12 декабря 2017г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.23   € 69.80
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Sputnik. Свидетельство о рождении

Аппарат совершал витки вокруг Земли, передавая знаменитые сигналы «бип-бип-бип». Фото: Wikipedia.org
Виталий Головачев, обозреватель «Труда»
Опубликовано 00:10 06 Октября 2017г.

60 лет назад, 4 октября 1957 года, на нашей планете наступила новая эра, названная космической


Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли, открыв человечеству дорогу в звездный океан. Это было действительно эпическое событие. «Этот день навеки войдет в анналы истории как день одного из величайших достижений человека», — писала тогда «Нью-Йорк Таймс», которую трудно было заподозрить в симпатиях к СССР...

Всматриваясь сегодня в те давние годы, мы поражаемся феноменальным масштабам планирования и организации работ, тому, как сотни НИИ, КБ, заводов по всей стране были задействованы, встроены в огромный общегосударственный конвейер. А между тем отечественная космонавтика начиналась в нашей стране, не имея государственной поддержки. Группе талантливого, весьма эффективного конструктора Михаила Тихонравова в 1950-м строго-настрого запретили заниматься разработкой искусственного спутника Земли в рабочее время. Да и предложения главного конструктора ракетной техники Сергея Королева долго не получали поддержки руководства. В жесточайшей гонке вооружений с американцами все силы, мысли и ресурсы подчинялись главному: созданию мощных баллистических ракет. А все остальное признавалось несвоевременной лирикой.

В СССР после копирования немецких «Фау-2» стали разрабатывать собственные, все более совершенные ракеты. В США, где осел конструктор «Фау» Вернер фон Браун, тоже освоили немецкие ракеты (было произведено более 60 испытательных запусков), занимались и собственными проектами. Казалось бы, не ослабленная войной Америка с ее мощным научно-техническим и промышленным потенциалом имеет огромные преимущества перед СССР. Но США недооценили возможности нашей страны.

С 1946-го по 1956-й под руководством главного конструктора Особого конструкторского бюро № 1 (ОКБ-1) Сергея Павловича Королева получили путевку в жизнь одноступенчатые баллистические ракеты с дальностью полета от 300 до 1200 км. В 1954 году наш ВПК приступил к созданию первой межконтинентальной баллистической ракеты, без которой даже при наличии атомной и водородной бомб невозможно было обеспечить военный паритет. Работа у кульманов и в цехах шла яростная, сутками напролет: нужно было опередить американцев.

И в этом лихорадочном ритме Королев находил силы думать и о запуске искусственного спутника. Он понимал: будущая ракета сможет не только доставлять боеголовки к цели, но и выводить на околоземные орбиты рукотворные аппараты. Но чтобы заняться этой тематикой на военных предприятиях, требовалось разрешение свыше.

И вот всего через шесть дней после выхода постановления ЦК КПСС и Совета министров о разработке межконтинентальной ракеты (позже названной Р-7, знаменитой нашей «семерки», летающей в модернизированном виде и сегодня), не имея даже утвержденного эскизного проекта, Сергей Павлович 26 мая 1954 года отправляет пакет документов относительно спутника министру оборонной промышленности Устинову.

Там три документа: письмо Королева, докладная записка Тихонравова, занимавшегося с группой специалистов проблемой спутника уже несколько лет, и альбом с переведенными на русский материалами об американских работах. «В настоящее время, — подчеркивалось в письме, — была бы своевременной и целесообразной организация научно-исследовательского отдела для проведения первых поисковых работ по спутнику».

Подробные расчеты и аргументы содержались в многостраничной докладной записке. Эти пожелтевшие от времени листки (машинописный, второй — под копирку — экземпляр), хранящиеся в Кабинете-музее академика М.В. Келдыша в Институте прикладной математики, — интереснейший документ. Впечатляют прозорливость, смелый взгляд в будущее и конкретные предложения Тихонравова. Он не только детально рассказывал о возможности запуска автоматического аппарата, но и предлагал программу на десятилетия.

По мнению конструктора, на смену беспилотникам должны прийти пилотируемые спутники. В каждом из них один-два человека смогли бы летать вокруг Земли в течение нескольких месяцев. Следующий этап — стыковка (Тихонравов использует термин «встреча») спутников на орбите и создание космической станции. А далее полеты на Луну, причем стартовать ракетам выгоднее с околоземной орбитальной станции. «Межпланетные полеты становятся реальными, и возможность их осуществления значительно приблизится», — подытоживал автор докладной записки. И это в 1954-м, когда не было ни ракет, ни спутников!

В военном ведомстве записку читали, словно фантастический роман. Но понимания Королев наверху не нашел — идею зарубили: ничто не должно отвлекать КБ, НИИ и предприятия от создания межконтинентальной баллистической ракеты. Однако Королев не побоялся пойти против мнения начальства. Хотя четырьмя годами ранее Тихонравов уже выступал с крамольными идеями на конференции в секретном НИИ-4 и жестоко поплатился за это. Тогда Тихонравова сняли с руководящей должности, понизив до консультанта. А сотрудникам его отдела категорически запретили заниматься спутником.

По иронии судьбы в том же 1954-м, когда Сергей Павлович получил жесткий отказ, Вернер фон Браун за океаном в секретном отчете писал: «Запуск искусственного спутника, сколь угодно малого, был бы научным достижением огромной важности: Если мы не сделаем это первыми, это нанесет удар по престижу США». Он считал, что США могут запустить спутник в 7 кг в середине 1956-го. Но немецкому конструктору не дали соответствующий заказ: власти считали, что спутник должен быть запущен в рамках американского проекта, а не немецкой группой.

Королев видел дальше военных и политиков, понимал важность запусков в космос и первого спутника, и первого человека. Он направил еще одну докладную записку — и опять получил отказ. Но продолжал настаивать на своем. В августе 1954-го Совмин сделал маленький шажок навстречу: согласился с разработкой научно-теоретических вопросов по теме космического полета. Хоть какой-то сдвиг...

Все круто изменилось в середине 1955-го, когда 29 июля президент Эйзенхауэр заявил, что Америка запустит искусственный спутник в рамках программы Международного геофизического года. Об этом доложили Никите Хрущеву и Николаю Булганину. Тут-то руководители страны забеспокоились. И 8 августа 1955 года выходит постановление «О создании искусственного спутника Земли». В тексте всего две фразы, но какие! «Одобрить идею о создании искусственного спутника Земли. Поручить тт. Хруничеву и Рябикову приступить к работам по созданию искусственного спутника Земли и в полуторамесячный срок представить ЦК КПСС проект необходимых материалов по этому вопросу...»

Теперь Королев запускает процесс на полную мощь. Подключает ученых, конструкторов, смежников. Привлекает опального Тихонравова. Первоначально предусматривалось создать спутник весом 1000-1400 кг, одной научной аппаратуры на 200-300 кг. Но Королев опасался, что американцы могут опередить. И тогда предложил запустить для начала «простейший спутник», где будут только блок питания, два передатчика, вентилятор, система терморегулирования, датчики, четыре антенны. Идею одобрили.

Спутник проектировался и изготавливался в стремительном ритме параллельно с разработкой межконтинентальной ракеты. Но та поначалу не хотела лететь. Р-7 впервые стартовала с Байконура 15 мая 1957-го. Через полторы минуты в одном из боковых блоков начался пожар, и Р-7 рухнула в 300 км от старта. Неудачной была и вторая попытка, в июне (не сработало зажигание), и третья, в июле (на взлете ракета завертелась вокруг продольной оси и разрушилась). Американцы тем временем готовили к старту свою ракету «Авангард». Только 21 августа с четвертой попытки Р-7 полетела как надо. Правда, на финише отделившаяся головная часть (боеголовка), войдя в атмосферу, разрушилась от перегрева. Так же завершился и пятый полет. Но для запуска спутника это не было помехой.

И вот 4 октября поздним вечером аппарат весом 83 кг, состоящий из двух соединенных полусфер, был выведен на околоземную орбиту. Он совершал витки вокруг Земли, передавая знаменитые сигналы «бип-бип-бип».

На следующий день мировые СМИ взорвались оглушительными заголовками: «Впечатляющий прорыв в космос», «Открыта дорога к звездам»: А вот в США пресса реагировала остро. «Дейли Ньюс»: «Сейчас мы выглядим довольно глупо со всем нашим пропагандистским визгом, когда мы утверждали на весь мир, что русские плетутся где-то в хвосте в области научных достижений...» «Юнайтед Пресс»: «90% разговоров об искусственных спутниках Земли приходилось на долю США. Как оказалось, 100% дела пришлось на Россию...»

В этих публикациях чувствовалась не только досада, но и страх. Утром 5 октября 1957-го Америка проснулась другой. Она вдруг осознала, что перестала быть недосягаемой. Что касается американской ракеты «Авангард» и спутника с тем же названием, то запуск его состоялся через два месяца, 6 декабря 1957-го. Ракета поднялась на 1 метр и взорвалась. А первый американский спутник «Эксплорер-1» массой всего 8 кг был выведен на орбиту только 1 февраля 1958-го ракетой, созданной под руководством Вернера фон Брауна...

А в это время

В Нью-Йорке в конце сентября была выставлена на продажу тестовая модель «Спутника-1» в масштабе 1:1. Предварительная цена составляла 100-150 тысяч долларов, но продали раритет за 847,5 тысячи. На сайте сообщается: «Это очень редкая полномасштабная старинная тестовая модель «Спутника-1», серийный номер 0K6-1/002/1957 с живым передатчиком (в комплект входит 12-вольтовый источник питания). Полированная алюминиевая сфера с четырьмя внешними антеннами диаметром около 23 дюймов (58 см). Произведено в ОКБ-1, нынче РКК «Энергия», в 1957 году.

Происхождение: из коллекции Хайнца Миллера, Австрия. Есть только несколько известных старинных реплик «Спутника-1»: три — в частных руках, один — в музее РКК «Энергия», а один — в Музее авиации в Сиэтле.


Loading...



Виталий Мутко согласился уйти в отставку «пользы дела для». Ваше мнение по этому поводу.
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.