10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАТАША В ОЖИДАНИИ БАЛА

Корец Марина
Опубликовано 01:01 06 Ноября 2002г.
История этой любви покорила всю Украину. Девушка, жестоко травмированная во время трагического авиашоу под Львовом, стала новобрачной в палате реанимации! А свадебным подарком ее родных стал приезд донецкого хирурга-травматолога, пообещавшего, казалось, невозможное - поставить Наташу на ноги. И вот на днях она вышла из больницы. Слово "вышла" здесь имеет буквальное значение - ведь еще недавно медики считали, что она обречена на пожизненную неподвижность.

Проводить Наташу высыпал весь персонал донецкой больницы. Конечно, ходит девушка пока на костылях, но ходит же! До машины "скорой помощи" Наташу и ее маму провожал только Григорий Викторович Лобанов, любимый доктор, крестный, как называет его Наташина мама, остальные, утирая глаза, махали вслед. Накануне вечером, беседуя с Наташей в больничном коридоре, я так и не сумела уговорить ее на снимок: "Не хочу выглядеть такой бледной, вот приеду на консультацию, тогда, пожалуйста". У нее прозрачная кожа, тонкие кисти, голубые глаза и прямые светлые волосы, похожие на водопад.
- Не приходилось в школе играть Снегурочку?
Улыбка Наташи - на вес золота. И не потому, что много перестрадала, просто от природы такая - сдержанная, серьезная.
- Это я в больнице "истаяла", - улыбается она одними глазами, -посмотрели бы вы на меня до трагедии.
В тот роковой день, последнюю субботу июля, превратившую праздник в кошмар, Наташа Малых отправилась на авиашоу в Скнилово вместе со своим женихом Сашей и его товарищем Димой. День был солнечным, жарким, настроение приподнятое. По дороге купили воды и, как всегда, весело каламбурили. Последующие страшные минуты стерлись из памяти Наташи - сработали, видимо, защитные механизмы психики. А вот Саша помнит все до мелочей:
- Мы стояли в толпе недалеко от "сушек" и машин военной техники спецсвязи, - рассказывал он потом.- Когда один из "Су-27" сделал в небе "бочку", потом вторую и, выходя из петли, стал терять высоту, я понял, что у самолета что-то с двигателем. Он летел на закрылках, как планер, прямо на дерево, в тени которого находились люди. Мы были метрах в ста от него, и в голове промелькнуло только одно: "Каюк, всех передавит". Я пытался схватить Наташу, чтобы вместе упасть на землю, но не успел, нас накрыло огненной волной.
Самолет рухнул так близко, что потом, в страшных документальных кадрах, Саша с другом узнали свои силуэты. Праздничная, нарядная толпа в секунду превратилась в кровавое месиво. Диму спасла чужая смерть - его сбило чьим-то телом, а следом пролетел самолетный обломок величиной с капот автомобиля. Саша тоже отделался царапинами и ушибами. Вскочив на ноги, он кинулся к Наташе: она лежала на животе, истекая кровью.
- Что с тобой?- крикнул Саша.
- Не знаю, - едва прошептала девушка.
Позже врачи хвалили его за грамотные, оперативные действия. Не поддавшись всеобщему хаосу и панике, Саша сообразил, что нести на руках Наташу нельзя, чтобы не усугубить смещение костей. Он нашел оторванный рекламный щит, на него и уложили раненую. Труднее было с машиной. Каким-то чудом все же раздобыл военный "уазик" и, погрузив в кабину еще двух пострадавших - мужчин с оторванными ногами, всех троих доставил в больницу. Благодаря своевременной медицинской помощи Наташе удалось избежать многих осложнений, но вердикт специалистов был все равно горьким: "Тазовые кости полностью раздроблены, лучшее, на что можно надеяться, - инвалидная коляска".
Мы сидим с профессором Лобановым в крошечном кабинете, и Григорий Викторович ищет в компьютере видеосюжет первой Наташиной операции. Зрелище не для слабонервных - ниже пояса одна сплошная, кровоточащая рана. О том, что спасти Наташу от тяжкой инвалидности может, пожалуй, только он, сказали киевские травматологи, прибывшие во Львов после катастрофы. Они же дали координаты донецкого хирурга.
- Умоляю, не откажите!- сквозь рыдания почти шептала в трубку Татьяна Ивановна, Наташина мать. Тогда она еще не знала, что Лобанов не умеет отказывать.
Но поездка во Львов осложнялась элементарной финансовой"проблемой: не было у доктора денег на самолет, да еще после отпуска. И тогда помогли бывшие пациенты Лобанова - отправили его бесплатно. Прибыв во Львов, профессор, человек скромный и непритязательный, спал на продавленной койке в больничном закутке, питался слипшейся больничной пшенкой, зато остался очень доволен медицинским оборудованием тамошней клиники. О своих коллегах, вынесших Наташе неутешительный вердикт, как человек корректный, отзывается дипломатично: "У них школа другая и опыта меньше - шахтеры ведь в основном у нас. Каждый раз обмираешь сердцем, когда под землей очередная авария, а в коридоре больницы выстраивается вереница носилок".
А Наташа поначалу и не мечтала об исцелении. Когда ей сказали, что таз раздроблен на кусочки, она поняла, что жизнь закончилась. Лежала, глядя в потолок, без чувств, думала: скорей бы умереть! И вдруг - розы на одеяле, нежные Сашины глаза, полные любви: "Выйдешь за меня замуж?" И золотое колечко, бережно надетое на палец.
- Когда поправлюсь, - кивнула она, понимая, что Саша утешает и ему необходимо подыграть. Но он замотал головой: "Никаких отсрочек, завтра же! Я договорился с загсом".
Эта свадьба потрясла весь Львов: белая палата, в белом невеста, врачи и медсестры. Только алые розы пламенели.
- Мы с тобой еще потанцуем! - пообещал жених. - Вот увидишь, и свадьбу сыграем красивую.
...С Сашей Наталка познакомилась за десять месяцев до трагедии под зонтиком летнего кафе. Заскочила между лекциями выпить кофе, а от соседнего столика к ней подсел симпатичный парень:
- Можно вас угостить?
- Спасибо, сама угощусь, - не слишком любезно откликнулась Наташа. Но упрямый кавалер сумел ее все же чем-то рассмешить. А, провожая до института, навязал и номер своего телефона, заручившись обещанием звонка.
- Я реалистка и не верю в любовь с первого взгляда, - говорит Наташа, перебирая фотографии, где все еще радостно и безмятежно.- Но с Сашей у нас оказалось много общего - взгляды на жизнь, любовь к животным, а еще с ним легко и спокойно. О свадьбе мы всерьез не говорили, это ведь так ответственно - выбрать спутника на всю жизнь. Но когда однажды пошутила, что придумаю кандидату в мужья самые невероятные испытания, он выпалил: "Придумывай, я выдержу любые!" Вот судьба сама и придумала испытание.
О докторе Лобанове Наташа говорит со слезами признания: "Он совершил невозможное!"
Сам Григорий Викторович, разумеется, оценивает сделанное им скромнее. Поднимать людей на ноги - его работа, и в этом аспекте Наташина травма не самая трудная. Среди любимых (читай - самых сложных) пациентов парень, упавший на деревянную лавку... с девятого этажа. Гулял, между прочим, он на свадьбе, был свидетелем у жениха, перегнулся через подоконник, чтобы стряхнуть пепел с сигареты, и не удержал равновесия. Лобанов собирал его в прямом смысле "по косточкам". Через несколько лет парень сыграл свою собственную свадьбу, а когда родилась двойня, пригласил доктора быть кумом. Но Виктор Григорьевич, как всегда, отшутился: "Спасибо, столько не выпью..."
Восстановлением раздробленных костей таза Лобанов, доцент кафедры травматологии и ортопедии Донецкого медицинского университета, занимается почти двадцать лет. Запатентованный им аппарат внешней фиксации отличается от многочисленных аналогов минимальной площадью проникновения в мышцы и тем, что каждый стерженек, введенный в кость, отдельно управляем. С помощью этого аппарата Григорий Викторович вернул возможность ходить 228 своим пациентам. В соавторстве с коллегами им написана и издана фундаментальная монография "Травмы таза", которая выдвинута на Государственную премию. Но талантом хирурга и учеными работами достоинства Григория Викторовича не исчерпываются. Обаятельного, легкого в общении, с неиссякаемым чувством юмора профессора обожают и студенты, и пациенты.
Вспоминаются слова Наташиной мамы, Татьяны Ивановны:
- Был момент, Наташа впала в депрессию: за окном догорало лето, Саша уехал во Львов зарабатывать деньги, а она в этих серых стенах, с "крылышками" в бедрах, как прозвали мы аппарат Лобанова. И вдруг открывается дверь, в палату заходит молодая женщина:
- Добрый день, ты Наталка? А я тоже пациентка Григория Викторовича!
Она приседает, двигает бедрами, потом задирает подол и показывает едва заметные следы от такого же, как у Наталки, аппарата. И как последний козырь - фотографии своих детей, которых родила после травмы. Это наш доктор позвонил своим бывшим больным и попросил подбодрить Наташу!
- Она и правда сможет рожать?- спрашиваю Лобанова, когда "скорая" увезла девушку с мамой к поезду.
- Что за вопросы? - удивляется он. - Обязательно будет! УЗИ и все анализы хорошие, дырочки от аппарата почти зажили, а пластический хирург Александр Борзых весьма изящно восстановил все то, что подпортили осколки самолета. И дети будут, и на балах танцевать будет!
...Недавно к доктору Лобанову привезли еще одного пострадавшего на львовском авиашоу - 47-летнего Игоря Тарабаева, закрывшего своим телом двухлетнюю внучку. Львовские врачи спасли мужчину от смерти, но вернуть здоровье не смогли. Кости таза остаются раздробленными. Но даже в этом запущенном случае Григорий Викторович надеется на удачу. Правда, для этого потребуется очень много времени, сил и лекарств, а львовские власти с финансированием лечения не торопятся. Вот и приходится донецким медикам обзванивать местных спонсоров, и, к счастью, уже откликнулись почтовики, узнавшие, что пострадавший мужчина служил охранником на Львовском почтамте. Между тем правительство Украины наградило медалями, орденами и премиями врачей, отличившихся при спасении людей, пострадавших во время львовской трагедии. Доктора Лобанова и его коллег в этом списке нет. И мало кто знает, что этот неунывающий, работающий на износ человек ютится в двухкомнатной "хрущевке" на окраине города.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников