09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕТОД ДОРОФЕЕВОЙ

Шишмарева Людмила
Опубликовано 01:01 07 Марта 2003г.
Каждая из женщин хоть раз в жизни, да о чем-нибудь сожалеет. Глава администрации села Верхний Жирим Галина ДОРОФЕЕВА досадует, что в молодости не овладела приемами каратэ или самбо. Тогда процесс отрезвления мужиков пошел бы веселее: словом-то не всегда уломаешь.

В начале 90-х Галину Федоровну избрали главой администрации села Верхний Жирим, что в далекой Бурятии, за Байкалом. В стране денежная реформа, в деревнях развал, мужики все больше с бутылкой, чем с работой, дружбу водят, а бабы в слезах да обидах на сильную половину бегут к главе жаловаться. За один только год поступили 104 жалобы на отцов-кормильцев. 3апил одно время и председатель колхоза. И пришлось Дорофеевой, которая до этого 32 года отдала колхозу (работала и бухгалтером, и экономистом), совмещать две должности - председателя колхоза и главы села.
Оторопь брала: с кем пахать, сеять, урожай убирать? Из всех трудоспособных сельчан одна половина числится в колхозниках, другая - будто бы работники, а из той и другой на пальцах пересчитать можно, кто может трактор да комбайн водить. Стратегию жизни села и колхоза решили наметить на сходе. Потому как боялась, что последних коровенок зарежут, технику на болты и запчасти растащат. Какие-никакие, а 28 грузовых машин и 30 тракторов еще на балансе числились. Если отремонтировать, то поля колхозные и личные приусадебные участки можно вспахать. Одним словом, убедила сельчан, что на данном этапе надо, чтобы хозяйство поднять, а она уж постарается и частникам помочь: приобрести ли семена картошки, сдать ли молоко, выделить ли дополнительные участки под покосы и зеленку.
Все вроде решили, постановили, но как до дела дошло - получалось, что пахать-то некому. Приметила такой парадокс: что ни ханыга - то работяга. А как непьющий - то лень иль хитрый, все только для себя. Как быть? И начала она тех самых пьющих работяг отваживать от "родимой 40-градусной". Сама по полям весенним ездила, с мужиками душевные беседы вела: "Как работать будем? Через день-другой "загудим"?" Не дожидаясь ответов, сама к ним с предложением: "Вы мне все поля вспашете, а я платить столько-то обязуюсь. Но если сорветесь с места, с позором и с 50-процентным снижением заработка выгоню. Вот такие вам условия соцсоревнования". Строга была матушка Галина. На поле и договор подписывали. И 20 весенних дней старались мужики не срываться. Мало кто подводил. Может, осознавали, что весенний день год кормит. Может, боялись председательшу.
Одну-другую страду будто провели - где на уговорах, где на понуканьях, а дальше - глядь, на селе механизаторов-то осталось наперечет. Кто на пенсию засобирался, кто совсем забомжевал. Поняла Галина Федоровна, что пора тех, кто совсем от труда отлучился, возвращать к жизни.
Шестерым механизаторам посулила тракторы к весне дать, если пить не будут. Обхаживала как красных девиц, уговаривала Христом-Богом. Зимой тракторы отремонтировали. Трое и вправду взялись за работу, а трое других, продав солярку, что дали на пахоту, снова ушли в загул. Но не отстала от них Дорофеева, по-другому рассудила: "Лечить будем!".
Уж коль действительно болезнь эта окаянная мужиков скукожила, то и на нее управу найдем. Стала потихоньку, один на один приставать: "Давай закодируемся. Вот и жена твоя про то же". Одного, другого, третьего уговорила. В город съездили, к врачу сходили. Так ведь и этого оказалось мало. Попробуй еще мужика от "общества" защити. Вот и сочиняли поначалу: "Мишке пить нельзя - у него желчь не проходит. А Ваньке пить нельзя - почки сдают".
Но, как говорится, в деревне не скрыться, не спрятаться. Правда вылезла. И тут не сплошала, горой встала за отрезвленных. "А что ж тут такого, чтоб стыдиться? Вот он-то силы в себе нашел к врачу обратиться, избавиться от болезни. А вы-то до сих пор глыкаете, под забором ночь коротаете, а не возле теплого бока своей жены", - ответит бывало. Почешут затылок мужики, ухмыльнутся.
Перестали друг другу сказки сказывать про больные почки да печенку. Одного за другим открыто стали бабы вытаскивать из беды. А тех, кто за работу старался отблагодарить "чекушкой", воспитывали не на шутку: "Не трогай Ваню, он кодированный!" Ваню своего, а вернее, Ивана Федоровича, из его 72 лет впервые полгода бабушка и видела-то трезвехоньким. Всего же сумела Галина Федоровна отрезвить 126 мужиков.
Но лучшим-то примером для "сумлевающихся" стали сами односельчане. Те, кто прошел курс лечения, успел за полгода-год и себя в порядок привести, и двор свой, и отношения в семье наладить. Кто дом отремонтировал, ворота новые поставил, а кто и машину приобрел (8 машин купили мужики!). Это ли не добрый результат? А сельский народ упертый, если не сказать больше. Видит, что сосед машину купил - сразу азартно встрепенется: а чем я хуже?
Сегодня в Верхнем Жириме жить лучше стали. И техники больше приобрели, и скот развели, пчелами занялись, заготовкой леса. Мужики угомонились, и бабы рядом расцветают. 1 сентября все школьники на линейку собрались, не то что в прошлые годы, когда по 10 - 15 детишек не "обмундировали" пьющие родители. В прошлом году все 16 выпускников поступили в высшие учебные заведения. И что самое приятное - 26 новорожденных зарегистрировала в этом году глава села! Пришлось снова детский сад открывать.
Галина Федоровна успокаиваться достигнутым не собирается. Понимает, что в любой момент кто-то может и сорваться. Оттого особую статистику ведет: кто когда закодировался, кто сколько не пьет, кому помощь требуется... Никакого нарушения прав индивида, "вторжения в частную жизнь" никто в этом не видит.
А еще в "анналах" сельской администрации есть такие красноречивые данные: за период с 94-го по 99-й год в Верхнем Жириме произошло 28 случаев суицида - кто застрелился, кто повесился, кто на тракторе перевернулся (40 детей остались сиротами), а с 1999-го по 2002-й всего один случай. В селе 1038 жителей, из которых, как водится, половина мужчин. И каждый второй -пролеченный, и каждый на особом учете в администрации состоит.
Нелегкую битву за своих колхозников, начатую пять лет назад, конечно, одной бы ей не выиграть. Но рядом были подвижницы-односельчанки, готовые терпеливо бороться за спасение своих мужей, братьев, сыновей. В прошлом году поддержал Галину Федоровну президент республики Леонид Потапов. Ровно год назад был издан его указ о создании совета по охране здоровья при президенте Бурятии. Общественность вроде всколыхнулась - совет старейшин с обращением выступил, медработники их поддержали. А потом накал страстей утих. Дорофеева в 70 километрах от столицы республики живет, не всегда времени хватает достучаться до высоких чиновников. Четыре месяца назад обратилась с письмом к новому республиканскому министру здравоохранения, но ответа до сих пор не получила.
А тем временем ситуация в Бурятии не улучшается: высок уровень отравлений от алкогольной продукции, отмечен рост смертных случаев (в 1999 году - 322, в 2000-м - 377, 2001-м - 553, за 11 месяцев 2002-го - 757). Потребление алкоголя населением за последние 10 лет возросло почти на 50 процентов.
Пока разные ведомства вымучивают противоалкогольные концепции, простая, мудрая сельская женщина борется за каждого тракториста-комбайнера, за каждого подростка своими методами. То чаепития устраивает в клубе, то спартакиады, то конференцию отцов. И все, между прочим, на общественных началах, без финансовой помощи. А еще стращает: "Не позорьте, мужики, жен, детей, село свое. Будете пить - ославлю на всю Россию-матушку".
P.S. Когда верстался номер, нам стало известно, что Верхний Жирим стал победителем республиканского конкурса "Лучшее по благоустройству село".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников