу, что всегда помнить будешь! - говорил он, азартно размахивая руками и поблескивая красивыми темными глазами.
Об Алексее находим упоминание и в армейской газете "Сталинское знамя", посвятившей в декабре 1942-го полосу подвигу защитников дома. Вскоре Сукба был награжден орденом Красной Звезды и медалью "За оборону Сталинграда".
Фронтовые дороги в 1944-м привели Сукбу в Западную Белоруссию. Что случилось с ним в тех краях - неясно, но через некоторое время его фамилия оказалась в списках власовцев из так называемой РОА (русской освободительной армии). По бумагам выходит, что непосредственно в боях против своих он не участвовал, а нес караульную службу. Однако имя солдата исчезло из истории Сталинградской битвы.
Правда, в МГБ, очевидно, не сразу принялись за цензорские функции. Еще несколько лет имя Сукбы публично упоминали всякий раз, когда речь заходила о геройской обороне. В середине 50-х работники местного музея решили собрать в городе всех павловцев. Тогда-то все и произошло. С оторопевших от такого оборота участников эпопеи чекисты взяли подписку о неразглашении тайны. А ею с того дня стало и участие в рядах защитников дома калмыка Хохолова, чей народ был репрессирован Сталиным, и абхазца Сукбы, оказавшегося в списках РОА.
Мне показали хранившийся ранее за семью печатями рукописный список защитников дома с их краткими биографиями. По горячим следам, сразу после Победы, когда сотрудники МГБ до него еще не добрались, составил бумагу Иван Максимович Логинов. Воевал в Сталинграде. После войны откомандирован в здешний музей "на усиление" и заведовал отделом Сталинградской битвы. На тексте, там, где совсем недавно он вписывал данные об Алексее Сукбе, его же рукой дописано: "Дезертировал. По данным МГБ". Вот почему, когда в начале 60-х строили каменное панно на торце восстановленного "дома Павлова", там значилось только 24 бойца, представлявших 9 национальностей.
В майские дни нынешнего года на торжества в Волгоград приехал Калмаджан Тургунов, один из трех доживших до наших дней бойцов доблестного гарнизона. Когда его спросили о Сукбе, он по-восточному мудро ответил, что, мол, был такой боец, но подробностей о нем не помнит. Зато помнит про подписку.
Наверняка неприступные, как "дом Павлова", архивы хранят тайну и о том, как герой Сталинграда оказался "по ту сторону" фронта. Светлана Аргасцева считает, что, скорее всего, Алексей был пленен. Возможно, записавшись в РОА, хотел спасти жизнь. Но в то время с такими не церемонились.
Вообще-то вокруг этого обычного четырехэтажного типового дома, волею военной судьбы вошедшего в мировую историю как "дом сержанта Павлова", и поныне непостижимым образом концентрируются всяческие домыслы. Чего стоит многолетнее предание о том, будто сам Павлов вовсе не умер в 1981 году, а принял монашеский постриг и стал архимандритом Кириллом... На самом деле герой похоронен в родном Новгороде. А упомянутый старец Кирилл, по данным музея-панорамы, тоже в миру был Павловым. И тоже Героем Советского Союза. Только награжден он этим званием не за Сталинград, а за бои на Сандомирском плацдарме. Правда, спутать, надо признать, основания были. Оба во время битвы на Волге были сержантами, оба закончили войну младшими лейтенантами...
Из досье "Труда":
Ставший знаменитым "дом сержанта Павлова" представлял собой здание на площади имени 9 Января - центральной в Сталинграде. В ходе ожесточенных уличных боев оказался ключевой позицией в полосе наступления 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерала Родимцева. Из роты, которой было приказано взять и удерживать здание любой ценой, при штурме уцелели только четверо, в том числе и старший сержант Яков Павлов. Постепенно к маленькому гарнизону пробивались другие бойцы. Все попытки гитлеровцев отбить здание они отразили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников