08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЧЕЛКА" И НЕМНОЖКО НЕРВНО

Смирнова Ирина
Статья «"ЧЕЛКА" И НЕМНОЖКО НЕРВНО»
из номера 228 за 06 Декабря 2005г.
Опубликовано 01:01 06 Декабря 2005г.
Борислава Струлева называют одним из лучших виолончелистов планеты. А его дебют в нью-йоркском Карнеги-холле с легендарным пианистом Байроном Джайнисом, когда они вместе исполнили Сонату Шопена, критики назвали сенсационным. Борислав концертирует по всему миру, но сам для себя главным событием последнего времени считает возвращение после десятилетнего перерыва в Россию. Сначала на фестиваль "Белые ночи" в Санкт-Петербурге. Затем на фестивали, организуемые популярным пианистом Денисом Мацуевым на Байкале и в Москве, где тот попросил своего друга сыграть и классику, и джаз. А недавно друзья приехали с джазовой программой в Калининград, где в рамках фестиваля "Балтийские сезоны" блестяще выступили с биг-бендом Георгия Гараняна.

- Борислав, обычно музыканты за свое мастерство платят тем, что лишаются обычного детства. Вам это не обидно?
- Как посмотреть. Да, я не ездил с родителями на дачу, не просиживал в прокуренных подъездах с дружками, потому что надо было готовиться к зачетам, учить программы. С другой стороны, я получил прекрасное, притом бесплатное, музыкальное образование - где еще учат так замечательно, как в России? И я приобрел великолепную профессию, она же - любимое занятие. Вся моя семья - музыканты. Моя мама - потрясающая пианистка и педагог, до сих пор она для меня - маяк в музыке, да и во всем. Папа - солист Московского государственного камерного хора под руководством Владимира Минина. Мой дедушка Борис Гаврилович Струлев - народный артист России, оперный певец и первый исполнитель песен Соловьева-Седого. Кстати, дедушка - педагог по вокалу еще одного моего родственника, дяди, - известного эстрадного певца Олега Анофриева. Бабушка была концертмейстером...
Родившись в такой семье, я обречен был стать вокалистом. С этой мыслью и пошел поступать в ближайшую музыкальную школу, расположенную в нашем дворе. А там мне сказали: хорошо, будешь вокалистом, но только когда вырастешь и пройдет ломка голоса, а пока займись-ка сольфеджио, пианино... Но набор в класс фортепиано уже кончился, пришлось выбирать между скрипкой и виолончелью. Директор школы сказал: "Играть на скрипке нужно стоя, а на виолончели - сидя". И я выбрал виолончель. О чем ни капли не жалею. С 12 лет был солистом Московской филармонии, объездил всю Россию с Тихоном Николаевичем Хренниковым, которого я боготворю и который помог Евгению Кисину, Максиму Венгерову, Вадиму Репину и сотням других музыкантов, в том числе мне. Прославленный композитор сам играл на рояле свою "Колыбельную Светланы" и выводил на сцену меня, исполнявшего партию виолончели в его Сонате. Потом брал в тур по Сибири нас с Денисом Мацуевым. Мы дали 200 концертов...
- А в 1993 году, когда вам было 17 лет, вы уехали в Америку...
- Да, меня пригласил знаменитый американский скрипач российского происхождения Исаак Стерн. Я там продолжил учебу в консерватории на Манхэттене. Так сложилось, что долго сюда не приезжал.
- Как же вас мама отпустила за океан?
- А она не отпускала - сама со мной поехала. Мы взяли только ноты, бабочку, и все - улетели в неизвестность. Считаю, она совершила подвиг - материнский и музыкантский. Решился бы я один на такую поездку? Не знаю. А это в значительной степени определило мою судьбу. Теперь Денис Мацуев старается сделать так, чтобы я почаще приезжал на Родину. Я рад, что он меня приглашает. Потихоньку привыкаю к новой России. Трудно даже поверить, что все могло так измениться за 10 лет! Хотя я очень занят, когда приезжаю, но все-таки успеваю увидеть, какие деловые, толковые тут люди. Может быть, вам, кто здесь живет, не так все это заметно, а я вижу: меняется сам менталитет. Мы с Денисом были приглашены к президенту Владимиру Путину. Это потрясающе! Я не могу себе представить, чтобы Буш пригласил к себе подающих надежды музыкантов и с ними вот так запросто сидел, общался, разговаривал... Это, конечно, совершенно новое отношение к искусству.
- У вас, кажется, был редкий инструмент из госколлекции?
- Да, но так получилось, что пришлось его отдать. Это все равно что у супруга отняли жену, у певца - голосовые связки... Ну что ж делать, пришлось искать себе другую виолончель - "челку", как музыканты по-простому говорят. Я сейчас играю на очень хорошем инструменте, сделанном мастером Николаем Стасовым. Даже горжусь тем, что я, русский виолончелист, играю на современном русском инструменте.

- Вы только что записали сольный диск с тремя современными виолончельными концертами, в частности, с концертом Арво Пярта. Чем вас привлекает эта музыка?
- Я к современной музыке с детства привык, играя Прокофьева, Шостаковича, Хренникова... Тем более привлекает сочинение, которое композитор пишет специально для меня, как это сделал швейцарский автор Даниэл Шнидер. В апреле будет премьера его концерта на фестивале Сrescendo в Петербурге. Это такая синтетическая вещь - в ней переплелись классика, джаз, латинские ритмы... Мечтаю сделать тур с этим сочинением по городам России.
- Вы выступаете с самыми известными оркестрами, на лучших площадках мира - и тем не менее не считаете за грех участвовать в рекламе.
- Почему нет? Ведь это тоже очень интересно. Увлекателен уже процесс записи: ради 12-секундного сюжета люди могут работать по десять часов. И еще надо выдержать огромный конкурс - сидит человек из компании, заказавшей рекламу, и выбирает, какая из 40 представленных записей лучше. И берет именно мою! Потом сидишь где-нибудь в аэропорту, смотришь - показывают эту рекламу, слышишь свой инструмент. Как говорится, пустячок, а приятно.
- Чайковский говорил, что нужно иметь огромный талант, чтобы заставить людей слушать виолончель.
- Мне мама говорила: ты должен играть так, словно за каждую ноту готов отдать жизнь. Тебе это сделать труднее, чем, допустим, пианисту: рояль - это король инструментов. Скрипку можно назвать королевой. И только вслед за ними идет виолончель. Она не первый инструмент в оркестре, так уж повелось. Хотя, конечно, каждый считает лучшим тот инструмент, на котором играет сам.
- А за что вы любите виолончель?
- За певучесть. Это все человеческие голоса, от баса до сопрано, соединенные в одном голосе. Когда играю на инструменте, представляю, будто пою. Это в меня заложено с детства.
- Как мама относится к вашим достижениям?
- По-разному. Бывает, сильно критикует. К сожалению, она еще не была в России на моих концертах, но надеюсь, что в Петербург приедет. Знаете, она же совсем молодая женщина, и сначала никто не может поверить, что это моя мама. Со временем у меня появились и другие партнеры по сцене. Мама меня подбадривает: "Правильно! Давай! Я тоже буду что-то делать сама". И представьте: она освоила орган! Играет, преподает вокал в хоре, аккомпанирует потрясающим певцам... Моя мечта - устроить в России наш с ней дуэтный концерт "Играют Борислав и Марина Струлевы". Вот это будет невероятное событие.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников