27 февраля 2017г.
МОСКВА 
1...3°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.48   € 60.45
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭТОТ СИЛЬНЫЙ СЛАБЫЙ ПОЛ

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 07 Марта 2007г.
Завтра - праздник тех, кому природой предназначено вдохновлять мужчин на стихи, подвиги и разные безрассудства. Однако есть женщины в русских (и не только) селеньях, которых трудно назвать слабым полом: они предпочитают сами выступать в роли творцов и героев.

Слова "творец", "поэт" как нельзя более подходят для Марины Цветаевой (1892 - 1941): жеманное словцо "поэтесса" - явно не про нее.
Бог меня - одну поставил
Посреди большого света.
- Ты не женщина, а птица.
Посему: летай и пой!
Эти цветаевские строки стали эпиграфом к биографии "Быт и бытие Марины Цветаевой" Виктории Швейцер. Казалось бы, жизнь и судьба Марины Ивановны давно и хорошо знакомы читателям - хотя бы в общих чертах. И автор, много лет занимающийся "цветаеведением", признается, что в книге "нет никаких открытий", ничего сенсационного... Начав работать над этим изданием, я с радостью обнаружила, что ни мое отношение к личности, жизни и творчеству Цветаевой, ни мои взгляды на ее сложные взаимосвязи с миром, поэзией и людьми не изменились".
Тем не менее недавнее открытие ранее не доступных для исследователей архивов семьи Цветаевых-Эфронов позволило обогатить издание новыми материалами и более полно воссоздать картину быта и бытия великого поэта. "В мире физическом я очень нетребовательна, но в мире духовном нетерпима!" - это кредо Марина Ивановна пронесла через всю свою не слишком долгую жизнь. В книге приводятся не только факты биографии поэта, но и отзывы современников. Например, поэтессу Мочалову шокировало, что Цветаева, придя к ней в гости, "села за письменный стол и начала что-то писать. Я подумала, не снизошло ли вдохновенье, и робко спросила, что она пишет.
- Почему вас интересует? - сердито возразила М. И. - Это моя рабочая записная книжка, у вас тоже такая есть. Дома я бы записать не успела, а тут я могу". А вот друзья Марины Ивановны Елена и Евгений Тагеры этим цветаевским чудачеством гордились: "Значит, она чувствовала себя уютно в их доме..."
Книга для тех, кто предпочитает дешевым сенсациям из жизни знаменитостей спокойные и вдумчивые исследования.
Имя великой американской танцовщицы Айседоры Дункан (1877 - 1927) для нас прежде всего связано с именем Сергея Есенина. Хотя "есенинский период" в ее жизни был недолгим (с 1921-го по 1924 год) а судьба Дункан сама по себе интересна и удивительна. Писатель и публицист Питер Курт на основе архивных документов и свидетельств современников в книге "Айседора Дункан" попытался воссоздать панораму жизни "божественной босоножки".
Ее карьера началась в те времена, когда многие американцы заявляли: "Лучше увижу свою дочь мертвой, чем на сцене". Айседора танцевала с 4 лет, в 11 начала учить других, с 14 гастролировала по ведущим театрам Калифорнии, в 15 "уже значилась в указателе города Окленда в качестве педагога танца". "Танец был некогда самым благородным из всех искусств и таковым должен стать снова, - считала Айседора. - Он должен быть поднят из той глубокой пропасти, в которую был ввергнут". Искусство Дункан, соединившее греческий дух и американскую свободу, оценили в США, Европе, России...
А началось все с "маленькой белой туники да нескольких долларов наличными". Ей приходилось выступать перед публикой развязной и равнодушной ("никто не увлекался, никто не верил") и оказываться на улице без гроша в кармане. Но самое страшное - гибель ее детей в автокатастрофе - было еще впереди.
Как и самое прекрасное - любовь, "самая чудесная штука на свете"... "Я рождена для любви", - утверждала Айседора. Ее самым бурным и долгим романтическим увлечением стал миллионер Парис Зингер - основатель знаменитой компании по производству швейных машинок. Впрочем, в жизненную орбиту Дункан были вовлечены многие известные современники - Роден, Пикассо, Анна Павлова, Сара Бернар, Нижинский, Дягилев... И Есенин, конечно, ради которого она решила выучить русский. На первом уроке преподавательница, дама из "бывших", объяснила ей, как будет по-русски фраза "Это красный карандаш". "Айседора прервала ее, сказав: - Да, все это очень занятно. Но вы бы лучше научили, что мне надо сказать красивому молодому человеку, когда мне хочется его поцеловать... и все такое в этом роде...
Дама была потрясена".
Книга для тех, кому интересна не только Дункан - очередная жена Есенина, но Дункан-актриса, Дункан-личность - сильная и яркая.
"У войны не женское лицо" называлась известная книга Светланы Алексиевич. Однако Юлия Жукова в своих мемуарах "Девушка со снайперской винтовкой. Воспоминания выпускницы Центральной женской школы снайперской подготовки. 1944 - 1945 гг." показывает как раз женское, точнее девичье, лицо войны. Без стилистических изысков, подробно и просто. На момент поступления в Центральную женскую школу снайперской подготовки (ЦЖШСП) Юле исполнилось 18, другим курсанткам - столько же или чуть больше. Программа обучения предназначалась не для юных барышень: тактическая, огневая, строевая, физическая, политическая подготовка. Знание наизусть уставов Красной армии и материальной части винтовок, пистолетов, автоматов и пулеметов... Маскировка и ориентирование на местности, ползание по-пластунски... Тренировка наблюдательности, твердости руки. Приемы рукопашного боя и метания гранат...
Помимо военно-учебных сложностей были тяготы бытовые. Девушек кормили хорошо ("по фронтовым нормам"), но они никак не могли научиться быстро есть и ходили голодные. "Стали хитрить: в столовой ели без хлеба, чтобы быстрее управиться, а хлеб брали с собой. Завернем в какую-нибудь бумажку или тряпочку - и в сапоги или в карманы брюк... И вот однажды, когда вернулись мы из столовой (ходили всегда строем), на плацу перед школой выстроили нас в две шеренги, передней дают команду: "Сесть, снять сапоги!" И посыпались на землю куски хлеба, сахара вперемежку с носовыми платками и прочей мелочью. Было на что посмотреть! Мы, стоявшие во второй шеренге, начали незаметно перекладывать все из сапог в карманы. Вот наивность! Раздается команда: "Вторая шеренга, вывернуть карманы!" Подъем то в шесть утра, то полпятого... Занятия и в дождь, и в снег, а сушиться негде: "На ночь под простынкой расстилали мокрые вещи, тщательно расправляли, чтобы не было складок и морщинок и сушили своим теплом. Спишь как в компрессе..." А ведь это еще не война - только подготовка к ней, фронт был впереди...
Книга для тех, кто предпочитает беллетристике документальность. Во вступлении автор обещает "честно и правдиво рассказать о трагическом, но и героическом времени": "Просто напишу, ничего не приукрашивая, но и не сгущая краски, как я воспринимала те события, что ощущали, что делали я и мои товарищи, близкие, родные". И обещание выполняет.
Благодарим за предоставленные книги торговый дом книги "Москва" (Тверская, 8).


Loading...



Президент США Дональд Трамп ужесточил миграционную политику и запретил въезд в страну гражданам семи мусульманских стран. Поддерживаете?