06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРИ АРГУМЕНТА "ЗА"

Сиснёв Виссарион
Статья «ТРИ АРГУМЕНТА "ЗА"»
из номера 024 за 07 Февраля 2001г.
Опубликовано 01:01 07 Февраля 2001г.

Адвокат Реймонд Левитес, который всего несколько дней назад был главным защитником

Адвокат Реймонд Левитес, который всего несколько дней назад был главным защитником арестованного госсекретаря Союза России и Белоруссии, больше его не представляет. Мотивировка - "не вносил новых конструктивных предложений". Так что дополнительную аргументацию в пользу освобождения Бородина из-под стражи, которую судья Виктор Похорелски предписал защите представить к 5 февраля, писал бывший до сих пор на вторых ролях адвокат Берри Кингхэм.
Это человек известен в юридическом мире, в частности тем, что какое-то время был членом адвокатской команды беглого украинского премьер-министра Павла Лазаренко, который два года назад был арестован в том же аэропорту "Кеннеди", что и Павел Бородин, и в настоящее время дожидается суда за "отмывание" денег в федеральной тюрьме Сан-Франциско. Кроме того, Кингхэм ведет защиту двух главных обвиняемых по нашумевшему делу "Бэнк оф Нью-Йорк" - Люси Эдвардс и Петра Берлина. Одним словом, его можно считать специалистом по проблемам выходцев из стран СНГ.
Кстати, к этой же категории можно отнести и сотрудника ФБР Конрада Мотыку, которому поручалось арестовать Бородина, как только он вступит на американскую территорию. Мотыка, специалист по силовому захвату, участвовал в ликвидации пресловутой "бригады Татарина", терроризировавшей нью-йоркских жителей - выходцев из СССР. Хотя едва ли кто-то мог всерьез ожидать, что Бородин окажет вооруженное сопротивление.
Берри Кингхэм представляет мощную юридическую фирму, имеющую отделения в Англии, Германии и других странах. Самого его в Нью-Йорке не оказалось, но мне удалось поговорить с его помощницей Линн Муни. Она сказала, что, как и было предложено судьей Похорелски, в понедельник 5 февраля на его имя с курьером был отправлен новый документ, обосновывающий неправомерность ареста Бородина. Муни любезно переслала мне этот 10-страничный документ по факсу.
Как всегда в американской практике, в судебной аргументации три четверти места занимают ссылки на прецеденты сходного ряда. Но если говорить о сути, то она сводится к трем основным пунктам, доказывающим несостоятельность просьбы об аресте Бородина, присланной швейцарской прокуратурой. Во-первых, она противоречит 4-й поправке к конституции США, которая требует, чтобы ордер выдавался только по реальному поводу. Во-вторых, согласно УК США, экстрадиция может иметь место лишь в том случае, если преступление совершено на территории добивающейся этого страны. В-третьих, установлено, что в самой Швейцарии в момент запроса Бородину не было предъявлено обвинение и не был выдан ордер на его арест, как это утверждалось в запросе.
Итоговое заключение: "Помещение г-на Бородина в тюрьму в США является незаконным. Г-н Бородин должен быть освобожден немедленно". Следует напомнить, что все копья в суде до сих пор ломались только и исключительно вокруг вопроса о правомерности "временного задержания" Бородина, как именуется нахождение российского чиновника в одиночной камере Бруклинской тюрьмы с 17 января. К 22 февраля свое мнение должна высказать прокуратура. И от этого будет зависеть, окончится ли это самое "временное задержание".
Но шансов на положительное решение мало. В понедельник в "деле Бородина" обозначился качественно новый поворот, который дает козыри в руки прокуратуры: швейцарская сторона передала госдепартаменту США официальный запрос о выдаче Бородина. То есть суд, как только получит переведенный и сертифицированный министерством юстиции документ, может перейти от "процедурного" вопроса об освобождении Бородина под поручительство российского правительства или под залог впредь до рассмотрения дела по существу - к самому этому рассмотрению. По времени это скорее всего совпадет с тем сроком, когда прокуратура должна представить свою контраргументацию.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников