09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВЕТ МОЙ, ЗЕРКАЛЬЦЕ, СКАЖИ...

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 07 Февраля 2001г.
Земную жизнь пройдя наполовину, герои Людмилы Семеняки и Альберта Филозова оказались у роковой черты: жить или не жить. Решить этот вопрос им помогли режиссер Иосиф Райхельгауз и балетмейстер Михаил Лавровский, заставив прославленную приму - в прошлом балерину Большого театра - произносить монологи на сцене театра "Школы современной пьесы", а народного артиста России - танцевать.

С годами, когда у нас появляются морщины, а роскошные шевелюры редеют на глазах, мы стараемся как можно реже смотреть в зеркала. Нам кажется, что они лгут, потому что внутри мы по-прежнему остаемся молодыми. В спектакле Иосифа Райхельгауза "Прекрасное лекарство от тоски" зеркала, заполнившие всю сцену, превращаются в молчаливых свидетелей внутренних терзаний балетной пары (мужа и жены), вышедшей на пенсию. Зеркала "видят", как людям, еще полным сил и совсем не старым, трудно смириться с серыми, однообразными буднями после многолетнего триумфа, как мучительно они переживают свою ненужность публике, прежде носившей их на руках. Драматическое состояние этих персонажей усугубляется еще и тем, что они по-прежнему "больны" танцем, а вот руки, ноги их уже не слушаются так, как раньше. Им кажется, зеркала-предатели смеются над ними, когда они танцуют для себя. В общем, не жизнь, а сплошной кошмар. И тогда жена решается на крайнюю меру: предлагает мужу вместе с ней уйти в мир иной, оставив после себя завещание единственной дочери, уехавшей неизвестно куда, а потому ни разу не появляющейся на сцене.
Спектакль начинается так: Она в вечернем длинном платье, Он в черном смокинге стоят на авансцене с хрустальными бокалами в руках. Перед тем как выпить яд, супруги клянутся друг другу в вечной любви, которая не покинет их и на небесах. Эти по-своему торжественные и в чем-то даже красивые минуты заставляют зрителей теряться в догадках: как же события спектакля будут развиваться дальше, если герои умрут сразу?..
Вздох облегчения пронесся по рядам, когда публика узнала, что никакого яда в бокалах не было: мудрая женщина инсценировала отравление, решив с помощью шока вытащить любимого человека из затяжного кризиса и таким образом доказать ему, что жизнь сама по себе - главная ценность.
Спектакль Райхельгауза примечателен еще и тем, что в нем впервые драматическую роль играет прославленная балерина Людмила Семеняка, переживающая сегодня те же трудности, что и ее героиня, и оказавшаяся не у дел. Ведь она теперь даже не преподает, хотя могла бы... Ради того, чтобы подчеркнуть сходство судеб, режиссер пошел на маленькую хитрость. На фотографиях, развешанных в квартире молодых пенсионеров, изображены знаменитые балетные партии самой актрисы, с 1972 года танцевавшей на сцене Большого в спектаклях Юрия Григоровича вместе с Владимиром Васильевым и уже упомянутым в начале этих заметок Михаилом Лавровским, за которым она когда-то была замужем. Так что в спектакле, можно сказать, все переплелось: "и жизнь, и слезы, и любовь".
Думаю, и Альберт Филозов, поссорившись с режиссером Райхельгаузом во время выпуска "Чайки", никогда бы не вернулся в этот театр, если бы ему не выпало счастье танцевать в спектакле с самой Семенякой. Да, да, танцевать, я не оговорилась. 48-летняя балерина не только встает на пуанты, но и делает сложнейшие фуэте, демонстрируя прекрасные стройные ноги и гибкость немного располневшего стана. Ну а Альберт Леонидович, хотя и не балетный артист, но поддерживает партнершу по всем правилам классической хореографии. И эти танцевальные этюды отнюдь не смотрятся как вставные номера. Недаром спектакль заканчивается аргентинским танго. Актеры надевают костюмы: Она превращается в Кармен, Он - в Тореодора, зеркала "отворачиваются" своей тыльной стороной, образуя как бы театральный задник, и балетная пара, как в прежние свои годы , "на бис" исполняет один из великих танцев страсти и любви. А потом они раздвигают эту стену и уходят за нее, чтобы начать жить заново. Очередной рубеж преодолен. Заглянув в зеркало собственной души, герои вновь обретают себя, забывая напрочь о "прекрасном лекарстве от тоски".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников