11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЫ НЕ БЫЛИ И НЕ БУДЕМ СТОРОННИМИ НАБЛЮДАТЕЛЯМИ

Карпов Дмитрий
Опубликовано 01:01 06 Октября 2005г.
В эти дни в Алма-Ате проходят традиционная выставка и конференция "Нефть и газ Казахстана" (KIOGE-2005). Центральное место экспозиции занимает Национальная компания "КазМунайГаз". В последнее время аналитики отмечают всплеск активности компании как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Об этом наша беседа с президентом АО НК "КазМунайГаз" Узакбаем КАРАБАЛИНЫМ.

- Узакбай Сулейменович, давайте начнем с вопроса, который в Казахстане активно обсуждается. Ваша дочерняя компания - "Разведка Добыча КазМунайГаз" - намерена разместить 49 процентов акций для продажи через Лондонскую фондовую биржу. Это правда?
- Полуправда. Действительно, рассматривая перспективы развития АО "РД КазМунайГаз", мы имеем в виду и возможность первичного размещения части акций на фондовой бирже. Рассматриваем в числе прочих. Окончательное решение еще не принято, и поэтому рано говорить и о сроках, и о размере пакета, и о месте размещения...
- Что может помешать такому размещению? Общественное мнение? Оно, кажется, воспринимает эту идею враждебно.
- Я бы поостерегся отождествлять мнение некоторых политических партий с мнением всего общества. К сожалению, дискуссия, развернувшаяся вокруг этого вопроса, не носит предметного и профессионального характера. Все-таки IPO - первичное размещение акций - для Казахстана дело новое, мало кто в этом разбирается. Наверное, вам как журналисту из России легче судить об этом, поскольку уже целый ряд российских компаний осуществил IPO и еще несколько заявили о начале этого процесса. В Казахстане же первым будет, видимо, "Казахмыс". И в тонкости IPO мы еще только начинаем вникать.
- Казахстанским нефтяникам не привыкать учиться. Причем это касается не только и не столько фондового рынка, сколько непосредственно нефтегазовой сферы...
- Тут нечего стыдиться. Наоборот, есть повод для гордости. Опыт работы на суше у казахстанских нефтяников огромный - больше ста лет. А на море мы никогда не бурили. Вот и учимся. А вместе с нами учатся и наши иностранные коллеги. Яркий пример - всемирно известное месторождение Кашаган.
Северный Каспий - место уникальное. Мелководье, высокое пластовое давление, большое содержание сероводорода в нефти плюс уникальные флора и фауна, включающая осетровых, плюс суровая зима с ледовыми торосами - сочетание всех этих условий встречается только здесь. И чем дальше мы движемся, осваивая шельф Каспия, тем сложнее становится. Вначале - полномасштабная сейсморазведка, затем - разведочное бурение, потом - оценочное, потом начнется непосредственно добыча, а там - вопросы транспортировки... Каждый этап ставит все более сложные задачи. Но и мы становимся опытнее с каждым этапом. Работая на Каспии, мы руководствуемся принципом "Не навреди!". Не навреди природе, иначе она превратится в окружающую среду.
- Раньше "КазМунайГаз" был, если можно так выразиться, наблюдателем. Теперь, когда вы купили долю в размере 8,33%, вы уже становитесь, так сказать, "соучастниками", принимаете на себя все риски, связанные с осуществлением Северо-Каспийского проекта.
- Нет, "КазМунайГаз" никогда не был, да и не мог быть сторонним наблюдателем. Мы - национальная компания, наша задача - представлять интересы государства, если говорить "высоким штилем" - народа Казахстана в нефтегазовых проектах. Не будучи акционером, мы активно участвовали в решении всех вопросов, связанных с проектом, потому что "КазМунайГаз" являлся полномочным органом правительства. Теперь, купив долю в проекте, мы будем отстаивать интересы государства уже в двух ипостасях - и как полномочный представитель, и как партнер.
Мне кажется, нельзя говорить, что, став акционером, "КазМунайГаз" увеличил долю своей ответственности за проект. Она и так была значительна. Просто теперь мы будем участвовать в проекте и финансово, и организационно, причем не только извне, но и изнутри. Теперь страна получит не только свою часть нефти, но и долю нефти, пропорциональную нашему пакету акций. Нельзя сбрасывать со счетов и психологический фактор: с возвращением в проект казахстанской национальной компании доверие рядовых жителей Казахстана к нему вырастет.
- Из этих соображений государство закрепило за "КазМунайГазом" право 50-процентного участия во всех морских проектах?
- Какими бы хорошими ни были иностранные нефтяники, они все равно уедут. Конечно, былого недоверия к ним уже нет: к счастью, западные компании работают в Казахстане давно и успешно. И все же некоторые опасения остаются. А национальная компания - это не пустой звук. Это конкретные нефтяники - казахи, русские, армяне, татары, живущие в Казахстане. У нас семьи - родители, дети, внуки, и ради них мы тщательно взвешиваем каждое решение. В общем, нас трудно заподозрить в желании "все выкачать и уехать" или в небрежном отношении к природе и к местному населению.
Вот я родился в поселке Косшагыл. Там живут нефтяники, работающие на одноименном месторождении. Кстати, недавно мы отметили 70 лет с начала его освоения. Как я буду смотреть в глаза этим людям, если у них будет хотя бы малейший повод упрекнуть меня в том, что плохо защищаю интересы своей страны?
- А с кем лучше работается - с западными нефтяниками или с российскими?
- Мы находим общий язык со всеми. Но, конечно, надо иметь в виду, что с российскими коллегами у нас гораздо больше общего - исторические, культурные связи. Даже общие страницы личных биографий. Многие казахстанские нефтяники учились в российских вузах - в институте имени Губкина, в Уфе, Грозном, да и в казахском политехническом тоже. Нам не надо тратить время на то, чтобы понять друг друга, мы и так говорим на одном языке.
- Отчего же так долго искали общий язык по проекту "Курмангазы"? Два с лишним года шли переговоры, и только недавно - в июле - подписали соглашение с "Роснефтью"!
- Мы же стремимся к взаимовыгодному партнерству. А это подразумевает переговорный процесс, стремление найти баланс интересов. Стратегически мы пришли к соглашению быстро, благо президенты двух стран заложили крепкий фундамент, подписав договор о разграничении дна Каспия. По этому соглашению все спорные месторождения должны разрабатываться по принципу "пятьдесят на пятьдесят". Просто некоторые изменения в налоговом законодательстве внесли коррективы в расчеты по проекту. Необходимо было в чем-то друг другу уступить. А это уже не просто взаимоотношения двух компаний, сюда вовлечены государственные органы. Но принятые парламентом республики изменения в налоговом законодательстве позволили снять опасения российских коллег, и вопрос уже решен. Переговоры позади, впереди - рабочий процесс.
- Не боитесь, что надежды на Курмангазы не оправдаются, как это произошло с Тюб-Караганом?
- Боюсь. Каждый нефтяник вам скажет: из трех, а то и четырех пробуренных поисковых скважин продуктивной оказывается только одна. Нам в Северо-Каспийском проекте и так повезло: ни одной сухой скважины! Хотя и одного Восточного Кашагана было бы достаточно, чтобы говорить об успехе всего проекта. Но ведь нефть нашли и на других месторождениях - Кайран, Актоты, Кашаган Юго-Западный и Каламкас-море!
Вы, журналисты, а вслед за вами и читатели стали воспринимать эти открытия как должное, само собой разумеющееся. И когда выяснилось, что на Тюб-Карагане бурение не дало ожидаемого результата, сникли, заговорили о бесперспективности всей казахстанской части шельфа.
Мы вместе с -"ЛУКОЙЛом" намерены продолжить разведочные работы. Специалисты считают, что Тюб-Караган еще заявит о себе, если на базе полученных результатов по-другому "покопаться" в геологии этого участка. Тем более что рядом расположены уже известные месторождения Хвалынское, им. Ю. Корчагина, Жангурши и Тюбиджик.
- Вы говорите о сотрудничестве с российскими компаниями. И одновременно ведете переговоры о присоединении к нефтепроводу Баку - Тбилиси - Джейхан...
- Давайте расставим все точки над "i". Казахстан к БТД не присоединяется: в состав акционеров мы не входим, в строительство трубы не вовлечены. Речь идет об участии компаний, работающих в Казахстане, в заполнении этого нефтепровода сырьем. В Северо-Каспийском проекте есть сразу четыре западные компании, которые владеют 15% в БТД - это ЭНИ, Тоталь, ИНПЕКС и КонокоФиллипс. Ясно, что они захотят кашаганскую нефть направить, в частности, по этому маршруту.
Мы не можем заставить их отказаться от этой идеи, равно как и силком затащить в эту трубу. Да и не ставим перед собой такую задачу. Наша цель - учитывая, что есть интерес к этому проекту, сделать участие в нем казахстанских компаний максимально выгодным. Вот об этом мы и ведем переговоры с коллегами из Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики. Недавно, в двадцатых числах сентября, кстати, состоялся очередной раунд. Документ, который мы обсуждаем, - это договор между правительством Республики Казахстан и Азербайджанской Республики по содействию и поддержке транспортировки казахстанской нефти через Каспийское море и территорию Азербайджана. Обратите внимание: по содействию и поддержке.
Что же касается сотрудничества в вопросе транспортировки, то для нас по-прежнему наиболее значимыми остаются транзитные пути по территории России: через нефтепровод Атырау - Самара по системе "Транснефти" и по трубопроводу Тенгиз - Новороссийск. И там, и там ведутся работы по увеличению пропускной способности, так что ни о каком сворачивании этих проектов в пользу еще не существующих нефтепроводов речи не идет.
- Узакбай Сулейменович, разрешите задать личный вопрос. Знаю, что вы - заядлый охотник. Вам это помогает в работе?
- К сожалению, я постепенно перехожу из разряда охотников-практиков в разряд теоретиков - времени не хватает. Но правильно говорят: охота пуще неволи, и я стараюсь выкраивать день-другой. Охотнику необходимо терпение. Затаился, лежишь, ждешь. Холодно, мокро, а ты лежи - не шелохнись. В нашей работе терпение - великая вещь. В переговорах ли, в поисках нефти, в общении с оппонентами без терпения не обойтись. Терпеливые, на мой взгляд, более удачливы, чем "горячие головы".
Есть такая история. Свекровь решила проверить двух невесток: велела вскипятить чайник. Мол, у кого вскипит быстрее, та - лучшая хозяйка. Обе набрали воды, поставили на огонь. Только младшая убежала, а старшая от нетерпения каждые пять секунд поднимала крышку и смотрела: не вскипела ли вода? Конечно, младшая победила.
Вы, журналисты, тоже нетерпеливы: вам нужно выложить немедленно, все тайны раскрыть, во всех грехах повиниться. Наберитесь терпения, и чайник быстрее "вскипит"!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников