02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АКИО КАВАТО: НЕ ВЕРЮ В ЗАГАДОЧНУЮ РУССКУЮ ДУШУ

Шевцов Никита
Опубликовано 01:01 07 Февраля 2002г.
Полномочный министр посольства Японии в России Акио Кавато - автор нескольких научных книг, посвященных России. "Изменится ли советское общество", "Подъем или падение Советского Союза", "Строительство моста в Россию". Акио Кавато написал также под псевдонимом Акиры Кумано (издательство "Вагриус") повесть о жизни в России в начале 90-х годов, которую назвал "За даль земли - повесть об Илье". Встретившись с господином Кавато, я попросил его поделиться своими впечатлениями о жизни в России за последнее десятилетие.

- Кавато Сан, вам нравятся перемены, происходящие в России?
- И да, и нет. Еще десять лет назад для организации нашей встречи потребовался бы запрос в МИД, на что ушла бы куча времени. Да и работа самих российских СМИ серьезно изменилась к лучшему. Если раньше они практически ничего не сообщали, скажем, о процессах, происходящих в высших эшелонах власти, о возможных кадровых перестановках там, то теперь эта тема не сходит со страниц газет и журналов.
Россияне чаще ездят за границу. Их контакты с иностранцами стали свободнее.
Неузнаваемо изменилась Москва. Вполне возможно, что лет через десять она превратится в самую красивую столицу Европы. Из лексикона москвичей исчезло слово "дефицит". Еще одно приятное явление: в начале 90-х годов зрительные залы московских театров были полупустыми - теперь они заполняются полностью.
Но, к сожалению, если спуститься в метро, то можно увидеть другую жизнь: много беспризорников, нищих, бездомных.
- Тогда как вы объясняете те трудности, которые переживает Россия, например, в социальной сфере?
- Мне кажется, что в Западной Европе очень увлекаются такими словами, как демократия и права человека. Многие тамошние специалисты решили, что, когда Горбачев заговорил о демократизации Советского Союза, там должны были произойти мгновенные перемены. Но забывалось о том, что крайне сложно изменить общество без сдвигов в экономической сфере. Да, происходят положительные сдвиги в реорганизации легкой, пищевой промышленности. На рынке можно свободно купить строительные материалы для дач. И хотя многие крупные российские предприятия приватизированы, они часто рассчитывают на получение соответствующих государственных заказов и не ориентированы на гражданскую продукцию. При этом многие российские производители мечтают об увеличении экспорта своей продукции. Это абсурд. Надо сначала завоевать собственный рынок. Отмечу, что нефть и газ не могут гарантировать вам хорошую жизнь. Как-то я сделал подсчет, и получилось, что выручка от экспорта полезных ископаемых позволила бы получить каждому россиянину по 30 долларов в месяц. Это, конечно же, мало. Значит надо производить товары самим.
Короче, необходимо создать условия для привлечения как собственных, так и иностранных инвестиций, необходимых для конверсии.
Если этого не будет, то эксперты на Западе не исключают возможности превращения России в подобие бывших латиноамериканских государств с жесткой системой управления, огромной разницей в доходах между бедными и богатыми, сильным влиянием военных и неустойчивой экономикой.
- Вопрос из другой области: вы верите в загадочную русскую душу?
- Если честно, то нет. Мне кажется, что Федор Иванович Тютчев несколько опоэтизировал это понятие. Впрочем, нет загадки и в японской душе. У россиян богатое воображение, они подчас чрезмерно философствуют, что хорошо для искусства, но не для экономики. Их мышление не столь рационально, как у западноевропейцев. Но они более человечны.
- Не могли бы вы сказать несколько слов о своей повести "За даль земли - повесть об Илье".
- Я старался глубже изучить вашу страну, в которой подолгу жил. На мой взгляд, в начале 90-х годов в России создалась обстановка, очень схожая с атмосферой романа "Доктор Живаго", герой которого стремился отстаивать собственные ценности в крайне непростое и бурное время. В центре повести образ свободомыслящего героя - журналиста с характером Владимира Высоцкого. Я хотел показать, как этот человек с сильным характером принял вызов, брошенный ему временем, и как он сумел выжить в непростой обстановке. Так что моя повесть - это современная версия того, о чем рассказывалось в произведении Пастернака: ода свободной русской душе.. Я писал ее в течение пяти лет. Книга уже вышла в переводе на русский в России. Сейчас готовится ее издание и в Японии.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников