03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВИКИНГИ ИЗ ЧЕСНОКОВКИ

40 лет назад эстонцы поселились на самарской земле, которая стала им родной.

Дома утонули в сугробах, ни следов, ни звуков. Только из труб курится дымок. В двери избы, стоящей прямо у дороги, видна записка: "Я уехала в больницу. Койда".
Койда - это сокращенное эстонское имя Койдула. На хуторе с необычным для Самарской области названием Лифляндка, приютившемся на краю большого оврага, всего семь домов.
Вскоре послышался скрип саней, подъехала хозяйка дома. Крепенькая и ладная, она выглядит гораздо моложе своих лет. "Здравствуйтэ, проходитэ", - приглашает Койда в дом. Акцент все-таки чувствуется. Более ста лет, которые прошли с момента переселения из Прибалтики в Самарскую губернию, эстонцы здесь живут компактно, хотя и невдалеке от русских сел.
...Когда-то огромный обоз из телег добирался сюда почти год. Землю себе эстонцы подбирали тоже не спеша, чтобы поля были удобными для обработки и плодородными. Потом стали устраиваться. Для начала выкопали землянки, чуть позже царское правительство выделило им лес для постройки жилых домов, двух школ и церкви. Вскоре рядом с русскими селами Дегтяревка, Быковка и другими выросли деревни с такими названиями, что местные жители и выговорить не могли. К примеру, Уускюла, Алакюла, Вахекюла... А еще дивились русские люди тому, как устраивали свое жилье гости из Прибалтики. Привычных дворов у них не было. Под общей крышей и скот держали, и зерно хранили, и сами жили. Печи выкладывали низенькие - метр от пола, но большие. Везде поддерживали идеальную чистоту. Скупые на слово и сдержанные, гости оказались хорошими работягами, да и выпить не дураки. Они варили пиво, местные делали брагу. Постепенно подружились.
А потом грянула революция, гражданская война, коллективизация. Раскулачивали и русских, и эстонцев. Отбирали дома, высылали в дальние края. Тот, кто оставался, в добровольно-принудительном порядке шел в колхозы. Новая власть учитывала интересы эстонцев. Колхозы у них были свои, председателями избирали тоже не чужаков. Доярок эстонского колхоза "Кийт" даже на ВДНХ приглашали, а директора МТС Мейстера после войны звали на должность министра сельского хозяйства Эстонии. Не поехал - уже накрепко привязала к себе самарская земля...
Койда угощает нас лепешками, испеченными на сметане, и не торопясь рассказывает о прожитой жизни. Сегодня от многих эстонских деревень не осталось следа. После войны некоторые эстонцы вернулись на историческую родину, другие перебрались в Челябинскую область, где в советские времена пытались создать образцово-показательный совхоз. Да и перемешались русские с эстонцами, переженились. Теперь таких хуторов, как Лифляндка, в Кошкинском районе Самарской области - раз-два, и обчелся.
Есть неподалеку хуторок Балтика - там всего три дома. В одном из них живет Елизавета Мяги. Ей уже за семьдесят, но держится молодцом. Раньше работала председателем сельсовета, руководила колхозом. А дочка ее поселилась в соседнем селе Малая Чесноковка. Песни на эстонском языке поют - заслушаешься. В доме Елизаветы Адольфовны сохранилось много домашней утвари еще с тех времен, когда сюда прибыли переселенцы. Огромная раздвижная кровать сделана без единого гвоздя. Есть даже эстонская прялка... В общем, хоть вокруг и русская земля, а эстонский дух в доме держится крепко.
Летом хутора наполняются детскими голосами. Приезжают из городов дети и внуки. Возвращаются в родные гнезда пожилые люди, которые зиму коротают у родственников. Но некоторые, как Койда, ни зимой, ни летом никуда не уезжает. Здесь могилы ее мужа и сына, оставить их без присмотра она не может. Многие эстонцы держат коров, гусей, поросят, а картошка, овощи - у всех свои. Пенсионеров на хуторе часто навещает заботливая женщина - социальный работник местной администрации. Вот и сегодня она возила Койду на прием к врачу.
Сколько сейчас эстонцев живет в Кошкинском районе - точно не сказать. Говорят, осталось всего 22 человека. Но связи друг с другом они не теряют. Летом ежегодно собираются в окрестном лесу на праздник Янов день - вроде нашего Ивана Купалы. Жгут костры, веселятся, вспоминают отцов и дедов. В этом году исполняется 140 лет с момента переселения их предков из Прибалтики в Самарскую область. Кстати, старейшей из самарских эстонцев Сильме Войдер 98 лет. Вообще долгожителей среди них много - верный признак, что земля, на которой они живут, стала родной.


Гость 30 Марта 2013, 00:09
Это мой дедушка был тем самым директором МТС! А фамилия его Мельдер.
Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников