11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСЕЙ КУДРИН: ЖИВЫЕ ДЕНЬГИ ЛУЧШЕ "МЕРТВЫХ" ЛЬГОТ

Головачев Виталий
Статья «АЛЕКСЕЙ КУДРИН: ЖИВЫЕ ДЕНЬГИ ЛУЧШЕ "МЕРТВЫХ" ЛЬГОТ»
из номера 228 за 06 Декабря 2000г.
Опубликовано 01:01 06 Декабря 2000г.
Официально в российском правительстве сейчас нет первого заместителя премьер-министра, все пятеро "вице" имеют одинаковый статус. Однако в неформальной "табели о рангах" первый - 40-летний Алексей Кудрин, он же министр финансов. Недавно Михаил Касьянов поручил именно Кудрину продолжать вести заседание правительства, так как сам должен был уехать в Архангельск. Министр финансов, как сообщает источник, близкий к администрации президента, по-прежнему считается одним из "резервных" кандидатов на пост премьера в случае отставки нынешнего кабинета (пока, правда, об этом речи нет).

Отвечая на вопрос об упорно распространяемых слухах по поводу якобы предстоящего роспуска кабинета министров, вице-премьер сослался на недавнее заявление Владимира Путина, опровергшего эти слухи.
- Алексей Леонидович, многие газеты пишут, что "Россию ожидает новый политический кризис". Международный валютный фонд отказывается выделить нам кредит в 1,8 миллиарда долларов (а эти средства уже включены в доходную часть бюджета-2001). Кроме того, решение МВФ ставит под удар переговоры с Парижским клубом об отсрочке части платежей. Таким образом, в бюджете образуется дыра примерно в 5 миллиардов долларов, или в 150 миллиардов рублей. Государственная Дума может не согласиться с изменением уже принятых параметров бюджета, и тогда - отставка правительства, политический кризис. Насколько, по-вашему, реален подобный сценарий развития событий?
- Не думаю, что ситуация столь драматична. Что касается переговоров с Парижским клубом кредиторов, то мы рассчитываем, что он предоставит техническую отсрочку России по платежам до завершения диалога с МВФ. А предусмотренные в проекте бюджета на следующий год кредиты можно без особых трудностей компенсировать из дополнительных доходов, которые, например, в нынешнем году составят примерно 300 миллиардов рублей (более 10 миллиардов долларов).
- Но зачем вообще нужно было создавать себе грандиозные сложности, закладывая в бюджет-2001 почти двухмиллиардный кредит МВФ и уменьшенные выплаты Парижскому клубу без договоренностей с ними?
- Когда разрабатывался проект бюджета на 2001 год, мы ожидали другого уровня цен на нефть. Не прогнозировалось получение больших бюджетных доходов. Поэтому и заложили кредиты. Но в том случае, если цены на нефть резко не снизятся, - скажем, будут в среднем на уровне 23 доллара за баррель (в этом году, напомню - 26), то кредита нам не потребуется.
- Вы рассчитываете на это?
- По крайней мере, по прогнозам многих специалистов, резкого падения цен на нефть до осени следующего года быть не должно, а там - посмотрим. В проекте бюджета мы заложили 21 доллар за баррель.
Другое дело - реструктуризация долгов Парижскому клубу. Это нам действительно нужно. Объясню почему. Прежде всего чтобы обеспечить быстрый рост экономики, проведение структурных и институциональных реформ, максимально использовать нынешнюю благоприятную конъюнктуру мировых цен на топливно-сырьевые ресурсы. В этом росте, по логике вещей, должны быть весьма заинтересованы и наши зарубежные кредиторы, и МВФ, ибо чем быстрее встанет на ноги экономика России, тем быстрее будут отданы внешние долги. Понятно, не так ли?
Далее, для осуществления "прорыва" стране нужна на несколько лет частичная отсрочка выплат по долгам. Деньги требуются не на проедание, как бывало раньше, а на поддержку начавшей подниматься экономики, проведение структурных преобразований. Если упустим нынешний шанс, то можем оказаться в чрезвычайно трудном положении, особенно когда мировые цены на нефть снизятся, а основные фонды начнут стремительно выходить из строя. Концепцию, направленную на проведение структурных реформ, летом поддержали эксперты МВФ. Тогда был согласован кредит в 1,8 миллиарда долларов. Подчеркну: этот кредит планировалось использовать исключительно для выплат по внешнему долгу.
Однако во время последнего приезда миссии фонда в Москву зарубежные эксперты сказали, что дела в российской экономике идут намного лучше, чем они ожидали и поэтому наша страна может отдавать долги в следующем году без кредитов МВФ. Вот так и получилось, что запланированные в бюджете-2001 1,8 миллиарда долларов "зависли в воздухе". Однако для страны лучше быстрый рост экономики и отказ от кредитов, чем наоборот.
- Известно, что на переговорах в Москве в позициях зарубежных экспертов и российской стороны выявились принципиальные различия. Не могли бы пояснить, в чем конкретно?
- Ну, например, по прогнозируемым ценам на нефть, некоторым макроэкономическим показателям. Но если говорить в общем плане, то российская сторона ратовала за более реалистический прогноз и соответственно более реалистическую экономическую программу, а наши собеседники исходили из требований кредиторов, которые не всегда соответствуют тому, что хотим мы.
- Считается, что в МВФ собраны лучшие силы ученых-экономистов...
- Я и не спорю с этим. Однако прогнозирование - дело очень сложное. Одна из российских программ была согласована с миссией МВФ всего за несколько недель до августовского кризиса 1998 года. Последовавшие события показали полную нереалистичность той программы. И в 1999-м эксперты фонда тоже не точно оценивали возможности российской экономики. Полученные результаты превзошли ожидания экспертов. Сегодня у нас полностью исчерпан лимит возможных ошибок, вот почему правительство настаивает на принятии реалистической программы. В этом нас поддерживает и президент. Жаль, что, несмотря на серьезное сближение позиций, договоренности с миссией МВФ все же не были достигнуты.
- Директор Экспертного института, экс-министр экономики, которого не заподозришь в антирыночных или антизападных настроениях, заявил недавно: "Не хотелось бы воспринимать возникшие сложности с реструктуризацией внешнего долга как желание придушить конкурента или подставить ножку, принудить к тому, чтобы мы были более послушными и зависимыми". Не могут ли в самом деле США и Германия, стоящие за МВФ, действовать таким образом? В конце концов 150 миллиардов долларов внешнего долга (если он не будет возвращен) - не столь большая цена за то, чтобы держать Россию "на коротком поводке"...
- Как и Евгений Григорьевич Ясин, не хотел бы так думать. Посмотрим, как события будут развиваться дальше.
- В последнее время появилось много публикаций о вашем "наступлении" на сверхдоходы нефтяников. Между тем за ними - огромная сила. Не боитесь? Не отзываете ли свои предложения по трансфертным ценам, повышению экспортных пошлин? Будут ли реализованы инициативы Виктора Христенко по продаже экспортных квот на аукционах?
- Нет, от своих позиций я не отступаю. Продолжается проработка предложений по повышению экспортных пошлин, наведению порядка с трансфертными ценами (позволяющими сегодня в значительной мере уходить от налогов). Вполне возможна также и продажа экспортных квот на аукционах. Ведь многие нефтяные компании имеют чистую прибыль в размере 100 миллионов долларов в месяц. Нужно, однако, и меру знать, помогать федеральному бюджету.
- Насколько устойчив у нас рост производства, ВВП? Не держится ли все на "нефтедолларах" (снизятся цены на "черное золото", и мы снова - у разбитого корыта)? В одном из документов Минфина говорится, что если исключить фактор сезонности, то рост промышленности уже остановился, начиная с июня. Правда ли это?
- Правда, но речь идет о сугубо технических расчетах. По абсолютным же цифрам практически во всех отраслях наблюдается рост. В октябре он составил в целом по промышленности (по сравнению с сентябрем) 5,6 процента; за десять месяцев - 9,8. ВВП увеличился в январе-сентябре на 7,3 процента. Таких темпов экономика не знала за все время реформ. Насколько устойчив рост? Это во многом будет зависеть от того, сумеем ли мы закрепить и развить успех, достигнутый в нынешнем году. Конечно, "нефтедоллары" играют немалую роль, но и инвестиции более энергично пошли в производство. Экономика хоть и медленно, но меняется, адаптируется к рыночным условиям. Среди главных факторов устойчивости роста - бездефицитный бюджет при уменьшении налогов и снижении мировых цен на нефть. Это очень трудная задача, но другого пути у нас нет. В чем-то государство должно себя ограничивать. И еще. Укрепление порядка, судебной системы, ослабление налогового бремени, введение твердых и неизменных "правил игры" - все это будет способствовать улучшению инвестиционного климата в стране, притоку денег и в конечном счете развитию экономики.
- Укрепление рубля, по вашему мнению, активизирует ее рост или тормозит его?
- Давайте исходить не из теоретических построений, а посмотрим, что происходит в реальной жизни. Вот представьте: рубль укрепляется, доллар дешевеет. Это значит, что все менее выгодно продавать российские товары за границей, потому что на вырученные доллары получишь в своей стране все меньше рублей. Зато выгодно ввозить импортную продукцию - за дешевые доллары можно покупать ее в больших объемах. Таким образом, импорт становится более конкурентоспособным по сравнению с отечественным производством. Но разве государство заинтересовано в удушении российского товаропроизводителя? Конечно же, нет.
Поэтому цель политики правительства, Центрального банка - снизить темпы укрепления рубля. Эту задачу Банк России решает, выкупая доллары на внутреннем рынке. Приток иностранной валюты, как известно, большой, приходится, приобретая ее, вбрасывать в экономику немалое количество рублей. Это имеет и плюсы, и минусы. Сначала о позитивном. Создается мощный импульс для экономического роста. Кроме того, бартер и зачеты замещаются нормальными денежными средствами. Увеличивается доверие к экономике. Растут золотовалютные резервы страны. Но есть и обратная сторона - разбухает как на дрожжах денежная масса. На счетах банков, коммерческих структур остаются все большие суммы. Свободные деньги начинают давить на рынок. Появляется опасность раскрутки инфляции. Чтобы не допустить этого, правительство вынуждено "придерживать" часть дополнительных доходов.
Мы переживаем уникальную ситуацию: получая дополнительные доходы, не должны направлять их полностью в экономику, чтобы не обрушить ее и не вызвать стремительного роста цен. Между прочим, к середине года опасность стала реальней: темпы инфляции оказались выше запланированных. Однако удалось вовремя предпринять меры, которые сегодня дали эффект. Если и дальше у правительства хватит воли, то мы удержим инфляцию в пределах 20 процентов по итогам 2000 года. Может быть, чуть-чуть, на десятые доли процента превысим этот рубеж.
- Каким будет уровень инфляции в будущем году и курс рубля к доллару?
- Запланированный рост цен - 12-14 процентов, и я не вижу оснований пересматривать эту цифру. Что касается курса доллара, то резких темпов укрепления его не допустим. Это невыгодно для развивающейся экономики.
- Что делается для "стерилизации" избыточных рублей?
- Ну вот простой пример. В этом году мы не брали запланированные кредиты МВФ - 2,4 миллиарда долларов. Используя те самые дополнительные рубли, выкупили доллары у Центрального банка и отдали Валютному фонду то, что было необходимо. Впервые прекратили наращивание государственного долга. Раз мы не взяли новые кредиты, значит, не надо платить и проценты по ним. В общей сложности на обслуживании государственного долга получили экономию в 34,7 миллиарда рублей.
- Выделяет ли деньги государство из сверхплановых доходов на развитие промышленности?
- Нет, практически бюджетные субсидии производственному сектору в этом году прекращены (кроме сельского хозяйства - по лизингу, кредитованию, сезонному севу и уборке). Тем самым обеспечиваются устойчивые темпы роста экономики.
- А что получили рядовые россияне от "хороших" макроэкономических показателей? Жизнь улучшается или не очень?
- Улучшается, и довольно заметно. Реальная зарплата за десять месяцев нынешнего года по сравнению с аналогичным периодом 99-го выросла почти на четверть, реальные доходы - на 9,4 процента. Правда, до уровня докризисного 1997 года мы пока здесь не дошли (отставание примерно на 20 процентов), но положительная динамика налицо. Численность россиян, находящихся по денежным доходам за чертой бедности, сократилось с 60 миллионов человек в первом квартале до 46 миллионов - в третьем. Конечно, и 46 миллионов - это очень много. Социальную политику необходимо и дальше усиливать, особенно на региональном уровне. Однако и определенных сдвигов в социальной сфере нельзя не замечать.
- Всех волнует вопрос о социальных льготах. Вы предлагаете их ликвидировать?
- Нет, я предлагаю сделать их реальными. Сегодня подавляющее большинство льгот не "работает", законы не исполняются, потому что на их финансирование нужно еще два государственных бюджета. Логичнее пойти по другому пути: вместо льгот давать денежные компенсации непосредственно гражданам. Военным, например, будут выдаваться деньги с таким расчетом, чтобы каждый смог полностью оплатить весь объем отменяемых льгот и услуг, которые предоставляются сегодня бесплатно. Подобный механизм компенсации может быть распространен и на ветеранов, чернобыльцев, других льготников. Однако следует заметить, что льгот было принято очень много, и "цена вопроса" существенно превышает возможности государства. Поэтому первоначально речь может идти лишь о частичных компенсациях (кроме военных, которым сразу гарантируются стопроцентные выплаты). Думаю, что в любом случае "живые" деньги лучше неработающих льгот.
- Когда новая система будет внедрена в жизнь?
- Для военных она может быть введена уже с 1 апреля следующего года. Для всех остальных, если предложение получит поддержку, новую систему можно было бы ввести несколько позже.
- И последний вопрос: что с законопроектом об "отмывании" наворованных денег? В то время как 46 миллионов россиян не могут наскрести на обед, кто-то незаконно кладет в карман десятки тысяч долларов, а потом спокойненько легализует их, или, как говорят, "отмывает"...
- Все это действительно очень серьезно. Потери России от утечки капиталов в теневой экономике и отмывания денег ежегодно составляют колоссальную сумму - около 10 миллиардов долларов. Проект Закона "О противодействии незаконному отмыванию денег" уже на выходе. В нем предполагается ужесточить контроль за сомнительными сделками, в максимальной мере перекрыть каналы отмывания огромного потока грязных денег. В частности, законопроект предполагает сделать банки "прозрачными" для финансовой полиции и спецслужб. Активизируется сотрудничество с Интерполом и другими международными организациями по расследованию всевозможных махинаций, например, покупок за рубежом недвижимости на подставных лиц, а также операций, совершенных фирмами-однодневками...
Но все это ни в коем случае не должно превратиться в кампанию против бизнесменов. Нам не нужна очередная "охота за ведьмами". Наоборот, государство должно оказывать всемерную помощь и защиту добропорядочному бизнесу - малому, среднему, крупному. Ибо именно от успеха бизнеса в России во многом зависит, сумеем ли мы построить цивилизованную рыночную экономику.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников