06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТЯЖЕЛОЕ НАСЛЕДСТВО

Гурко Михаил
Опубликовано 01:01 06 Декабря 2000г.
Откуда было знать Михаилу Булгакову, что Россия доживет до новых "смутных времен", которые мы почему-то упорно называем демократическими преобразованиями? Он и предположить не мог, что страна будет регулярно вздрагивать от выборов всех ступеней. А где выборы, там и скандалы, там "интересы" вокруг недвижимости. Так вот, квартирный вопрос больше всего испортил все же не жителей первопрестольной, как утверждал автор "Мастера и Маргариты", а многочисленных претендентов на губернаторские кресла. Фактов - выше крыши. Вот и в Кургане вырисовывается очередная коллизия на эту вечную для нас проблему. "Труд" уже несколько раз писал о бурной политической жизни накануне губернаторских выборов в этом некогда спокойном регионе. Сегодня мы продолжаем тему и представляем наши страницы непосредственному свидетелю и участнику событий - редактору газеты "Курганский наблюдатель".

...Один из соискателей губернаторского титула, директор дрожжевого заводика, очень сердит на местную прессу. Мол, "черными технологиями" журналисты пытаются навести тень на светлую личность претендента. Между тем журналисты делают свою работу, они просто решили узнать: что за человек вызвавшийся управлять областью, судьба которой им небезразлична. Вот и начали было копать, а оказалось, что делать этого не надо - все лежит на поверхности, просто память у нас короткая. Что касается нашей газеты "Курганский наблюдатель", то мы писали и будем писать о коррупции и злоупотреблениях во власти, финансовых аферах, директорах-мошенниках... А если мы, на чей-то взгляд, не правы, то есть суд. Мы готовы отстаивать свою точку зрения с документами в руках.
Итак, биография моего героя такая же бурная, как и наше время. В начале 90-х Николай Багрецов стал директором крупного машиностроительного предприятия "Кургансельмаш". Когда я несколько лет назад впервые попал на завод (г-на Багрецова к тому времени акционеры уже с треском выгнали), честно говоря, подумал, что у руководителей не все в порядке "с головой". Предприятие находилось в шаге от разорения, рабочим вместо зарплаты выдавали испеченный здесь же "самопальный" хлеб, судебные исполнители грозили описать имущество, не работали телефоны, не было топлива для котельных, огромное количество заводских домов находилось в аварийном состоянии, а "Кургансельмаш" строил 291-квартирный дом. "Абсурд! Самоубийство!" -думал я. И лишь позже узнал, что грандиозное строительство - одна из составных частей разорительного "наследства Багрецова". Однако обо всем по порядку.
В 1992 году Николай Багрецов принял волевое решение - участвовать в строительстве многоквартирного дома на принципах долевого участия вместе с предприятием "Россвязьинформ" (сегодня - АО "Электросвязь"). По договору "Кургансельмаш" обязался оплатить более половины фактической стоимости дома. Еще не успели просохнуть чернила на документе, а г-н Багрецов начал щедро раздавать гарантийные письма. Всего их выдано 164. Сто шестьдесят четыре счастливые заводские семьи, поверив директору, отдали старые квартиры заводу и "временно" переехали в частный сектор или на дачи.
"Ну и что тут такого - человек квартиры для рабочих строит. Ему орден за это надо давать", - решит иной неразобравшийся. А если разобраться? Дело в том, что подобная "благотворительная" затея в 1992 году, в период гайдаровских реформ, во время жесточайшей инфляции равнозначна "убийству" завода. Все это очень смахивает на авантюру. О каком строительстве можно говорить, если объем производства упал ровно наполовину, оборотных средств практически не было, рабочая неделя сократилась до трех дней? Строительство огромного дома в таких условиях - по меньшей мере безответственное решение. Николай Багрецов, по-видимому, так не думал. А может, были какие-то другие резоны?
Посмотрим договор на долевое строительство злополучного дома. Поскольку "Кургансельмаш" должен оплатить более пятидесяти процентов стоимости дома, то средства на строительство уходили огромные. Так, с мая 1992 по октябрь 1993 года АО "Кургансельмаш" перечислило на эти цели 73,5 миллиона рублей. Кроме того, предприятие передало АО "Электросвязь" строительных материалов более чем на 1,5 миллиона рублей. Заметим, что на покупку станков в том же году выделено лишь 48 миллионов рублей. И это при катастрофически изношенном парке оборудования! Но главная изюминка впереди. Помимо оплаты половины расходов на строительство, директор обязался оплатить еще и сто процентов стоимости 27 квартир по гарантийным письмам сотрудников "Россвязьинформа". С какой это стати? При этом за такую неслыханную щедрость составители договора отплатили черной неблагодарностью, вставив в документ просто издевательский пункт N 6. Согласно ему кургансельмашевцы при сдаче первой очереди дома должны были получить сорок квартир... если они останутся после распределения жилья связистам.
Что это? Некомпетентность юристов "Кургансельмаша"? Или, быть может, директор намеренно взял на свое предприятие такие кабальные условия? Зачем? Неспроста все это. Правду знает лишь г-н Багрецов. Так или иначе, но "Кургансельмаш" получил из 164 только одну(!) квартиру. Много раз предприятие пыталось через суды, вплоть до Высшего арбитражного, получить хоть что-то с пресловутого 291-квартирного дома. Но тщетно. Тогда доведенные до отчаяния рабочие, имевшие на руках гарантийные письма, решились на крайний шаг: они попросту захватили квартиры в почти готовом подъезде. Причем на руках у "захватчиков" было решение суда, которое предписывало заводу предоставить людям жилье. Было все - милиция у подъезда, лазанье на этажи по веревкам, мужики с топорами у дверей захваченных ими квартир.
И, наконец, последнее: оставив в наследство почти две сотни гарантийных писем и полностью разваленное производство, г-н Багрецов, который к тому времени стараниями своих покровителей был назначен на должность заместителя начальника местной налоговой инспекции, каким-то чудом сумел получить в том доме отменную квартиру для своего сына. Это рукотворное "чудо" - благоустроенное трехкомнатное гнездо для любимого чада претендента в губернаторы дорого обошлось рабочим "Кургансельмаша".
Но даже эта "скандальная история" с пустыми гарантийными письмами - детская шалость по сравнению с тем, о чем я собираюсь рассказать дальше. Наша редакция располагает документами, которые позволяют сделать вывод: г-н Багрецов умыкнул с завода целый состав металла.
После того как в марте 1994 года чрезвычайное собрание акционеров 92 процентами голосов выгнало с предприятия г-на Багрецова, новый генеральный директор Петр Гринюк провел инвентаризацию имущества. Итоги ее были печальными. Недостача материалов и государственного (мобилизационного) резерва предприятия составила астрономическую сумму - 555,35 миллиона неденоминированных рублей. По количеству это как раз 19 вагонов чугуна, цветного и черного металла, стали, труб, проката! Перечень "потерянных" материалов занимает в инвентаризационном акте 15 листов. Новое правление завода ознакомило бывшего руководителя завода с результатами проверки, но к тому времени важный налоговый начальник Багрецов не счел нужным даже ответить на них.
Выводы инвентаризационной проверки не были преданы огласке только по одной причине: это грозило предприятию огромными штрафами и, следовательно, банкротством. За последующие пять лет с огромным трудом удалось восполнить недостачу и восстановить мобрезерв. А Николай Багрецов так и остался безнаказанным.
В связи с этим официально обращаюсь к прокурору области Николаю Власову: я готов передать все имеющиеся у меня документы в распоряжение областной прокуратуры. Надеюсь, что это поможет превратить затянувшиеся разговоры о борьбе с коррупцией и финансовыми махинациями в конкретные уголовные дела.
Привожу здесь далеко не все пункты из послужного списка г-на Багрецова. Он приложил немало сил, чтобы загубить крупный инвестиционный проект шведской компании "Тетра Пак". Почему это сделал? Это интересный вопрос. Не менее любопытная история связана с созданным нашим героем Чековым инвестиционным фондом (ЧИФ) "Зауралье". То есть сначала все это так называлось. Но когда 86 тысяч доверчивых курганцев стали требовать дивиденды, то фонд быстренько перерегистрировался в компанию - ЧИК. Надо ли объяснять, что новоиспеченный ЧИК, конечно же, ну никакого отношения к почившему в бозе ЧИФу с его весьма солидными обязательствами перед обманутыми людьми не имеет? Поменяли одну букву и положили в карман огромную сумму.
Вот такие дела у нас в Курганской области. Понимаю, что удивить кого-либо мы вряд ли сможем. И от этого становится еще печальнее.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников