Роман Полански обвиняет…

Роман Полански . Фото: © Jonathan Rebboah via www.imago-i, globallookpress.com

Возникающие рифмы жизни режиссера с делом Дрейфуса добавляют восприятию фильма немалой остроты


Польскому классику, много работавшему в Англии и США, а в последние годы проживающему и снимающему во Франции, летом исполнится 87 лет. Но своим новым фильмом «Офицер и шпион» неутомимый маэстро (мелькнувший, кстати, в роскошных усах в одном из эпизодов своей картины) еще раз доказал, что находится в прекрасной физической и творческой форме. Свидетельством тому стал и «Серебряный лев», который Полански получил в Венеции за этот важный в его биографии фильм-поступок.

«Офицер и шпион» посвящен «делу Дрейфуса», знакомому старшему поколению со времен школьных и вузовских программ. Нынче имя французского офицера еврейского происхождения Альфреда Дрейфуса, несправедливо обвиненного в 1894 году в шпионаже в пользу Германии, торопливо осужденного и сосланного в тюремный острог на Чертовом острове, изрядно подзабыто. А ведь в свое время оно не только раскололо французское общество, но и прогремело по всему миру, докатившись, разумеется, и до России. В частности, Толстой и Чехов, испытывавшие друг к другу творческую и человеческую симпатию, по-разному трактовали это знаковое событие европейской истории. Теперь его решил осмыслить один из корифеев мирового экрана, оскаровский лауреат, великий и ужасный Роман Полански.

Для него это в известном смысле личный, личностный фильм. Он, как и Дрейфус, еврей по происхождению. И тоже своего рода изгой, который уже много лет не выезжает за пределы Франции из-за давнего обвинения в растлении малолетней американки Саманты Геймер. Та, впрочем, давно превратившись из Лолиты в дебелую замужнюю матрону, просит забыть старую историю, в которой сама была небезгрешна, и оставить в покое знаменитого режиссера. На роль невинной жертвы в этой щекотливой ситуации Полански явно не тянет, но поневоле возникающие «рифмы» с делом Дрейфуса добавляют восприятию фильма немалой остроты.

Строго говоря, сам Дрейфус в исполнении искусно загримированного и состаренного Луи Гарреля появится лишь в нескольких эпизодах. Главным действующим лицом в картине станет полковник Мари-Жорж Пикар (его роль исполняет Жан Дюжарден, тот самый, что когда-то лихо вытанцевал черно-белому фильму «Артист» премию «Оскар») — преподаватель Дрейфуса в военной школе. Он, как и многие французы той поры, заражен вирусом антисемитизма и поначалу не сильно жалует докучливого ученика, которому предстоит стать единственным офицером-евреем во французской армии.

Но заняв с годами пост начальника военной разведки и обнаружив явные доказательства невиновности Дрейфуса, Пикар поступает в соответствии с офицерским и общечеловеческим кодексом чести. Рискуя карьерой, положением в обществе, полковник начинает борьбу за восстановление истины. Для этого ему предстоит бросить вызов всесильному военному ведомству, своим начальникам-генералам, министрам, депутатам. В итоге Пикар сам окажется сначала в изгнании (его сошлют инспектировать отдаленные гарнизоны в Тунисе), потом в тюрьме, но и там не сдастся...

Фабула громкого дела насыщена столь неожиданными поворотами сюжета, столь крутой сшибкой личных и национальных интересов, могучими, шекспировскими страстями, включая самоубийство майора Анри, изготовившего письмо-фальшивку против Дрейфуса, что менее искушенный режиссер мог бы потеряться в обилии информации и разноречивых версий. Только к началу ХХ века было издано более 600 книг, посвященных делу Дрейфуса, сегодня их и вовсе тысячи.

Но Полански, вняв совету великого Микеланджело, решительно отсек все лишнее, включая международный резонанс дела Дрейфуса. А сосредоточил внимание на схватке Пикара, его немногочисленных поначалу сторонников с их сплоченными противниками — всеми этими держимордами в золотых позументах, которые в большинстве своем знали о невиновности Дрейфуса, о совершенном против него подлоге, но до конца отстаивали честь мундира, как они это понимали. А жизнь малосимпатичного еврея, закованного в кандалы, казалась им вполне приемлемым жертвоприношением во славу французского оружия.

Но во Франции к тому времени уже была относительная свобода печати, что позволило всемирно признанному писателю Эмилю Золя напечатать в газете «Аврора» гневную статью «Я обвиняю!» в адрес высокопоставленных персон и самого президента республики. И существовал относительно независимый суд, который, несмотря на давление чинов и обывателей-антисемитов, несколько раз пересматривал нашумевшее дело. И находил все больше аргументов в пользу сидельцев. Справедливость в итоге восторжествовала: Дрейфус и Пикар были оправданы и восстановлены в правах. Пикар дослужился до генерала, побывал военным министром в кабинете Клемансо. Дрейфус стал подполковником, участвовал (уже за рамками фильма) в Первой мировой войне. Был удостоен ордена Почетного легиона, после смерти в 1935 году его похоронили с национальными почестями:

Будет ли когда-нибудь прощен американской Фемидой Роман Полански? Или так и закончит жизнь изгоем, тем более что режиссера на волне феминистского движения Mee Too обвиняют уже и европейские (настоящие или мнимые) жертвы его необузданного по молодости сексуального темперамента? Сам режиссер, давно остепенившийся и прочно женатый на актрисе Эмманюэль Сенье, которая на 32 года младше его и которая, кстати, сыграла в «Офицере и шпионе» роль любовницы Пикара, похоже, ничуть не озабочен этим вопросом. С редкостной витальной энергией он на исходе девятого десятка продолжает работать, творить.

И в возрасте, когда большинство доживших до его лет тупо сидят у телевизора или дремлют в инвалидной коляске, снял свой лучший после «Пианиста» фильм — выверенный и точный, внешне слегка суховатый, но внутренне яростный, огневой. Направленный против любых форм ксенофобии (ксенофобия в переводе с греческого означает буквально «ненависть к чужим»), что делает его, увы, весьма актуальным в наши далекие от подлинной человечности времена.



О предложениях для голосования по поправкам в Конституцию знают менее четверти россиян (по данным ВЦИОМ). А вы о них знаете?