11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕКРЕТ, КОТОРЫЙ НЕЛЬЗЯ УКРАСТЬ

Ломоносовский фарфоровый завод сменил имя. Зато сберег производство, на котором до сих пор

Ломоносовский фарфоровый завод сменил имя. Зато сберег производство, на котором до сих пор делают гигантские вазы, чашки в сеточку и зевающих бегемотов, украшавших буфеты советских людей еще полвека тому назад. Теперь он называется Императорский фарфоровый, а прежде именовался ЛФЗ, и это название многие раньше никак не могли расшифровать: то ли он Ломоносовский, то ли Ленинградский. Уже и Ленинграда след простыл, а завод все стоит.
ХИМИК ПРОТИВ ИМПЕРАТОРА
Пять лет назад на аукционе Sotheby's за 3000 евро продали стакан, изготовленный Императорским фарфоровым заводом в 1840 году. Вот вам и ответ на вопрос, почему теперь завод называется императорским. Его нынешний гендиректор Николай Гордеев объясняет, что новое имя повышает статус предприятия в глазах западных покупателей. Ну разве что западных, потому что в глазах россиян имя Ломоносова безупречно - в отличие от имен некоторых наших царей. Ломоносова, кстати, по сей день считают основателем предприятия, в действительности открытого химиком Дмитрием Виноградовым. Случилось это в 1744 году.
Многочисленные попытки Виноградова разгадать секрет "белого золота", существовавшего уже на Востоке и в Европе, наконец-то увенчались успехом. Об этом свидетельствует четырехгранная фарфоровая чаша: грязно-кремовая, с посторонними вкраплениями в виде черных точек. Таким грубым и не слишком ровным российский фарфор оставался еще долго: сплошное золочение первых царских сервизов объясняется тем, что производители старались под золотом скрыть дефекты.
Теперь ни дефектов, ни золота почти нет. И совсем нет кобальтовых чашек - знаменитых синих чайных пар с тонким золотым рисунком по краю. Эти восхитительные чашки многими воспринимались как символ благополучия, их доставали при гостях, а потом осторожно мыли, переживая из-за каждой трещины.
"А где же кобальтовые чашки?" - спрашиваю у главного художника завода Нелли Петровой. - "Их сняли с производства - нерентабельны". Это было вредное производство (а мысль о том, как бы его обезопасить, руководству в голову, видимо, не приходила). К тому же кобальтовое крытье (сплошное синее покрытие) действительно слишком дорогое удовольствие. А задорого такие чашки не продашь: народ не поймет. Может, надо было спросить у народа?
СЛАВА НА ЧУЖИХ КОСТЯХ
Чем фарфоровое изделие больше, тем труднее его сделать. Поэтому вазы, украшающие залы Эрмитажа, все сплошь уникальны. Но не в одном Эрмитаже они стоят. Ваза "Победа", например, с портретом Сталина стоит в музее на Поклонной горе. Говорят, художнику Скворцову было приказано написать Сталина, как Золушке, за ночь, а потом Каганович приходил и проверял, похож или нет.
Пока после революции завод находился в ведении Луначарского, всем было дело до искусства: до 1924 года здесь работал Суетин и Стенберги, Малевич придумывал свои супрематические чайники и чашки-половинки. А потом на долю художественного фарфора приходилось не более 8 процентов от всего объема производства. Все остальное - технический фарфор, зубы или искусственные глаза.
В 1968-м здесь была изобретена новая технология самого тонкого в мире фарфора - костяного в буквальном смысле. Наряду с каолином, кварцем, полевым шпатом, кварцевым песком, глиноземом и прочими составляющими качественного фарфора в рецептуру нашего фарфора входит зола от трубчатых костей крупного рогатого скота.
По указанию руководства СССР секрет производства приказали передать Литве, а потом Болгарии. Причем это был именно питерский секрет: на зарубежных мануфактурах подобный фарфор изготовляют по другой рецептуре. Ну и что толку? Ничего у них не получилось. Потому что не рецептом единым жив фарфор, но водой, глиной, песком, которые в Питере одни, а в Вильнюсе совсем другие.
Если в чем-то продукция завода сегодня и потеряла, так это в разнообразии. Никому теперь и в голову не придет повторить, например, Гурьевский сервиз, в котором было 4000 предметов и ни на одной тарелке рисунок не повторялся. И нет сегодня преемника Серафима Судьбинина, слепившего статуэтку балерина Карсавиной. Нет больше скульптора Каминского, который с 1903 по 1917 год создавал свою серию "Народности России". Не успел серию закончить - страны не стало. И чайник Малевича как зеркало русского авангарда. И знаменитая 1950-х годов "Встреча М.Ю. Лермонтова с Н.В. Гоголем". Интересно, встречались ли они в жизни? Или только в фарфоре?
Наверное, не так уж важно, была ли действительно эта встреча. Главное, мы увидели ее в фарфоре и поверили в то, что это исторический факт.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников