09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕЩЕ НЕ ВСЕ ПОТЕРИ ПОДСЧИТАНЫ

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 06 Ноября 2002г.
"Рядом со мной - мужественные люди, хочу их представить", - начал разговор известный сегодня всей стране профессор Рошаль.

Несколько дней Леонид Михайлович упорно разыскивал врачей, которые были в те три дня ужаса среди заложников и оказывали им всю возможную помощь. По его подсчетам (возможно, еще неполным) в зале было пятнадцать врачей. Двое погибли: Олег Магерламов из Краснодара и Павел Синельников из Подмосковья. Четверых доктор Рошаль представил на встрече с журналистами: Фатима Шахова, московская аспирантка, окончившая университет в Нальчике; Александр Панов, хирург, подполковник медицинской службы из Москвы; Владислав Пономарев, заведующий отделением второй клинической больницы Краснодара; Мария Школьникова, главный детский кардиолог России.
Какими могут быть последствия для здоровья у тех, кто прошел через страшное испытание? Об этом говорили все участники встречи, ведь они одновременно оказались и пострадавшими, и врачами.
- Последствия тяжелых переживаний, конечно, будут, - сказал доктор Рошаль. - Но они сугубо индивидуальны. И это совсем не значит, что всем, кто был там, в будущем грозит какая-то патология. Даже воздействие "общего" для всех газа проявлялось абсолютно по-разному. Например, дети находились все рядом, слева на балконе - двадцать два человека. И девочка, у которой был бронхит и которую террористы все же не отпустили, погибла. Еще у одного мальчика вроде бы не было болезни, он просто очень боялся. Его тоже не стало. Остальные пережили применение газа более или менее нормально.
Я был во многих странах, в том числе во время военных действий, - подчеркнул Леонид Михайлович. - Я знаю, что такое катастрофа. И отвечаю за свои слова: я не знаю, какая страна могла бы лучше справиться с подобной ситуацией.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников