09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ХОЗЯЙКА ОКОЛОТКА НОМЕР ПЯТЬ

Мухтаров Евгений
Опубликовано 01:01 07 Марта 2001г.
Дистанцию путей Ярославль-Главный обслуживает сегодня четырнадцать железнодорожных мастеров. Работа у них не из легких - чтобы шли поезда, чинить пути приходится и в жару, и в стужу, и днем, и ночью. Однако такие трудности не смущают Галину Федоровну Тупицыну - единственную ярославскую женщину-мастера, отдавшую любимой работе сорок лет жизни.

Родилась она в многодетной семье под Даниловом Ярославской области и начала трудовой путь дояркой местного колхоза. Это сейчас там разделение обязанностей, когда каждый свою задачу выполняет, а в прежние времена делать все приходилось своими руками. И сено сами на ферму возили, и механизмы всякие ремонтировали, и коров обихаживали. Поэтому к тяжелому труду Галина привыкла еще тогда, в юности. Однако к двадцати годам решила найти себе новую, более интересную работу. А тут как раз подруга в Ярославль собралась, на Северную железную дорогу устраиваться. Конечно, поехали вместе. Комиссию медицинскую прошли за день, место в общежитии сразу получили. Так сорок лет назад, 4 января 1961 года, Галина и начала "железнодорожную" карьеру в качестве монтера путей самого скромного первого разряда.
Мужиков в оранжевых фуфайках, которые то ломами, то лопатами приводят в божий вид полотно, видел, наверное, каждый. Поэтому можно понять, каково было там двадцатилетней девушке. Порой ведь и рельсы на плечах носить доводилось, и шпалы огромные укладывать.
"Со спецодеждой тогда тоже проблемы были, - вспоминает Галина Федоровна. - По службе выдавались только рукавицы, а валенки, телогрейки и все остальное приходилось покупать на свои деньги". Однако выдержала Тупицына испытания, привыкла и уже тогда была отмечена начальством как одна из лучших на дистанции путей Ярославль-Главный.
До сих пор вспоминает она с благодарностью своего первого наставника, почетного железнодорожника РФ Федора Павловича Жаворонкова. От него унаследовала Галина золотое правило: "Для того чтоб по рельсам проехать, надо прежде по шпалам пройти". Этих уходящих вдаль путей прошла Тупицына немало: за первым разрядом последовал второй, третий - и так до высшего, пятого.
"Да не только я тогда хорошо работала. Раньше у людей вообще энтузиазма много было, - вспоминает она. - О деньгах мы и не думали. Просто знали, что если опустишь руки, недосмотришь, не ликвидируешь вовремя повреждение - встанут поезда". Так со временем и стала она бригадиром - опять же одним из лучших. И когда потребовался мастер на станцию Уткино, руководство сразу подумало об исполнительной, не боящейся никаких трудностей Галине Тупицыной.
"На первых порах железнодорожники ко мне привыкнуть не могли, - смеется она. - Садишься, бывало, в путеизмерительный вагон, нашу лабораторию на колесах, а они косятся - женщину в роли мастера чудесным явлением считают. Правда, затем привыкли, уважать стали". Быстро навела Тупицына порядок и на вверенном ей участке. Раньше там то и дело ночные тревоги были, поскольку днем люди трудились вполсилы. Она же заставила их выкладываться на двести процентов. И уже через месяц объем внеплановых работ резко пошел на убыль...
С тех пор вот уже пятнадцать лет несет Галина Федоровна ответственность за свой околоток. Именно этим старорусским словом именуется отрезок железнодорожных путей. Управление руководит отделениями, отделения отвечают за дистанции, а уж в сами дистанции как раз околотки входят. На каждом трудится несколько постоянных бригад под присмотром дорожного мастера.
Длина того, что закреплен за Тупицыной, составляет 36 километров. Невелики вроде размеры - однако участок можно назвать стратегическим, поскольку именно по нему проносятся поезда в Вологду, Архангельск, другие города русского Севера. Кроме того, на территории околотка N5 находятся объекты, за которыми тоже глаз да глаз нужен - семнадцать стрелочных переводов, несколько платформ, переезд, электрическая подстанция и база запаса МПС.
Ярославцы, впрочем, таких премудростей не ведают, зато прекрасно знают станцию Уткино, близ которой расположено огромное количество дач. Благополучный проезд до этих "фазенд" тоже целиком зависит от эффективной работы коллектива дорожного мастера Тупицыной.
А обеспечить бесперебойное движение поездов Галине Федоровне и подчиненным ей пяти бригадам ныне ох как непросто! Это для обывателя железная дорога представляется простой и крепкой конструкцией - уходящими вдаль рельсами, под которые подложены шпалы. Смотришь и думаешь, что ломаться там вроде бы совсем нечему.
Однако, говорит Галина Федоровна, только в рельсах может скрываться до десяти разновидностей самых коварных дефектов. Иногда в металлических брусьях образуются продольные и поперечные трещины, иногда под весом поездов расшатываются крепления и расходятся стыки. Часто случается так называемый "выброс пути", когда в результате жары рельсы выгибаются буквально дугой, а на холоде и просто лопнуть могут. Очень "капризными" бывают и стрелочные переводы, которые отказывают из-за крошечного камешка или кусочка льда, попавшего внутрь механизма. Каждая из таких неполадок грозит в лучшем случае длительным простоем транспорта, а в худшем - катастрофой, человеческими жертвами, порчей подвижного состава. Поэтому и должен держать мастер под неусыпным контролем свой околоток с утра и до вечера, а то и ночью.
Сколько уж раз были у Галины Федоровны ситуации, когда раздавался в темноте звонок и надо было срочно добираться до железнодорожного полотна, отдавать распоряжения поднятым по тревоге бригадирам.
Особенно запомнилась Тупицыной одна авария, когда залило водой из коллектора огромный участок полотна длиной в 500 метров. Произошло это в два часа ночи, за несколько часов до прохода ближайшего поезда, под тяжестью которого непременно "поползла" бы промокшая насыпь. В темноте, на холоде вместе со всеми наполняла Галина Федоровна землей матерчатые кули, которые укладывались, чтобы остановить воду. К утру самодельная дамба была готова, опасность миновала и составы могли без препятствий продолжать свой путь. Этот случай запомнился женщине надолго. "А сколько их было, - машет рукой Тупицына. - У нас вообще день на день не приходится..."
На работу единственная в Ярославле женщина - дорожный мастер уходит обычно в половине седьмого, а уже через час сидит на планерке у начальства. Затем проводит тридцатиминутное собрание со своими бригадирами. Иногда остается в скромном дощатом домике, где расположен табельный участок. Но чаще едет на станцию Уткино, в место концентрации большинства "околоточных" объектов. Здесь под руководством Галины Федоровны построено хорошее помещение, где бригады и отдохнуть могут, и пообедать, и просто погреться в лютые морозы.
Самого мастера тут, впрочем, тоже не поймать: то на мотовозе, то своим ходом передвигается она по путям, чтобы лично контролировать все профилактические и срочные работы. Несколько раз в сутки рельсы "прозваниваются" специальным прибором - дефектоскопом, позволяющим найти отклонения от нормы. Многое измеряется и при помощи обычного уровня - специальной линейки, позволяющей обнаружить перекосы на путях.
Иногда все обходится, но бывает, что нужен дорожному полотну самый срочный ремонт. В этом случае объявляется аврал, однако далеко не всегда бригады могут тут же приступить к ликвидации аварии. Ведь движение на участке интенсивное, и ремонт собъет установленные графики пассажирских и грузовых перевозок. Поэтому на опасном участке ставятся специальные знаки, предупреждающие машинистов об опасности, скорость поездов снижается до минимальной, а самим бригадам отводятся "окна" - временные промежутки, в которые надо уложиться, чтобы успеть ликвидировать неисправность.
Много хлопот доставляют и зимние снегопады. Вот прошли рабочие-чистильщики, раскидали сугробы - но проносится поезд, который "тащит" за собой плотный белый вихрь, - и вновь пути разгребать надо. Бывает, что из-за "окон" да погодных условий мастер до поздней ночи на путях дежурит. Ну а когда все нормально - возвращается Галина Федоровна в город на обычной пригородной электричке.
"По моей же территории вагоны идут, так что еду и сама своей работе оценку ставлю", - говорит она. Свободного времени с таким графиком мало, поэтому про какой-то активный отдых речи обычно не заходит. Сыновья уже взрослые, живут самостоятельно, а супруг Галины Федоровны погиб. Остается только заботиться о дачном участке, что расположен на той же станции Уткино, да подруг навещать, которые, кстати, почти все и сами на железной дороге работают.
"А сколько раз себя на мысли ловила, что даже дома постоянно об околотке своем думаю, - признается Тупицына. - Смотришь телевизор, а сама прокручиваешь в голове, все ли сделала, везде ли порядок? Засыпаю спокойно тоже лишь тогда, когда днем везде успела".
Пока мы разговариваем, в табельной то и дело раздаются звонки. Начальственно гудит городской телефон и трещит аппарат линейно-путевой, по которому на мастера выходят бригадиры. Звучат отрывки разговоров: "На четвертом километре полотно вспучило, надо рабочих... Чистильщиков к шестой стрелке, там снега натащило... Крестовина "полетела", сварщик срочно нужен..."
А ведь беседа наша ведется воскресным утром, в девятом часу, когда город еще толком и не проснулся! "Я нынче дежурная, - поясняет Тупицына, - а вот работники мои по идее гулять должны. Но какой отдых, если ситуация их присутствия требует! Поэтому многие добровольно выходят на службу даже по выходным, из принципа "если не я - то кто же?"
Зато на вопрос, много ли на околотке молодых людей, Галина Федоровна только руками разводит. Избаловалась нынешнее поколение, бегает за "легкими деньгами", зарплата на железной дороге многих не устраивает. После недавнего повышения оклад мастера составляет три тысячи рублей, монтера путей - менее двух тысяч. Это куда лучше, чем на многих заводах и в сельском хозяйстве, но юноши и девушки предпочитают другие, более прибыльные сферы деятельности. Вот и работает на участке "костяк", который сформировался еще в восьмидесятых, зато профессионализмом обладает высоким.
Единственная ярославская женщина-мастер, кстати, всегда считала, что таковой от наличия диплома ну никак не зависит. Есть у человека трудолюбие - выйдет из него хороший путеец, нет стремления поработать на совесть - и вуз не поможет. Сама Тупицына, между прочим, тоже институтов не оканчивала. "Я практик", - говорит она. Были, конечно, курсы повышения квалификации в Вологодском и Ярославском железнодорожных техникумах, экзамены специальные все мастера тоже регулярно сдают. Однако реальный опыт работы Галина Федоровна приобрела прямо на железной дороге, которую и называет своим главным университетом.
"А вообще люди у нас здесь очень ответственные, да и из прежних времен взяла дорога все лучшее, - говорит она. - Вот, например, такая форма деятельности, когда каждый за всех отвечает, и все за каждого. Со стороны, наверное, это "осколком прошлого" выглядит, этаким пережитком социализма. Однако здесь, на транспорте, коллективное трудовое участие прекрасно себя оправдывает".
Особенно такая форма ответственности нужна сейчас, когда вновь ожила экономика, заработали заводы и количество перевозок стало быстро увеличиваться. Еще пару лет назад составы ходили редко, с большими интервалами. Теперь за сутки до 70 поездов по участку проносится. Это ускорение темпов Галину Федоровну только радует. Еще в семидесятых она получила за свои заслуги орден Трудовой Славы третьей степени, в прошлом году по итогам весеннего смотра начальник СЖД Владимир Петров наградил женщину "видеодвойкой", а в начале этого тысячелетия руководство и отраслевой профсоюз отметили коллектив околотка N5 званием "Лучший на Северной железной дороге" и почетной грамотой. Понятно, что под руководством Тупицыной ее опытные коллеги любую нагрузку выдержат.
"Как долго работать собираюсь? - улыбнулась в конце беседы мастер. - Не знаю, я ведь уже на пенсии. Даже форму новую вместо старой, синей, заказывать не стала... Но трудиться намерена, пока нужна дороге и людям". Через десять минут она уже махала мне рукой с мотовоза, отъезжающего в Уткино. Впереди у единственной женщины - мастера дистанции Ярославль-Главный Галины Тупицыной был воскресный день, наполненный большими и маленькими заботами.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников