20 октября 2017г.
МОСКВА 
4...6°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.51   € 67.89
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Ход ферзем на европейской доске

Назначение Шредера председателем совета директоров «Роснефти» является логичным шагом: он - авторитет в мировой бизнес-элите. Фото: globallookpress.com
Мария Золотова
Опубликовано 00:08 06 Октября 2017г.

Экс-канцлер Германии Герхард Шредер обещает работать на благо «Роснефти»


29 сентября состоялось внеочередное собрание акционеров «Роснефти». Важных новостей две: изменения в дивидендной политике и избрание экс-канцлера Германии Герхарда Шредера председателем совета директоров компании.

Акционеры одобрили решение совета директоров направить на выплату промежуточных дивидендов по итогам первого полугодия 2017 года 50% от чистой прибыли по МСФО — 3,83 рубля на акцию. Сумма выплат составит 40,6 млрд рублей. До последнего времени дивидендная политика «Роснефти» предполагала выплаты акционерам 35% чистой прибыли два раза в год. В июне 2017 года президент Владимир Путин попросил компанию увеличить выплаты до 50% прибыли.

Как отмечает представитель «Роснефти», «увеличение выплат не приведет к изменению инвестпрограммы». «Высокая эффективность проектов является надежным источником как дивидендных выплат, так и роста капитализации компании», — добавляет он. «Новость, несомненно, позитивна и ожидаема рынком. Она говорит о повышении качества корпоративного управления компанией. Кроме того, инвесторы надеются на рост курсовой стоимости акций «Роснефти». Российский нефтяной сектор еще не полностью отыграл подъем цен на нефть», — прокомментировали ситуацию аналитики Alpari.

Беспрецедентное решение о том, что отныне дивидендные выплаты «Роснефти» будут составлять не менее половины чистой прибыли (по международным стандартам финансовой отчетности), ставит точку в долгих дискуссиях, которые велись в правительстве РФ относительно дивидендных отчислений и объема соответствующих поступлений в бюджет.

Внеочередное Общее Собрание акционеров ПАО «НК «Роснефть»

На внеочередном собрании акционеры «Роснефти» избрали также новый совет директоров в составе 11 человек. К уже действующим девяти членам совета присоединились министр энергетики Александр Новак и бывший канцлер Германии Герхард Шредер. Последний также возглавил совет директоров компании, сменив на этом посту помощника президента России Андрея Белоусова.

Новый глава совета директоров

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, представляя акционерам кандидатов в совет директоров, уделил экс-канцлеру особое внимание и подробно рассказал его биографию. Работа Шредера в совете директоров будет способствовать развитию торгово-экономических связей между Россией и Германией, сообщил Сечин. К месту напомнить, что при Шредере-канцлере немецкая экономика переживала расцвет. Появление такого человека поможет развитию международного бизнеса компании, а также принесет «синергический эффект»: в Германии находятся стратегические предприятия «Роснефти», отметил Сечин. С приходом Шредера на пост председателя совета директоров компания рассчитывает «нарастить свое присутствие в Европе» и «выстроить конструктивные отношения с западными партнерами».

Сам экс-канцлер сказал, что для него новая должность — «большая радость». Он планирует использовать экономические и политические компетенции «на благо компании», а также помогать искать компромиссы с представителями различных интересов. «У меня интересы — представлять Германию, и в этих интересах не в последнюю очередь иметь хорошие отношения с Россией», — добавил Шредер. Он подчеркнул, что взаимодействие с «Роснефтью» представляет огромный интерес для немецкой стороны, ведь компания является важнейшим экспортером для ФРГ. «Это также связано с предоставлением рабочих мест немцам», — отметил новоизбранный глава совета директоров «Роснефти».

Герхард Шредер выразил сожаление, что секторальные санкции США и Евросоюза коснулись, помимо прочего, энергетического сектора экономики РФ. «Менее всего нужно было использовать санкции. Я не отношусь к тем, кто выступает за санкции», — отметил Шредер. По его словам, в качестве председателя совета директоров он намерен придерживаться исключительно нейтральной позиции и руководствоваться интересами компании. «Можете исходить из того, что в таком органе очень компетентные люди, которые обычно в ходе дискуссии пытаются прийти к какому-либо решению. И все они стараются действовать в интересах компании», — пояснил журналистам Шредер по окончании собрания акционеров.

«То, что крупнейшую российскую энергетическую компанию возглавил такой авторитетный политик, это скорее плюс и для компании, и для него, то есть он, по сути, остается в повестке и в контексте всех каналов коммуникаций между двумя странами, — отмечает директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков. — Очевидно, он воспринимает эту должность как некую возможность, причем не как возможность заработка, а как возможность реализации стратегического партнерского проекта между Россией и Германией». «Шредер пошел в «Роснефть» для того, чтобы отстраивать российско-немецкие отношения: кто-то этим должен заниматься, — говорит немецкий политолог Александр Рар. — Он не боится говорить, что нужно смягчать санкции, что нужно добиваться нормализации отношений с Россией. И следует признать, что вот так откровенно ни один бывший политик не высказывается».

Скандал в Берлине

По мнению директора Центра политической информации Алексея Мухина, несмотря на то что экс-канцлер Германии является политическим тяжеловесом, он, по сути, совершает акт гражданского мужества. Потому что германский истеблишмент и некоторые средства массовой информации были настроены резко против того, чтобы он вошел в совет директоров «Роснефти» или возглавил его. Обвинения при этом выдвигались самые разные, одно фантастичнее другого. Но на самом деле речь идет о том, что для бывших политиков это обычная практика — принимать участие в улучшении инвестиционного климата в своей стране, возглавляя разные представительные органы крупных компаний. «Роснефть» представлена на германском рынке очень хорошо. И, по сути, Герхард Шредер является не столько проводником интересов влияния самой «Роснефти» в Германии, сколько защитником интересов германского бизнеса. В том числе — интересов германского бизнеса в крупном российском бизнесе.

Тот резонанс, который был вызван в Берлине перспективами устройства на работу в «Роснефть» экс-канцлера, говорит сам за себя. Его противники возмущались, опасаясь конкуренции на новом уровне, а сторонники принимали это решение с пониманием. «Решение по предложению, которое поступило от «Роснефти», является моим личным, частным делом», — заявлял сам Шредер в одном из интервью. Однако в немецких СМИ началась настоящая истерия по этому поводу.

Представительство «Роснефти» в Берлине

По сути, отмечает Мухин, оппоненты «Роснефти» констатировали усиление позиций компании в Европе вообще и в Германии в частности. Появление сильного конкурента не может не вызвать беспокойства. Тем более что германская экономика сегодня — крайне привлекательная площадка для многих интересантов, включая США. Скорее всего, именно они и развернули антишредеровскую кампанию.

Стоит отметить, что ранее высказывания Шредера в пользу России, равно как и его участие в российско-немецких проектах (включая Nord Stream), прессу не смущали. «Рьяный защитник энергетической кооперации с Россией Герхард Шредер сдаваться так просто не собирается, — говорит Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики. — Будучи, пожалуй, самым влиятельным лоббистом в Германии, он обладает разветвленной сетью контактов высшего уровня, позволяющих ему добиваться принятия необходимых решений даже, казалось бы, в безвыходных ситуациях. Например, после угрозы Вашингтона наложить санкции на компании, финансирующие Nord Stream — 2, тут же было сделано совместное заявление министров иностранных дел Германии и Австрии Зигмара Габриэля (также социал-демократа) и Себастиана Курца о недопустимости подобного шага, а также сразу нашлись варианты внешних заимствований, позволяющие продолжить проект. 73-летний политик до сих пор обладает колоссальными возможностями».

Первая скрипка

Есть основания полагать, что приход Герхарда Шредера на пост главы совета директоров «Роснефти» позволит не только вывести на прежний уровень российско-немецкое сотрудничество, но и вернуть режим доверия в отношениях между Москвой и Берлином. «Герхард Шредер будет крайне эффективным менеджером, — отмечает Мухин, — тем более что у него есть громадный опыт работы с российскими компаниями и хорошая позиция в бизнес-сообществе Германии. И России, и Германии достаются только плюсы от его избрания». «Назначение Шредера — это ситуация переговорной стратегии win-win (взаимный выигрыш): с одной стороны, это признание заслуг экс-канцлера, с другой — Шредер поможет «Роснефти» продвигать собственные интересы за рубежом», — говорит председатель совета директоров кадровой группы Top Contact Артур Шамилов. По его словам, это назначение выгодно для обеих сторон и закрепляет давно сложившиеся хорошие отношения«.

«То, что получилось в Германии у «Роснефти» — с Герхардом Шредером, — вполне может повториться и на других рынках. Однако для этого нужны последовательные и целенаправленные усилия, — пишет руководитель аналитического агентства «Внешняя политика», директор программ «Валдайского клуба» Андрей Сущенцов. — Авторитет Герхарда Шредера делает его, очевидно, наиболее влиятельным лоббистом российского бизнеса в Европе. А вот в США российский бизнес действует гораздо менее активно. Хотя прямая выгода от сотрудничества с американскими партнерами очевидна. Возьмем, к примеру, проект сотрудничества между «Роснефтью» и ExxonMobil по добыче углеводородов на арктическом шельфе России. В случае реализации этого проекта между Россией и США впервые в истории появится устойчивый канал экономической взаимосвязи и взаимозависимости».

По словам директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, «внешняя политика сильна только тогда, когда она опирается на прочные экономические связи, на продуманную и взаимовыгодную стратегию развития». «Роснефть», — продолжает он, — является своего рода модельным примером подведения экономического фундамента под основные направления внешнеполитической стратегии нашей страны, который необходимо тиражировать и распространять на весь отечественный крупный бизнес«.

Очевидно, что компания прошла основные этапы инсталляции в международное бизнес-сообщество. И, что особенно важно, на всех ключевых для российского государства направлениях компания играет первую скрипку. В Китайской Народной Республике, несмотря на скептицизм некоторых экспертов, происходит вытеснение Саудовской Аравии с позиций основного поставщика энергоресурсов, и в 2017 году эта тенденция, судя по расчетам «Роснефти», только усилится. Кроме того, Китай в лице компании «Хуасинь» стал соакционером российской компании, что скрепило, так сказать, инвестиционные узы между странами. В Индии «Роснефть» — один из значимых инвесторов страны: недавно была завершена сделка по выкупу компанией 49,13% акций Essar Oil Ltd. В результате «Роснефть» вышла на один из самых бурно развивающихся в регионе рынков и при этом решила вопрос о том, куда поставлять венесуэльскую нефть. Эксперты признали, что это был удачный шаг на площадки Азиатско-Тихоокеанского региона со стороны российской компании. Кроме того, «Роснефть» активна в Индонезии, Вьетнаме и других странах АТР, используя свои преимущества при освоении растущего азиатского рынка. Проекты в Северной Африке (в частности, с компанией Eni на египетском месторождении Зохр) и на Ближнем Востоке также успешно реализуются, что говорит об усилении геополитического влияния России в этих регионах.

Геополитика по-немецки

Теперь остановимся более подробно на фигуре нового председателя совета директоров «Роснефти». Герхард Шредер — архитектор восточной политики ФРГ, подразумевающей стратегическое сотрудничество с Россией в области энергетики, вошел в историю как самый лояльный по отношению к Москве немецкий лидер. Вопросами энергетики он занимался еще в теневом правительстве Социал-демократической партии Германии (СДПГ). В период канцлерства реализовал ряд крупных энергетических проектов. Так, благодаря усилиям его правительства были заключены сделки по слиянию E.On и Veba, E.On и Ruhrgas, в результате которых в Германии появился крупный, влиятельный игрок, способный обеспечить конкурентоспособность страны на мировом энергетическом рынке. Такие знаковые инициативы в сфере M&A противоречили установкам Европейского союза и стали примером продвижения национальных интересов ФРГ в области энергетики. Шредер всегда считался выразителем интересов немецкого бизнеса, связанного с Восточным комитетом немецкой экономики и ориентированного в первую очередь на энергодиалог с Россией. Кабинет Шредера выступал за тесное сотрудничество Германии и России в нефтегазовой отрасли. Его идеологию наиболее точно выражает знаменитый афоризм канцлера: «Будущее Европы может быть только с Россией. У России есть альтернатива Европе. Но не наоборот». Шредер активно поддерживал стремление России к равноправному участию в работе «большой восьмерки» и вступление РФ в ВТО.

Немецкое правительство стремилось тогда избавиться от влияния Вашингтона, открещивалось от неоимперской политики администрации Буша-младшего и проявило принципиальность в иракском вопросе. На упреки американских дипломатов один из главных идеологов шредеровской внешней политики Франк-Вальтер Штайнмайер отвечал: «У нас с вами, господа, разный менталитет». В Вашингтоне Штайнмайера, который занимал пост руководителя аппарата правительства и курировал немецкие спецслужбы, обвиняли в нежелании делиться разведданными с США.

С Россией же правительство Шредера установило особые отношения. Влиятельные немецкие бизнесмены, заинтересованные в развитии российско-германских газовых проектов, рассчитывали, что, объединив усилия с таким мощным игроком, как «Газпром», они смогут бросить вызов американским конкурентам (ходили даже слухи, что Москва готова отказаться от контрольного пакета акций в «Газпроме», превратив его в транснациональную компанию). «Энергетический союз России и Германии, — отмечалось в исследовании The Stratfor, — позволил бы создать в мире альтернативный центр силы и реализовать геополитические планы, которые всегда были ночным кошмаром для англосаксов».

Восточная политика Шредера предполагала не только газовое сотрудничество (хотя совместные проекты с «Газпромом» были для него одним из приоритетов. Неслучайно после поражения на выборах бывший канцлер занял пост председателя комитета акционеров компании «Североевропейский газопровод»). Немцы рассчитывали привлечь Россию и к общеевропейским проектам в области авиастроения. Аэробус на тот момент уже был одним из главных символов единой Европы, и компания ЕАDС вела ожесточенную торговую войну с американским «Боингом». «Не вызывает сомнений, что «авиационная война» между Вашингтоном и европейскими столицами является самым масштабным и политически мотивированным торговым конфликтом в истории», — отмечал в The Newsweek бывший заместитель министра торговли США Джеффри Гартен. Если бы немцам удалось настоять на своем и Москва в качестве одного из акционеров вошла бы в ЕАDС, конкурентоспособность компании значительно возросла бы (российские специалисты готовы были внести свою лепту в развитие не только гражданской, но и военной авиации ЕС). Эксперты уверяли, что мы находимся в шаге от формирования альянса России и объединенной Европы, ведущую роль в которой играет независимая и реалистически мыслящая Германия.

«Фактор Шредера»

Кирстен Вестфаль из немецкого Фонда науки и политики отмечает, что в основе внешнеполитического курса Шредера было развитие двусторонних отношений с Россией, что и позволяло ему проводить линию, независимую от Брюсселя, и отстаивать национальные интересы Германии. Вестфаль выдвигает тезис о «факторе Шредера» в российско-германских отношениях и энергодиалоге между странами.

В период правления Шредера немецкий бизнес рассматривал российский рынок как самый перспективный после китайского. Германия являлась главным торговым партнером России за пределами постсоветского пространства: на ее долю приходилось около 10% объема российской внешней торговли и около 1/5 общего объема иностранных инвестиций в Россию. Шредер был активным сторонником смягчения визового режима с РФ и строительства трубопроводов через Балтийское море, способных удвоить объем прокачки нефти из России в Германию.Речь Владимира Путина, произнесенная им в бундестаге вскоре после событий 11 сентября 2001 года, оказалась полностью созвучна представлениям немецкого канцлера. Российский президент заявил тогда, что «Европа твердо и надолго укрепит свою репутацию мощного и действительно самостоятельного центра мировой политики, если она сможет объединить собственные возможности с возможностями российскими — людскими, территориальными и природными ресурсами, с экономическим, культурным и оборонным потенциалом России».

По инициативе Путина и Шредера еще в 2000 году был создан представительный российско-немецкий форум под названием «Петербургский диалог». «ФРГ является мостом между Россией и Западом, — отмечал немецкий политолог Констанц Штелценмюллер в статье «Российская политика Германии: Ostpolitik для Европы», опубликованной в Foreign Affairs, — и, судя по всему, Берлин будет задавать тон в отношениях с Москвой как для США, так и для остальных европейских стран».

История российско-немецкого энергодиалога

Германия всегда отличалась «особым» бизнес-подходом к России. Тесное экономическое сотрудничество началось еще в середине 1970-х годов. Поскольку оба правительства были заинтересованы в укреплении экономических отношений, немецким фирмам на российском рынке предоставлялась специальная государственная страховка от непредвиденных рисков — гарантии немецкого страхового общества «Гермес». Так что немецкие предприниматели, работающие в России, всегда чувствовали защиту со стороны собственного государства.

В сфере энергетики Германия и Россия уже более полувека являются надежными партнерами. Взаимозависимость двух экономик в первую очередь связана именно с поставками энергоресурсов. Сотрудничество в нефтегазовой отрасли в свое время стало основой новой восточной политики немецкого канцлера Вилли Брандта, который сумел добиться сближения с Советским Союзом. «Мы стали партнерами, которых связывают деловые отношения», — говорил Брандт, а представители Ruhrgas отмечали, что, «когда речь шла о деле, они не ощущали противоречий между политическими системами». С ФРГ была заключена сделка века, в результате которой были построены мощные трансконтинентальные газопроводы. Тогда же, полвека назад, была создана «Дружба» — крупнейшая в мире система магистральных нефтепроводов, соединившая добычные регионы СССР с восточноевропейскими странами и ГДР, в этих государствах были построены мощные НПЗ, технологически и инфраструктурно связанные с советскими месторождениями нефти. Например, при участии специалистов из СССР с 1959 по 1964 год был создан НПЗ «Шведт», который изначально ориентировался на поставки нефти по трубопроводу «Дружба». На стадии строительства в 1963 году к нему был подведен отвод от северной ветки этой системы нефтепроводов. Другой нефтепровод, ведущий к НПЗ «Шведт» из порта Росток, был построен в 1969 году. Таким образом была заложена основа энергетической безопасности современной Европы.

Кульминация восточной политики СДПГ

В статье «Россия и Германия: лейтмотив сотрудничества», опубликованной в 2004 году в журнале «Россия в глобальной политике», Шредер уверял, что Россия открывает перед немецким бизнесом широкие возможности, и, понимая это, предприниматели развернули здесь стратегическую инвестиционную деятельность. «Россия — главный поставщик энергоносителей в Германию. Около трети нашего импорта нефти и газа мы получаем из России. Уже одного этого достаточно, чтобы уделять особое внимание будущему сотрудничеству в энергетической области, — писал немецкий канцлер. — Мы хотим оказывать поддержку нашим предприятиям, поставить сотрудничество, до сих пор опиравшееся в основном на поставки энергетических ресурсов, на более широкий фундамент. В этом могло бы помочь, например, участие германских фирм в добыче природного газа и строительстве газопровода через Балтийское море. Будучи лидером в области технологий по экономии и эффективному использованию энергии, Германия может внести вклад в некоторые отрасли производства, важные для России».

Интерес немецкой компании E.On к сотрудничеству с «Газпромом» объяснялся возможностью доступа к добычным проектам. Такая возможность воспринималась как дополнительный ресурс в собственном производстве энергии, призванный улучшить конкурентное положение E.On на глобальном рынке. Российский партнер был заинтересован в более глубоком доступе на рынки Европы путем приобретения распределительных и сбытовых компаний.

Следует выделить основные вехи российско-германского энергодиалога в эпоху Шредера. В 1998-1999 годы Ruhrgas купил 4% акций «Газпрома». В 2005 году подписаны две связанные между собой сделки, предполагающие совместную разработку Ruhrgas и ОАО «Газпром» западносибирского месторождения «Южно-Русское» и получение российской компанией долей E.On в трех венгерских компаниях. В том же году было заключено знаковое соглашение о реализации проекта «Северный поток», которое считается кульминацией восточной политики социал-демократов. Соглашение, подписанное Путиным и Шредером незадолго до поражения СДПГ на выборах, предполагало строительство трубопровода по дну Балтийского моря, стоимость которого оценивалась в 4,7 млрд долларов. «На посту Федерального канцлера Германии, — заявил тогда Шредер, — я должен думать о бесперебойности энергоснабжения страны и соблюдении ее интересов в энергетической области. Поэтому я горжусь тем, что нам удалось подписать сегодняшнее соглашение». В Соединенных Штатах и проамериканской элите ЕС сделка была воспринята в штыки. Газета The Washington Post назвала ее даже «политическим предательством» Шредера.

Реализация проекта «Северный поток», безусловно, стала историческим этапом в энергетической политике Германии. Проект призван обеспечить прокачку дополнительных 55 млрд кубометров природного газа по маршруту Выборг — Любмин (в районе Грайфсвальда). Акционерами компании Nord Stream AG являются ОАО «Газпром» (51%), E.On и Wintershall (по 15,5%), голландская Gasunie (9%) и французская GDF SUEZ (9%). Задачей этого проекта является не только обеспечение европейских потребителей газа дополнительными объемами в условиях растущего спроса на голубое топливо, но и укрепление безопасности поставок российского газа на территорию ЕС без участия транзитных стран.

Консультант российского ТЭК

После ухода с поста канцлера Шредер продолжает укреплять российско-германское энергетическое сотрудничество уже в роли независимого эксперта и бизнесмена. В конце 2005 года он становится председателем наблюдательного совета «Северо-европейской газопроводной компании», которая начала работу над проектом «Северный поток». В 2006 году он возглавляет комитет ее акционеров. «Газопровод Nord Stream внесет важный вклад в надежное снабжение Европы природным газом. Кроме того, это не чисто российско-германский, а европейско-российский проект. Поэтому Европейский союз оценивает трубопровод Nord Stream как проект, представляющий интерес для всей Европы. В силу этого решения все государства — члены ЕС обязаны поддерживать Nord Stream», — отмечал Шредер в одном из своих интервью. В 2009-2011 годах Шредер входил в совет директоров ТНК-BP.

В 2010 году он высказался за участие немецких компаний (BASF) в проекте «Южный поток». Он произнес на эту тему речь в кассельском Дворце конгрессов на конференции, организованной нефтегазовой «дочкой» BASF Wintershall. В своем выступлении он подчеркнул, что к 2030 году Европе дополнительно к потребляемым ныне объемам газа понадобится еще 170 млрд кубометров. «В ситуации, когда мы не знаем, где взять эти дополнительные объемы, вопрос о независимости встает совершенно по-иному», — отметил экс-канцлер. По его словам, в Норвегии запасы сокращаются и возможности поставок ограниченны; у Катара ярко выраженная ориентация на азиатские рынки; Алжир, Ливию и Марокко вряд ли можно назвать надежными источниками, а в Туркмении «имеются любопытные люди, которые продают одни и те же объемы газа как минимум трижды разным клиентам». Единственной альтернативой всем этим вариантам Шредер назвал Россию, у которой «много газа, и она его исправно поставляет». «Южный поток», — заметил экс-канцлер, — это третий газопровод, призванный сделать газоснабжение Европы более надежным«. Герхард Шредер настоятельно рекомендовал концерну BASF и его нефтегазовой «дочке» присоединиться к «Южному потоку», что и произошло в начале 2011 года. «Это был хороший совет, ведь мы ему последовали», — отметил глава Wintershall Райнер Зеле. Однако не без помощи американцев проект был подвешен из-за резкой смены позиции правительства Болгарии. Поэтому все внимание оказалось сконцентрировано на проекте «Северный поток — 2». «Северный поток — 2» — это вторая нитка газопровода, проложенного по дну Балтийского моря, которая должна увеличить объем поставок газа в Германию в два раза, до 110 млрд куб. м в год. Поставки по новому трубопроводу должны начаться в конце 2019 года. Проект поддерживают немецкие Uniper и BASF/Wintershall, англо-голландская Royal Dutch Shell. В 2016 году Шредер стал главой управляющего совета Nord Stream — 2 — оператора строительства газопровода «Северный поток — 2».

Плюс международный авторитет

Еще в тот период, когда Шредер был премьером Нижней Саксонии, он вошел в правление компании Volkswagen, банка Norddeutsche Landesbank и Deutsche Messe AG и выстроил эффективные контакты с представителями бизнес-сообщества Германии, что позволило усилить его позицию и авторитет в партии как опытного и эффективного специалиста. Период правления Шредера был расцветом немецкого бизнеса. Большинство экономистов ФРГ убеждены, что Ангела Меркель, которая ставит себе в заслугу нынешнее экономическое благополучие страны, просто пожинает плоды политики Шредера. После того как он оставил пост канцлера, Шредер консультировал многие международные бизнес-структуры, в том числе международный инвестиционный банк Rothschild Group, а также швейцарское издательство Ringier. «Экстраординарные знания Шредера находятся на таком же высоком уровне, как и его международный опыт и репутация», — заявляет глава банка Давид Ротшильд.

Шредер не раз привлекался для разрешения споров крупнейших немецких компаний. В 2006 году он выступил медиатором в споре между руководством Deutsche Bahn и профсоюзом по поводу планов приватизации железнодорожной компании, а в 2016 году стал посредником в споре между двумя ведущими немецкими ретейлерами — Edeka и REWE по поводу поглощения сети супермаркетов Kaiser’s Tengelmann. Характерно, что предложение стать медиатором делалось от имени правительства Ангелы Меркель — политических противников Шредера.

Таким образом, вопреки навязываемому стереотипу о том, что Шредер является нефтегазовым лоббистом, экс-канцлера можно назвать прагматичным профессионалом, который выступает за наиболее эффективные и современные варианты развития энергетики и является авторитетной и уважаемой фигурой в немецкой и международной бизнес-элите. По словам директора берлинского Института глобальной публичной политики Торстена Беннера, «мнение Герхарда Шредера, последнего канцлера ФРГ от социал-демократов, по-прежнему пользуется большой популярностью».

Экс-канцлера также считают символом сотрудничества России и Германии. Он не раз критиковал политику Евросоюза и Германии в отношении России и призывал европейских политиков вернуться к эффективному диалогу между странами.

Стоит отметить, что в первом правительстве Меркель человек из его команды Франк-Вальтер Штайнмайер занимал пост министра иностранных дел (его кандидатуру, кстати, лоббировали влиятельные немецкие бизнесмены). И хотя бывший соратник Шредера находился в тени своей начальницы, в решающие моменты ему удавалось проявить характер. Например, после российской военной операции на Кавказе в 2008 году Штайнмайер выступил с резким заявлением, в котором призвал коллег по Евросоюзу «не идти на поводу у эмоций и не изолировать Россию».

В 2016 году, выступая в городе Бад-Пирмонт на форуме «Германо-российские экономические встречи», Шредер указал на ошибки европейских стран в отношении России. По его мнению, если бы Евросоюз относился внимательнее к интересам РФ, многих конфликтов можно было избежать, поскольку ЕС нужна сильная Россия. Также экс-канцлер подчеркивал, что крымский вопрос должен был быть отделен от обсуждения прочих аспектов отношений России и Евросоюза. В интервью швейцарской газете Blick Шредер заявил, что «интеграция России и российской энергетической промышленности в мировую экономику имеет большое значение для всех, особенно для Германии, ведь у «Роснефти» значительные интересы в Германии, особенно на Востоке».

Майский визит

Весной 2017 года главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин совершил рабочий визит в Германию, где провел ряд встреч с представителями делового сообщества страны и принял участие в мероприятии, посвященном открытию офиса дочернего общества компании — Rosneft Deutschland GmbH — в Берлине.

В рамках визита состоялась встреча главы «Роснефти» с министром экономики и энергетики ФРГ Бригиттой Циприс, на которой обсуждались перспективы развития бизнеса «Роснефти» в качестве самостоятельного игрока на немецком энергетическом рынке. Сечин встретился также с исполнительным директором Восточного комитета немецкой экономики Михаэлем Хармсом. Стороны сошлись во мнении, что участие «Роснефти» в энергетике Германии увеличит эффективность ее деятельности, укрепит и расширит позиции компании на рынках сбыта продукции, в том числе в Центральной и Восточной Европе.

В торжественном мероприятии по случаю открытия офиса Rosneft Deutschland в Берлине приняли участие представители руководства «Роснефти», немецкого делового сообщества, директора НПЗ PCK, Bayernoil и MiRO. В своем докладе на мероприятии Игорь Сечин, в частности, отметил: «За последние семь лет мы поставили в Германию 132 млн тонн нефти на сумму более 75 млрд евро, обеспечив около четверти импорта нефти страны. Сегодня мы являемся акционерами трех крупных нефтеперерабатывающих заводов и обеспечиваем 5 тысяч рабочих мест непосредственно на наших предприятиях в стране».

«Роснефть» увеличила поставки нефти в ФРГ с 12,9 млн тонн в 2012-м до 22, 5 млн тонн в 2016 году. В 2016-м объем переработки нефти на НПЗ в Германии увеличился на 17,8% — до 12,7 млн тонн. Компания произвела 13,7 млн тонн нефтепродуктов (80% — светлые нефтепродукты), что демонстрирует высокие операционные показатели и технологическую оснащенность перерабатывающих мощностей. «Роснефть» направит совокупно 600 млн евро на модернизацию своих немецких НПЗ, из них 300 млн евро уже выделены«, — заявил Игорь Сечин. — Эти средства будут направлены на модернизацию НПЗ с целью повышения их промышленной и экологической безопасности, а также повышения качества корзины выпускаемых продуктов, с тем чтобы получить дополнительную эффективность при выходе на розницу. Теперь в Германии будет функционировать дочернее предприятие «Роснефти». Мы развиваем свой бизнес, в том числе в области поставок нефтепродуктов немецким потребителям — в распределительных сетях, бункеровке и авиатопливе«.

«Роснефть» также активно сотрудничает с немецкими предприятиями в различных сферах, в том числе в закупках оборудования, автомобилей, катализаторов, компонентов и присадок для производства бензина и дизтоплива, в оказании нефтесервисных услуг. В заключение выступления глава «Роснефти» подчеркнул, что нефтеперерабатывающий бизнес в Германии является стратегическим направлением развития компании: «Как мне представляется, за шесть лет работы в этом секторе мы зарекомендовали себя как надежного предсказуемого партнера с долгосрочным видением развития активов».

Глава Восточного комитета немецкой экономики Михаэль Хармс считает хорошим сигналом для экономики Германии начало работы компании Rosneft Deutschland GmbH на рынке ФРГ. «Развитие бизнеса «Роснефти» является доказательством неослабевающего интереса со стороны российских нефтяных предприятий к европейскому рынку», — сказал Хармс, добавив, что «данное сотрудничество, которое продолжается более 40 лет, вносит вклад в обеспечение энергетической безопасности Германии».

«Роснефть» в ФРГ

С 2011 года «Роснефть» вошла в нефтеперерабатывающий бизнес на немецком рынке. Выбор объектов инвестиций был для «Роснефти» неслучаен: НПЗ, расположенные на территории Восточной Германии, с момента своего создания технологически и инфраструктурно связаны с российскими месторождениями нефти. «С тех пор как «Роснефть» стала акционером холдинга ROG, владевшего долями в четырех крупных нефтеперерабатывающих заводах, наши совокупные вложения в немецкую нефтепереработку превысили 2,5 млрд евро, — отметил Сечин. — Таким образом, мы фактически профинансировали около 10% общего объема производства нефтепродуктов в Германии. Хотел бы подчеркнуть, что выбор объектов для инвестиций во многом обусловлен историческими причинами. В создании нефтеперерабатывающих заводов в Восточной Германии нередко принимали участие советские специалисты, и поэтому мы хорошо знаем их технологические особенности и возможности. Приобретая 50% ROG у государственной нефтегазовой компании Венесуэлы PDVSA, мы понимали, как повысить эффективность этого актива и увеличить маржу переработки».

Нефтеперерабатывающие предприятия в Германии, где Роснефть является акционером, построены по последнему слову техники

Еще одним акционером ROG была британская BP. В декабре 2016 года «Роснефть» и BP Plc. завершили сделку по реформированию СП, с 1 января 2017 года эти договоренности вступили в силу. «Роснефть» стала прямым акционером и увеличила свои доли участия в НПЗ PCK («Шведт») — до 54,17% (с 35,42%); НПЗ MiRO — до 24% (с 12%); НПЗ Bayernoil — до 25% (с 12,5%). В результате этой реорганизации «Роснефть» получила контроль над более чем 12% нефтеперерабатывающих мощностей в Германии с общим объемом переработки до 12,5 млн тонн в год и стала третьим по величине игроком на немецком рынке нефтепереработки. Средняя глубина переработки мощностей компании — 93%, средний индекс сложности по Нельсону — 9,1.

Сделка по реорганизации СП ROG свидетельствует о развитии энергодиалога между Россией и Европой. В основе этого диалога — эффективные поставки нефти на немецкие НПЗ по нефтепроводу «Дружба». Благодаря логистическим преимуществам «Роснефть» сможет эффективно осуществлять операционную деятельность в Германии, а доступ к конечным потребителям позволит ей увеличить маржинальность реализации нефтепродуктов собственного производства. Участие в крупнейших немецких НПЗ обеспечит интеграцию с трейдинговым подразделением компании и в результате дополнительно повысит экономические показатели осуществленной инвестиции.

Три немецких НПЗ, доли в которых имеет «Роснефть», — это одни из самых современных перерабатывающих предприятий в Западной Европе. На протяжении многих лет проводится процесс модернизации заводов. Тем не менее «Роснефть» намерена постоянно инвестировать в поддержание и наращивание их мощностей, поддерживать надежность и эксплуатационную готовность оборудования, увеличивать выход светлых нефтепродуктов и нефтехимии. Например, НПЗ MiRO — крупнейший НПЗ Германии с мощностью 14,9 млн тонн в год, НПЗ «Шведт» с мощностью 11,6 млн тонн в год — главный поставщик топлива для Берлина. Большинство самолетов, вылетающих из немецкой столицы, заправлены топливом с этого завода. Индекс Нельсона у НПЗ «Шведт» — 9,8. Надо сказать также, что «Шведт» — одно из первых предприятий Германии, где началось производство топлива с биокомпонентами.

Сейчас «Роснефть» активно прорабатывает вопрос о повышении эффективности транспортировки сырья на Bayernoil и MiRO. «Мы сможем обеспечить поставки на южную группу заводов путем реверса по трансальпийскому трубопроводу, но для этого нам надо договориться с регуляторами и с действующими потребителями, — сообщил Сечин. — Технически это возможно, просто ни разу не исполнялось, поэтому есть определенная неуверенность у регуляторов, но мы над этим поработаем, покажем все, сделаем модели соответствующие, и если прокачаем первую партию, то потом сможем повысить эффективность при поставках».

Чтобы обеспечить сырье для своей растущей сети международных НПЗ, «Роснефть» расширяет деятельность в нефтетрейдинге и планирует заключать больше сделок по поставкам с другими производителями. Основная стратегия компании — расширение нефтетрейдинга за счет органического роста и диверсификация источников нефти. Компания стремится заключать сделки по предоплате с другими производителями, аналогичные сделке с иракским Курдистаном. Курдскую нефть в первую очередь планируется направить на немецкие НПЗ.

Перспективы: розница, авиатопливо, газ

Теперь что касается выхода к конечному потребителю. «По работе в рознице есть разные возможности, — подчеркнул Сечин. — Ну, например, выкупая у Total долю в «Шведте», мы одновременно договорились с Total, что можем воспользоваться для поставок их сетями. И такая форма сотрудничества тоже возможна. Будет ли в дальнейшем принято решение о покупке каких-то сетей или о строительстве новых, мы подумаем. Это будет зависеть от эффективности. Я уже говорил как-то, что розница — это непростой бизнес, хотя, конечно, он приближает потребителей и помогает получить эффективность на всех этапах. Но здесь также есть очень много регулирующих условий. Мы, начиная работу через сети наших партнеров, через BP, через Total, другие сети, будем получать дополнительный опыт. И, я надеюсь, на каком-то этапе мы войдем в какие-то их сети».

Компания рассчитывает реализовывать авиатопливо, производимое на ее немецких заводах, по прямым контрактам с авиакомпаниями в крупнейших немецких аэропортах. Кроме того, «Роснефть» намерена выйти на немецкий дорожно-строительный рынок со специальной линейкой полимерно-битумных вяжущих (ПБВ) «Альфабит». При этом совместно с рядом институтов и научных организаций Германии «Роснефть» планирует адаптировать рецептуры ПБВ «Альфабит» к требованиям немецкого рынка. Компания также намерена организовать поставки судового топлива в морские порты Германии. Такой игрок, как «Роснефть», может значительно увеличить степень конкуренции на немецком рынке, расширив спектр возможностей для поставщиков и обеспечив весьма привлекательные ценовые условия для потребителей.

«Мы не имеем возможности поставки трубопроводного газа в связи с законодательными ограничениями. Но торговлей газом, в том числе и в Европе, мы уже занимаемся», — заявил Сечин, напомнив, что в европейских странах газом торгует швейцарская «дочка» «Роснефти» Rosneft Trading, «которая закупает газ на рынке». «Мы поставляем газ в Египет по долгосрочному контракту, имеем газовые активы в международных проектах. И, конечно, мы заинтересованы в развитии этого бизнеса», — сказал он. — В Германии будем работать на рынке. Может быть, когда-нибудь и поставим сюда свой газ тоже. Может быть, не российский, но, скажем, с того же проекта «Зохр». Потом, у нас есть проект сжижения газа «Печора СПГ» — это тоже один из альтернативных вариантов поставок, который не подпадает под ограничения при экспорте. Поэтому будем использовать все варианты работы«.

Как отмечает директор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев, «для Германии важно, что ее представитель участвует в управлении компанией, занимающей третье место по обеспечению населения и промышленности страны нефтепродуктами». «Есть и другие возможности сотрудничества «Роснефти» и промышленности Германии на энергетическом рынке, — добавляет эксперт. — Например, в последние годы «Роснефть» активно выходит на мировой рынок газа. Пока действует монополия «Газпрома» на экспорт газа из России, «Роснефть» не может экспортировать российский газ, хотя и является вторым после «Газпрома» производителем газа в стране. Однако никто не мешает добывать газ в Латинской Америке, Египте и в других странах. В ближайшие годы ожидается прекращение работы газотранспортной системы Украины из-за хронического финансирования ремонта и обслуживания всего на 10%. В этом случае поставки СПГ «Роснефтью» могут оказаться важными для Германии».

Для «Роснефти» выбор Германии в качестве основного целевого рынка был вполне осознанным и произошел в 2011 году с приобретением доли в СП ROG. И ставка на Германию себя оправдала. Экономика страны постоянно развивается. Немецкий рынок стабилен, имеется дефицит и рост потребления по основным нефтепродуктам, таким как дизельное топливо, авиационное топливо. Торговый оборот Германии и России в период с 2000 по 2013 год вырос в четыре раза — до 56,5 млрд евро. При этом экспорт из Германии в Россию увеличился в 7 раз — до 28,6; германский импорт — в 3 раза: 27,9, но это очень сбалансированные цифры. Вместе с тем одним из важных направлений работы с германскими партнерами являются не только поставки сырья и переработка, но и технологическое сотрудничество.

Назначение Шредера председателем совета директоров «Роснефти» является логичным шагом, поскольку немецкий канцлер остается одной из самых авторитетных фигур в немецкой и международной бизнес-элите, считается архитектором энергетического сотрудничества России и ФРГ, а «Роснефть» активно укрепляет свои позиции на немецком рынке.


Loading...



Телеведущая Ксения Собчак собралась в президенты России…
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.