10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАРИНА ГОЛУБ: СЧАСТЬЕ - БЫТЬ СВОБОДНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

Безрук Мария
Опубликовано 01:01 06 Октября 2005г.
Марина Голуб - одна из ведущих актрис МХТ, "звезда" кино, представляющая "Утреннюю почту" на канале "Россия". Ее обожают ученики, а режиссеры ставят на нее спектакли. Она влюблена в профессию, полна оптимизма и жизненной энергии. Это как никто другой знает ее муж - актер Анатолий Белый, которого Марина поддержала в трудную минуту. Сегодня Марина Голуб репетирует Гертруду в новой постановке "Гамлета", которую зрители увидят в конце года. А на экраны страны выходит картина Павла Лунгина "Бедные родственники", где Марина сыграла одну из лучших своих ролей.

- Расскажите о своей новой работе в кино.
- Мне очень приятно, что в моей жизни есть Паша Лунгин. Я снималась в его картине "Свадьба". И это были не просто съемки. Это был яркий, радостный кусок жизни. Мы жили в Туле, общались, нам было безумно интересно. Паша умеет создать на съемках удивительную атмосферу. Он человек умный, глубокий. У него в группе не бывает ссор, интриг. Во время съемок "Бедных родственников" мы жили в Ялте и тоже одной большой дружной семьей. И хоть съемки были довольно сложными, получали огромное удовольствие.
- Вам не кажется, что "Родственники" - это очень специфическое атмосферное кино про еврейское семейство и близко и понятно оно будет не всем?
- Я так не думаю. Каждый поймет что-то свое. Ведь что у евреев главное - родственные связи. Это гонимая нация, которая на протяжении веков свято берегла свои традиции. Русские, к сожалению, в большинстве своем их утрачивают. Так же, как и родственные связи. Никто уже не собирается за большим столом, не обзванивает ежедневно друг друга. А сколько заброшенных могил! Думаю, зрители эту тему поймут.
- У вашей героини Бэлы был какой-то прототип?
- Да, у нас в Одессе жила такая тетя Роза, мамина родственница. У нее были бесконечные скандалы с любовниками. И каждый раз она выбегала во двор и кричала: "Люди, помогите!" Но как только кто-нибудь пытался за нее заступиться, она заявляла: "А чего это ты вмешиваешься!". Моя же Бэла - это собирательный образ. Я видела множество таких вот женщин, беззаветно преданных своей семье. Их бьют, а они все прощают, все равно любят, понимают. Они всю жизнь варят борщи, пилят мужей-алкоголиков, но при этом очень преданы семье.
- Вы служите в Московском художественном театре. Как вы думаете, почему у публики к нему всегда особое отношение?
- Есть такие места - намоленные. Мы всегда выбираем себе какой-то определенный приход или батюшку. Есть места, где нам хорошо. И хоть говорят, что не место красит человека, а человек место, здесь как-то все вместе. Для меня такое место - МХТ. В нашем театре есть какая-то планка, опускаться ниже которой нельзя, даже в неудачных спектаклях. Здесь подбирается особый коллектив. Здесь есть незыблемые традиции человеческого качества. Здесь ситуация - гений-актер, но дрянь-человек - не проходит. Я шла к этому месту всю свою жизнь. Первая попытка поработать во МХАТе была у меня еще при Олеге Ефремове. Потом долгое время я работала в другом театре, на эстраде, в еврейском театре. Потом был период, когда я работала только на телевидении. Вообще все в моей жизни складывалось очень непросто. И в профессиональном отношении все пришло гораздо позже, чем у других. Но это не важно. Есть люди, которые проживают свою жизнь красиво от начала и до конца. Они начинают сразу на вершине и потом так и идут. Но это единицы. И, как правило, у этой медали есть и другая сторона, например, отсутствие личной жизни. Моя профессиональная судьба начала активно развиваться во второй половине моей жизни физической. Но я счастлива. Потому что иначе я наделала бы много ошибок.
- Но ведь любой актрисе важно состояться еще молоденькой...
- По-разному. У меня все было неразрывно связано с тем, что происходило вокруг. Я стала востребованной потому, что в определенный отрезок времени понадобилось какое-то определенное качество, которое есть во мне. А раньше оно никому не было нужно. Но это только одна составляющая успеха. Вторая - труд, безумно тяжелый, до седьмого пота. Когда забываешь о себе, родных и близких. Только он может принести результат. Я в какой-то момент засучила рукава и, забыв себя, начала вкалывать. Сейчас за это расплачиваюсь здоровьем, но я кое-чего достигла. Труд - это не только профессия, но и работа над собой. Я, например, переживаю за своих коллег, которые мало смотрят спектакли и фильмы. Нужно постоянно следить за всем, что происходит вокруг. Самое страшное, если кто-нибудь скажет тебе однажды, что ты - пыльный мешок. Все остальное можно пережить.
- Когда я увидела вас впервые, меня поразило ваше жизнелюбие...
- Это от мамы, от бабушки. Я мир воспринимаю прежде всего со знаком плюс. Не говорю сразу "нет", я всегда скажу "да, давайте попробуем". При этом я очень нервная, взрывная, у меня сложный характер. Но я борюсь с этим. Мне и врач говорит: Марина, поберегите свою нервную систему, умейте отдыхать.
- Расскажите о своих родителях.
- Папа у меня дипломат. А мама была театральной актрисой. Она была талантливее меня. Такая Джульетта Мазина. Но ее актерская судьба, к сожалению, не сложилась. А отец, если продолжать аналогию, чем-то похож на Феллини. Мама была очень гордым человеком и не хотела, чтобы отец помогал ей. У нее был сложный характер. И там, где надо было подогнуться, она шла напропалую. Поэтому рано умерла. Два года, как ее нет с нами, и я это ощущаю с каждым днем все острее. Она во мне, потому что она мне передала талант любить жизнь. При том, что нам было очень непросто вместе. Она все время пыталась мною руководить, а мне это не нравилось. Дело еще и в том, что наши родители жили в то время, когда их "строили", навязывали им какие-то догмы. Они же, в свою очередь, "строили" детей. Нам постоянно твердили: нельзя, нельзя, нельзя. Ты себя неправильно ведешь, ты не то делаешь. Поэтому я так много разрешаю своей дочери. А самое большое счастье - быть полноценным свободным человеком...
- А чем занимается ваша дочка?
- Она заканчивает продюсерский факультет ГИТИСа. Начинает работать в МХТ, занимается фестивальной деятельностью театра. Она смотрит спектакли и отбирает их для зарубежных гастролей. Она очень любит театр, хорошо в нем разбирается. Боюсь, как бы ее не занесло со временем в режиссуру. Потому что женщина-режиссер - это неправильно.
- А вы принимаете участие в судьбе дочери?
- Дело в том, что она выросла в театре. Она когда-то поступала в юридическую академию, но расплакалась на вступительных экзаменах, признавшись, что ей это неинтересно и что она обожает театр и мечтает заниматься театральным делом. Потом она поступила в ГИТИС. И ей предложили эту работу в МХТ не потому, что она моя дочь, а потому, что она хороший специалист. И у нее всегда есть особый взгляд.
- Такой яркой самодостаточной женщине, наверное, очень непросто было найти партнера в жизни, так как женщине обычно хочется, чтобы мужчина был еще сильнее...
- Не совсем так. Сила в первую очередь - это ум, мудрость. Я благодарна Господу за нашу встречу с Толей. Он уникальный и очень талантливый. Он интеллигент, умница, утонченный человек. Он понимает психологию женщины. А счастье, известно, - это когда тебя понимают. Он очень добрый, ласковый и нежный. Вот сейчас он в Норвегии. Пошел по магазинам и выбирает нам с Настей подарки. Звонит и спрашивает, а какого цвета лучше взять, какой размер. А я девушка крупная. Говорю: меряй на себя - в плечах должно быть как раз. Такие вещи дорогого стоят... Наши женщины в основной своей массе не обласканы, а главное - не поняты. Очень много эгоизма вокруг. А я считаю, самое большое счастье - это дарить.
- Я знаю, что в тяжелый для Анатолия Белого период простоя вы поддержали его, не дав разочароваться в профессии и в себе самом...
- Я не считаю, что этот момент был для него тяжелым - это он так говорит. Он был молодым актером, только начинал. Он актер сложный. Не маска, не типаж, не мордочка. К нему должны были прийти - увидеть, почувствовать. Ему надо было себя показать. Он правильно сделал, что пошел к Анатолию Васильеву на мастер-классы во время театральной олимпиады. Там его увидел Кирилл Серебренников, предложил роль в "Полароидных снимках" - и пошло. Но он-то хотел, чтобы все было сегодня и сразу. Я ему говорила: "Толя, подожди, все придет". И верила в него. Я ведь тоже сидела в простое больше 10 лет. И ничего, сумела себя сохранить и дождалась работы. Но он такой человек, он не может находиться в бездействии. А сейчас у него все хорошо. Тьфу, тьфу, тьфу... Приходят роли, которые должны были прийти. Он может играть все - комика, лирика, трагедию, злодея, положительного героя.
- Вы сейчас в театре репетируете Гертруду...
- Сложная работа. Я очень устаю, очень переживаю. Но меня это наполняет таким светом. И ради этого можно пойти на многое. Я пока в начале пути и не знаю, к чему приду в конце. А наш режиссер Юра Бутусов - такой театральный крот, который глубоко копает. Это театр редкостной правды, удивительных переживаний. Для меня это новый этап в жизни. Да, это кровавое дело, но наша жизнь тоже кровавая. Про что сегодня ставить "Гамлета"? Ведь "Гамлет" - это всегда "про что-то". Сегодня вопрос "быть или не быть?" встал очень принципиально. Все попрано, все подавлено. И все-таки во всем этом прорастают какие-то цветы счастья, уголки рая. И есть люди, которые себя сохраняют.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников