07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГАДЮШНИК

Эта история тянется десять лет. Все это время Ярослав Иващенков, живущий в районном поселке Иловля под Волгоградом, настойчиво пытается добиться своего. Кто-то любит собак, кто-то кошек и других милых животных, а Ярослав - гадов. Конкретно - степных гадюк. И даже создал поблизости от поселка настоящий гадюшник - серпентарий.

Змеиный яд - чрезвычайно ценное и дорогое сырье для фармакологии. За границей грамм его стоит от десяти до пятнадцати тысяч долларов. У нас, правда, не заграница, но и тут заводы платят за такое сырье десятки тысяч - в рублях. К сказанному надо добавить, что Иващенков, отловивший на своем веку многие сотни гадов, тратит все, что зарабатывает (он фотограф), на поддержание своего хозяйства.
Еще надо сказать, что некогда в Советском Союзе проблем с добычей яда не существовало. Уж чего-чего, а ползучих рептилий в республиках Средней Азии было достаточно. Когда же нерушимый порушился, возник дефицит.
К слову, самому Ярославу один из чиновников Минприроды как-то сказал: "Змеиный яд - продукт стратегический. Получая его, ты работаешь на престиж страны". Прямо так: на престиж страны. Гордый вернулся тогда Иващенков в свою Иловлю. Шутка ли, он не нефтяной или алюминиевый король, а честь России бережет.
С того памятного разговора минуло лет пять. Потом Ярославу уже многие говорили и про престиж, и про баснословные доходы, и про долгосрочные контракты... А дома мать, работающая учительницей, по-прежнему ворчит, что лучше бы сын чем-нибудь стоящим занялся. Ярик, так зовут его близкие друзья, с ней согласен, но бросить дело, которому посвятил столько времени, не может.
Настоящая жизнь для него начинается с приходом весеннего тепла. Когда заволжская степь расцветает неяркими красками разнотравья, а в пустынных районах (есть в области и такие) кое-где через толщу песка чудом пробиваются одинокие кусты, Ярик берет свое нехитрое снаряжение, запасается провизией и отправляется в путь.
Я спросил, почему он с таким упорством продолжает ходить в степь. Зачем, раз труд никем не ценится, а результат почти не оплачивается? Ярик ответил: после армии нужно было как-то утвердить себя. В собственных глазах. Он выбрал змей. Потом пришел азарт.
Конечно, степная гадюка - не какая-нибудь гюрза, и человеку она в принципе не очень опасна. Более того, даже труслива, особенно самцы. Те при виде двуногих, как правило, стараются поскорее убежать. А вот беременные самки, да еще если застать их, когда они греются на солнышке, не убегут. Но и нападать не станут. Будут пугать человека, имитируя атакующие прыжки.
И все-таки встреча со змеей - это всегда стресс. Неизвестно, что придет в голову гадине. Ярослав рассказывает: змееловы с гораздо большим стажем признавались, что всякий раз испытывают необъяснимый страх.
Когда перед тобой неожиданно взвился живой жгут или в двух шагах за спиной раздалось характерное шипение - становится не по себе. Но ловец умеет сразу "концентрироваться". Тут важно не промахнуться, точным движением специального захвата сжать гадюке шею. Можно и другую часть тела, только тогда змея укусит захват и - прощай, яд. Придется ждать минимум две недели, пока она восстановит запас.
Самого Иващенкова гадюки кусали дважды. Сначала змееныш двух дней от роду. И Ярик отделался опухолью на ладони, которая через неделю сошла. А во второй раз попал в реанимацию. Собственно, мог бы и не попадать. Просто захотелось испытать на себе, что такое змеиный яд. Когда же через пять часов стал терять сознание, пришлось вызвать "скорую". В районной больнице врачи не знали, как вывести пациента из тяжелого состояния. Слава Богу, Ярослав предусмотрел это. Подробная методичка по борьбе с последствиями укусов у него всегда под рукой. В общем, отделался испугом и несколькими днями в больнице.
Эти два случая он считает не то что исключением - необходимостью. Если все идет легко и гладко, теряешь бдительность.
И все же он любит этих ползучих гадов. В ящиках, им самим сконструированных и построенных, всегда чисто и достаточно еды для гадюк. По всей округе Ярик ловит кузнечиков и сверчков, чтобы его любимцы не испытывали голода. При необходимости обрабатывает их ультрафиолетом. Это для борьбы с паразитами, которые заводятся под чешуйками змеиной кожи и портят гадюкам жизнь. Когда же они заболевают, то лечит их совсем как людей. Покупает в аптеке лекарства, разжимает пасть и заставляет глотать таблетки и микстуры.
У него все делается по науке. Младенцев Ярослав в серпентарии не держит, а на второй или третий день отпускает на волю, чтобы они развивались в естественных условиях. Причем обязательно в том месте, где отловил их мамашу. И отлов начинает лишь тогда, когда у рептилий закончится брачный сезон. Иначе можно нарушить сложившееся равновесие.
А теперь снова к сути дела. Знающие люди говорят, что в России сейчас только в трех местах получают змеиный яд: в серпентариях Новосибирска, Москвы да в хозяйстве Иващенкова. Между прочим, у него не какой-нибудь самодеятельный зоопитомник. Немало времени потратил Ярослав на хождение по разным чиновным кабинетам в Волгограде и столице, прежде чем смог официально зарегистрировать свое предприятие, назвав его "Астероид". Но гадючьи домики скрытно расположил по окрестным хуторам, опасаясь гнева односельчан. Также в тайне от всех хранит он и полученный яд - по оценке, на сумму в несколько миллионов рублей. Специалисты говорят, что собранного уже хватит, чтобы загрузить линию фармацевтического завода.
В разное время число "постояльцев" его серпентария колеблется от 300-400 до тысячи. Но их может быть и больше. Гораздо больше - найти бы деньги. Тогда можно поставить дело по-настоящему, оборудовав все, как того требуют и наука, и меры безопасности. Тогда можно будет принять таких же молодых, как и он, парней, обучив их столь редкому ремеслу.
И в порядке отступления. Нельзя сказать, что совсем никто не интересуется трудами иловлинского змеелова. За яд предлагали ему и машину, и квартиру в областном центре. Но личности эти вызывали у Ярослава, мягко выражаясь, некоторое сомнение. Боится он, что яд может уйти на неблагие цели. Так что в ожидании лучших времен по-прежнему хранит все в тайнике.
Еще приходил человек, представившийся сотрудником ФСБ. Он сразу предложил Иващенкову прикрыть предприятие. Объяснил, что рано или поздно криминальные элементы заинтересуются им, и тогда уж Ярик неприятностей не оберется.
А в самом деле - неужто никому в целой стране, кроме криминала, не нужен змеиный яд? Почему же за границей фармацевтические предприятия и научные лаборатории платят огромные деньги змееловам, а у нас что - такие лекарства уже никто не выпускает?
НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ
Так нужен ли отечественной медицине змеиный яд? Оказалось, что ответить на вопрос совсем непросто. Минздрав на данный момент не занимается проблемами производства лекарств. В Департаменте медицинской промышленности тоже не удалось найти официальных данных о потребностях российской фармакологии в этом своеобразном сырье. В одной из фармацевтических ассоциаций корреспонденту довольно раздраженно пояснили, что сейчас заводы по производству лекарств самостоятельно изыскивают для себя источники сырья. Кроме того, потребности в змеином яде малы и он, вроде бы, уже давно перестал быть дефицитом. Дальнейшие упорные поиски привели корреспондента "Труда" к специалистам Института экономики медицинской промышленности. Сюда поступают заявки Минздрава о потребностях территориальных органов здравоохранения в тех или иных лекарственных препаратах и субстанциях (сырье) для их производства. И выяснилось, что вся годовая заявка на змеиный яд - это чуть более ста граммов, реально в производстве было использовано еще меньше.
Тем не менее генеральный директор Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционных методов диагностики и лечения Минздрава РФ Алексей Карпеев не сомневается в том, что змеиный яд необходим медикам: "В народной медицине змеиный яд с древних времен применяется как местнораздражающее средство, чтобы уменьшить боль и улучшить приток крови к пораженному месту. Сейчас он практически не используется в чистом виде, но входит в состав некоторых лекарственных мазей (випросал, випратокс). Эти мази достаточно широко применяются в клинической практике для лечения радикулитов, невритов, миозитов, ушибов и растяжений. Для производства таких мазей чаще всего используется яд гюрзы, иногда - яд гадюки. В последнее время появились и гомеопатические препараты из змеиного яда. По нашему мнению, лекарственные средства, в которые входит змеиный яд, имеют хорошие перспективы и заслуживают внимания медиков и фармацевтов".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников