04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛИЦО ЗА КАДРОМ

Нестерова Ольга
Опубликовано 01:01 07 Марта 2003г.
Она - прокурорский работник с большим стажем - еще несколько лет назад никакого отношения к телевидению не имела. Но документальный цикл "Криминальная Россия" задумывался с участием Генеральной прокуратуры РФ и ей предложили стать главным консультантом. Все фильмы созданы на материалах реальных уголовных дел.

К криминальной тематике в нашем обществе всегда был большой интерес, а с 90-х годов - особенно. Появилось много новых видов преступлений. В условиях гласности о них стало можно рассказывать не ради того, чтобы пощекотать обывателям нервы, хотя средства массовой информации этим часто грешат. Светлана Ивановна убеждена, что главная цель ее работы с телевизионщиками - напоминать людям о бдительности, осторожности, чтобы они не стали жертвами преступлений. Криминал, увы, развивается быстрее, чем законодательная база, и успешно пользуется пробелами в наших законах.
- Вот, казалось бы, простая житейская ситуация, - рассказывает Светлана Ивановна. - Сейчас многие люди, не имея достаточно средств к существованию, сдают свою квартиру или комнату внаем. И нередко их обманывают. Так появился фильм "Осторожно: квартиранты". В основе его - уголовное дело о трагической гибели целой семьи в Москве. Бывший квартирант, хорошо знакомый с привычками хозяев, узнал, что они продали дачу, а вырученные деньги хранят дома. Пришел в гости и всех убил. Даже ребенка. Я считаю: такой фильм служит предупреждением беспечным хозяевам.
Или похищения людей... Такого раньше не было. Этот жуткий вид преступлений получил немалый размах. Один "кооператор" в Кировской области держал в погребе под гаражом рабынь. У женщин, которых он заставлял шить вещи на продажу, на лбу стояло клеймо "раб". Пока одна из узниц не убежала, никто даже не подозревал о существовании страшного кооператива. Другая форма работорговли - в сюжете об исчезновении алтайских девушек. Их вывозили в Новосибирск якобы для работы секретарями-референтами, а заставляли заниматься проституцией. По сути, ими торговали. А в фильме "Ростовские оборотни" речь идет о краже сына банкира. Бандиты потребовали за мальчика огромный выкуп. Потом выяснилось: среди них есть бывшие работники милиции - оборотни.
- И все преступники понесли наказание? Ведь, как известно, в российском законодательстве до сих пор нет запрета на торговлю людьми - Госдума только в прошлом месяце взялась за обсуждение такого законопроекта...
- Все дела, которые легли в основу показанных сюжетов, закончены. Следовательно, преступники наказаны. Пока приговор не вступит в законную силу, фильм не может выйти на экран. Моя, консультанта, задача - не нарушить законные права лиц, проходящих по данному делу. А вдруг оправдают человека, который фигурирует в фильме как преступник?
- И что делать в таком случае с почти отснятым фильмом?
- Если Верховный суд отменил приговор, фильма не будет. Отправил на доследование - лежит на полке. Неотвратимость наказания - обязательный компонент показа. Как утверждал герой Высоцкого, преступник должен сидеть в тюрьме.
- Так что можно показывать в документальных фильмах, а что - нельзя?
- Допустим, привлекли к уголовной ответственности педофила. По делу проходят изнасилованные мальчики. Мы не вправе показывать их лица, раскрывать фамилии. Несовершеннолетний станет взрослым, женится, а вдруг, допустим, теща увидит по телевизору, как его в детстве насиловали? Жизнь будет искорежена. Это главное. Ну и человек может подать в суд иск о нанесении ему морального ущерба.
К пострадавшим детям у документалистов вообще должно быть особое отношение. Они и так морально искалечены. Я сама росла сиротой. Отец погиб на фронте, когда я была грудной. Мама умерла рано - и мы остались вдвоем с братом. Но, правда, беспризорниками не были. Учились в сельской школе, где нас и кормили, и одевали. Брат поступил в мединститут, я - в юридический. Так хотела покойная мама. Нынешнюю беспризорность - часто при живых родителях - мне трудно понять.
- Дети в картинах - единственное табу?
- Конечно, нет. Каждый наш фильм - это рассказ не только о преступлении, но и о работе следственного аппарата. Тут тоже есть свои правила. Некоторые следователи, занятые раскрытием тяжких дел, не хотят "светиться" на экране. По их просьбе меняют голос, вместо лиц дают сетку. Кстати, и интервью с осужденным можно снимать только с его согласия. Иногда приговора суда приходится ждать по 3 - 4 года. Все это время я держу дело на контроле.
В материалах дела есть вся доказательная база: и видеосъемки, и фотодокументы. Ни приукрасить, ни приуменьшить ничего нельзя. Адвокаты тут как тут: не было такого эпизода. В противном случае приговор может "полететь".
- А вы верите в торжество правосудия?
- Я оптимист. Хотя продюсер цикла Дэвид Гамбург и режиссер Андрей Карпенко считают, что в этой своей вере я несколько наивна. Были случаи, когда закрадывались сомнения. Например, в Ярославской области банда риэлтеров убивала людей за квартиры. И, подобно сицилийской мафии, "закатывала" в бетон. Не бомжей, не пьяниц, их жертвой стал даже священник. Суд должен был закончиться через месяц. Фильм почти готов. И вдруг судья решает: направить на доследование. Еще полтора года мурыжат... Но в ближайшие дни выйдет фильм тоже с непростой судьбой. Называется "Конец бригады" - некая полемика с известным сериалом. В нем рассказывается о крупнейшей банде Татарстана, на совести которой около полсотни убийств. Когда киногруппа уже приехала на съемки в Верховный суд, стало известно, что накануне перехвачена записка одного из бандитов: мол, в Москву на подкуп судей направлено столько-то миллионов рублей. К счастью, Верховный суд постановил: приговор оставить без изменений. А дали бандитам 180 лет - на 23 человека. Уже снято около 120 фильмов из цикла "Криминальная Россия". Все они заканчиваются одинаково: преступник пойман и наказан. Я считаю очень важным показать неотвратимость наказания - особенно сегодня, когда многие люди разуверились в торжестве закона.
- Вам нравятся телесериалы про "ментов"?
- Некоторые я смотрю с интересом, например, "Бандитский Петербург" или "Марш Турецкого". Там вымышленные герои легко справляются с делами, к Генеральному прокурору открывают двери ногой. Конечно, у нас такого панибратства нет. Все это далеко от действительности.
- Может, просто Генпрокуратура далековата от демократичности?
- По-моему, такое поведение унижает достоинство специалистов.
...Сейчас Светлана Ивановна перешла из Генпрокуратуры в Минюст РФ, но в титрах "Криминальной России" еще долго будет значиться ее фамилия. С ее участием сделано немало фильмов. Она, говорят авторы цикла, их проводник по кругам ада в истории уголовного дела.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников